В поисках правды

Что такое документальный театр и актуален ли он в современной России? На вопрос «Театрала» отвечают эксперты номера

 

Кому нужна правда жизни


Нужна ли сегодня театральному зрителю правда жизни? Еще несколько лет назад этот вопрос мог бы показаться риторическим, потому что правды жизни хватало и в жизни, а зритель шел в театр скорее для того, чтобы от этой правды отдохнуть, приобщившись к светлому, доброму, вечному. Но прошло всего ничего (по сравнению с вечным), и мы вдруг стали замечать, что в нашей жизни остается все меньше места для правды. Телевизор окончательно превратили в ящик разврата и пропаганды, радио погрузилось в шансон и ретро, а печатные СМИ в большинстве своем покорно отдались тем, кто больше платит за собственную правду. В таких «веселых» условиях казалось, что нашей широкой публике осталась либо привычная кухня, либо бездонный Интернет. Но жизнь, к счастью, богаче привычностей. Поэтому Болотная площадь и проспект Сахарова вдруг стали собирать десятки тысяч людей, умеющих думать и чувствовать. А по российским городам и весям один за другим начали возникать документальные театры, которые по своим аншлагам все увереннее конкурируют с классическими собратьями. И пусть они пока уступают по количеству зрителей, по размерам залов и по вниманию критики, но остроты тем и правды жизни на их сцене уже значительно больше, чем у коллег по более традиционному цеху.

Во время недавней церемонии премии «Звезда Театрала» одну из наград в номинации «Театральный эксперимент» мы вручили спектаклю «БерлусПутин», который собрал огромное количество голосов в нашем интернет-голосовании. Сыгранный на Чистых прудах перед тысячами участников акции «ОккупайАбай», он стал настоящим событием для просыпающейся от летаргии столицы. Сегодня вряд ли кто-то вспомнит, зачем протестующие граждане собирались на Чистых прудах и какую правду жизни они там обсуждали, но о спектакле и помнят, и говорят, и ждут новых.

Вероятнее всего, следующим прорывным шагом документального театра станет покорение Интернета. Уличные и полуподвальные площадки, которые существовали во все века и по всему миру, сближая документальные театры со своей аудиторией, теперь сменятся многомиллионной аудиторией виртуального мира. И любой подвал, чердак или домашняя кухня смогут в один миг собрать тысячи зрителей из любых уголков планеты, которые в режиме онлайн будут смотреть, сопереживать и при желании даже участвовать в живом действе. При такой открытости мира и нашей цифровой действительности режимы вчерашнего дня, уповающие на пропагандистский телеящик и ручные СМИ, так же обречены на вымирание, как и забронзовевшие театральные структуры, избегающие правды жизни. Она, эта правда, уже не желает умещаться на кухне и сворачиваться в шепот. Она выплескивается на площади и улицы, она бурлит в Интернете, она стучится в двери театра и во властные стены. Ее можно слышать или не слышать, замечать или нет, но это уже ничего не изменит, потому что она есть. Как жизнь. Как правда. И как документальный театр. Поэтому вопрос о том, нужен ли такой театр сегодня широкому зрителю, уже звучит риторически. И особенно – в нашем нескучном Отечестве.

Елена Гремина:

– «Театр.doc» девизом взял слова немецкого режиссера Райнера Фасбиндера: «Если ты не можешь изменить действительность, ты можешь описать ее». В начале 2000-х мы начали описывать быстро меняющуюся реальность с помощью технологии «вербатим». Сегодня в Москве несколько театров ставят документальные спектакли. Вне Москвы этот процесс тоже активен: Борис Павлович сделал спектакль о современной Вятке в кировском театре «На Спасской», Роман Феодори – о Барнауле и Красноярске, Андрей Май – о городе Черкассы. Как правило, зрители узнают себя в тех персонажах, которые выходят на сцену. Мы получаем много приглашений из провинции с просьбой приехать и помочь поставить с местными артистами документальный спектакль о житье-бытье города и людей в нем. У публики это пользуется большим успехом. Мы развиваем направление свидетельского театра, где на сцене присутствуют не актеры, а реальные свидетели взволновавшего общество события.

Оксана Мысина:

– Очень люблю документальный театр. Из последнего, что я видела там, – свидетельский показ «Pussy Riot. Продолжение», подготовленный режиссером знаменитого спектакля «БерлусПутин» Варварой Фаэр. Нам показали Россию в том виде, в каком ее по телевизору не увидишь, без лукавства монтажа. Мордовский край – сплошные бараки и бесконечные бетонные заборы с колючей проволокой. Со времен «Архипелага ГУЛАГа» ничего не изменилось. Ощущение брошенной после войны планеты. И там отбывают наказание две интеллектуалки, у которых дома маленькие дети.

После таких показов возникает ощущение, что ты стал частью ситуации. Зрители относятся к документальному театру очень серьезно, не как к культурному досугу. В проектах «Четвертого театра» общества «Мемориал» я участвовала как актриса – читала письма заключенных из архива «Мемориала».

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • «В опасности все и всегда»

    «Театрал» продолжает следить за расследованием дела театрального педагога Александра Березкина, которого уже почти три месяца держат в СИЗО. На днях Мосгорсуд вновь продлил меру пресечения, хотя потерпевшая призналась, что соврала. ...
  • Александр Березкин: «Поддержка для меня много значит»

    17 августа в Общественной палате РФ прошел круглый стол, где обсуждали положение детских школ искусств в России. Настоящим взрывом стало выступление доцента Московской консерватории Михаила Лидского, который говорил на самую страшную тему – ложных клеветнических обвинений в педофилии, которые уже сейчас прошлись катком по судьбам людей. ...
  • «Казус Березкина»: в поддержку педагога, попавшего в «план по педофилам»

    Продолжается расследование дела театрального педагога Александра Березкина, обвиненного в развратных действиях по отношению к несовершеннолетней. Дело возбудили на основании заявления одной из родительниц... За педагога вступилось множество его коллег, родителей его воспитанников. ...
  • Помощник бухгалтера «Седьмой студии» заявила о давлении следствия

    В понедельник, 15 июня, на заседании в Мещанском суде помощник бухгалтера «Седьмой студии» Элеонора Филимонова отказалась от данных ранее показаний, она сообщила о давлении на нее следствия.   Свидетель по делу «Седьмой студии» Элеонора Филимонова заявила, что помогала бухгалтеру «Седьмой студии» Нине Масляевой с оформлением документов, о хищениях ей известно в тот период не было. ...
Читайте также