Виктор Добронравов

«Мой Онегин должен мучиться»

 
В нашумевшей премьере Театра Вахтангова «Евгений Онегин» Виктор Добронравов играет молодого Онегина, образ которого далек от привычных трактовок. У Добронравова получился эгоистичный герой, почти циник, едва ли не злодей, который оказался не способен на искреннее любовное чувство. Он не разглядел в Татьяне «законченности и совершенства» - не увидел ее душевной прелести ни в деревенской глуши, ни в столичном свете. Но любопытно, что сам артист не похож на своего героя. В интервью «Театралу» Виктор Добронравов рассказал о душевной гармонии и о том, как важно научиться правильно расставлять жизненные приоритеты, чтобы… не повторять онегинских ошибок.
– Виктор, главным действующим лицом спектакля Римас Туминас сделал не Евгения Онегина, а Татьяну, которая «русская душою». Как вы восприняли эту идею?

– У Римаса свое видение материала, свое видение Пушкина. Он часто говорит о том, что не нужен текст, не нужны интонации, не нужны какие-то отношения, а нужны истории, нужны люди, которые интересны на сцене, нужны их судьбы. Я играю молодого Онегина и хотя остерегаюсь оценивать, могу точно сказать, что Туминас не любит Онегина. Ему кажется, что и Пушкин его не любил, поскольку даже убить не захотел в конце – пусть мучается.

– А как вы считаете, если бы Онегин жил в наше время, каким бы он был?

– Не знаю. Сейчас общество настолько разностороннее, что я и сам не понимаю, что значит быть современным. Надо разделять взгляды правящей элиты или надо быть в оппозиции, надо быть политичным или аполитичным? Что из этого «современнее»? Каждый выбирает по себе. Поэтому я не знаю. Может быть, он жил бы, как у Пушкина – анахоретом. Сидел бы в каком-нибудь таунхаусе или на даче в Подмосковье и писал стихи, эпиграммы. Или, наоборот, мог быть эпатажным, заниматься светской жизнью, а скорее псевдосветской. Ответ на этот вопрос может быть очень расплывчатым. Никаким, если хотите. Можно набросать несколько разных вариантов, и все они в принципе подойдут.

Опять же в данном случае речь идет не о написанной поэме Александра Сергеевича Пушкина, а о спектакле, который ставит Римас Туминас. А постановки Туминаса – это всегда личный взгляд, личное отношение к автору, отношение к любви, к женщине, к жизни…

– Раз мы заговорили о современности, хочется спросить: насколько вам, как артисту, важно то, что происходит за окном? Иначе говоря, следите ли вы за общественными настроениями, ходите на митинги?

– Нет- нет. Политика мне крайне неприятна. Конечно, мы не должны быть равнодушными к тому, что происходит в государстве, но моя гражданская позиция заключается в том, что я работаю в театре и выхожу на сцену. А нас всегда учили, что сцена – это зеркало общества, и многое из того, что происходит в театре, отражает то, что происходит в обществе. Поэтому я не могу сказать, будто я граждански равнодушен. Но опять же ходить на митинги, кричать, размахивать флагами я не считаю целесообразным.

– Но все же есть вещи, на которые нельзя не обращать внимание…

– Это очень сложный вопрос… Общество, как российское, так и мировое – оно больно. Я считаю глупым, что, например, приезжает Мадонна в Петербург, дает концерт, а ей предъявляют иск в суде за то, что она поддерживает гомосексуальное движение. Это бред! Потому что люди нетрадиционной ориентации такие же граждане, как и все остальные. Но при этом… Подобные скандалы кому-то нужны. Например, во Франции, где хотят принять закон об однополых браках, много мужчин, которые усыновляют ребенка и живут с другим мужчиной. И никакой шумихи вокруг этого нет. Пусть живут, как им нравится. Но если вы мне скажете, что завтра такое же начнется в России, то я заявлю, что нет, в России такого быть не может. Наше общество к этому не готово. У нас другой менталитет, другая страна.

История нашей страны – она совсем другая. Мы сейчас очень молодая нация, потому что та великая страна, великая империя, которой Россия была в начале двадцатого века, разрушена в 1917 году. Потом на протяжении семидесяти лет люди жили в другом мире, на другой планете, мозги, в конце концов, стали другие. А сейчас мы живем в такой стране, где непонятно, что будет завтра.

– Некоторых ваших коллег, между прочим, именно это и настораживает. Например, актер Алексей Серебряков, покидая Россию, тоже говорил, что не понимает общества, в котором живет…

– Лично я уезжать из России не хочу – никогда и не думал об этом. Но есть у меня мечта, чтобы мои дети были гражданами мира: знали несколько иностранных языков, чувствовали себя полноценными людьми в любой стране. Мне очень жаль, но мои родители, мои бабушки, дедушки не могут разговаривать на английском языке, хотя сейчас это просто необходимо. И они в этом смысле обделены очень. Общество должно стремиться к тому, чтобы его граждане расширяли свой кругозор и повышали образование. Таким образом, мы формируем лицо своего человека, своего народа за границей. Потому что мы страна великой культуры. Многие виды искусства числятся за Россией – у нас множество писателей, художников и композиторов с мировым именем. Но поскольку основная масса людей лишена возможности свободно общаться на другом языке, складывается не очень благоприятный портрет выходца из России. Корни этого надо искать в Советском Союзе, когда был «железный занавес», когда мы жили в замкнутом пространстве на этой огромной планете.

– Вы упомянули родителей, и хочется спросить о вашем отце Федоре Добронравове. Не мешает ли вам в творчестве его колоссальная популярность? Как известно, многие актеры не любят, когда их начинают сравнивать друг с другом…

– Эта известность мешает в первую очередь моему отцу. У него очень мало свободного времени, которое он мог бы провести с семьей. И в те редкие часы, когда у него появляется возможность отдохнуть, он не может выйти на улицу. Потому что прохожие буквально атакуют его. И если раньше просто просили автограф, то сейчас, когда у каждого в кармане фотоаппарат или мобильный телефон с камерой, все хотят с ним сфотографироваться. Это как лавина: один человек подошел и… собирается толпа. А отказывать папа не умеет. И это беда. Поэтому популярность ему мешает.

А мне нет – не мешает. Я счастлив и горд, что моего папу любят во всем мире. В какую бы страну мы ни приезжали, у него везде находятся поклонники. Но в плане моего «карьерного» роста – здесь все зависит только от меня.

– Вы, как и ваш отец, очень много работаете – и в театре, и в кино, и в антрепризе…

– И в мюзиклах тоже. У меня были такие проекты, как «Красавица и чудовище» – масштабный проект совместно с голландцами и американцами. Была работа в прекрасном спектакле «Обыкновенное чудо», где я играл министра-администратора. Сейчас я участвую в мюзикле «Любовь и шпионаж» с Ларисой Долиной, играю в музыкальном спектакле «Я – Эдмон Дантес» в постановке Егора Дружинина. Для меня это такая большая страница музыкального театра. Не музыки на сцене, а музыки в театре. Хотя и в Театре Вахтангова у нас тоже есть музыкальные спектакли и танцевальные, и оперетты.

– Судя по тому, что вы успеваете участвовать во всех этих проектах, человек вы очень организованный…

– Откровенно говоря, всегда думал, что я раздолбай, выражаясь интеллигентно. Но вдруг я понял, что перед премьерами или экстренными вводами, когда надо кого-то спасти, не подвести, выручить, у меня начинаются стрессы, я плохо сплю, плохо ем. То есть подхожу к этому очень серьезно и ответственно, сам того не ожидая. Ну конечно, быть организованным в одиночку я бы не смог, есть очень много людей, которые мне помогают в этом. И в театре есть люди, которые занимаются расписанием и в отдельных проектах, и в антрепризе, и в музыкальных спектаклях. Есть те самые бойцы невидимого фронта, которые всегда позвонят, подскажут, напомнят. Об этих людях вообще редко когда заходит разговор, но я хочу сказать им огромное спасибо за все, что они делают. И режиссерскому управлению в театре, и помощникам режиссера на спектаклях.

– Как-то сразу представила вас с «Оскаром» в руках: «Спасибо всем, кто мне помогал, спасибо моим родителям…»

– Я еще не репетировал речь для вручения «Оскара». Но родителям действительно очень благодарен за то, что они нам много помогали и продолжают это делать и сейчас. Когда у нас родилась дочь, моей жене пришлось нелегко. До этого Саша была в центре внимания, и жизнь, работа кипели вокруг нее. А с рождением ребенка она стала постоянно находиться дома, и это было для нее непривычно тяжело. Я не мог помочь ей, потому что, как всегда, много работал. А родители всегда готовы прийти на помощь, остаться с Варей, подстраховать нас. С такими тылами любая проблема решается.

– Многие читатели до сих пор считают вас завидным женихом, вы ведь не афишировали свою свадьбу, не создавали вокруг нее шумихи...

– Никогда не попадал в списки завидных женихов и никогда к этому не стремился. Понимаю, что все это часть профессии – светская жизнь, глянцевые журналы, но мне это совершенно не близко. Я не хочу, чтобы в журналах писали о том, сколько у меня пар обуви, какого цвета кухня и какого размера кровать. Не осуждаю своих коллег, каждый живет по-своему, но это не мое. И так живет вся моя семья. Мой папа артист такой популярности и известности, с которой мало кто может сейчас соперничать. Но, согласитесь, он нигде не тусуется, его сложно увидеть на каком-то мероприятии, если это не премьера, в которой он сам участвует. Папа предпочитает добиться признания своими работами. И любовь зрителей пришла к нему через роли, а не через количество фотографий в глянцевых журналах. Ни я, ни мой брат (актер Иван Добронравов. – «Т»), ни папа не выставляем напоказ свою личную жизнь.

– А вы заметили – в вашей жизни что-то изменилось с рождением дочери?

– Да, появилась внутренняя гармония, о которой я прежде понятия не имел. Раньше жил и все время чего-то ждал: вот сейчас пройдет осень, потом зима, а потом будет весна… Вот здорово. А весна пройдет, вообще будет классно – наступит лето. Вслед за этим наступит осень, затем зима, а потом снова полгода ждать тепла. А сейчас я уже ничего не жду. Мне прекрасно круглый год. И я чувствую себя просто потрясающе. Полюбил осень: грибы, листопад, дача… Зима – здорово: лыжи, снежки, в баньке попариться. То есть море удовольствия. И это помимо работы, которая не прекращается. Потому что заканчивается работа в театре и наступает пора для съемок. Съемки, поездки, гастроли, когда пытаешься выцепить недельку, чтобы отдохнуть с семьей, увидеть родных. Это бесконечный такой клубок, который, собственно, и называется «жизнь».

– У вас день рождения 8 марта, как у Андрея Миронова. Его мама Мария Владимировна, говорила, что «Андрей – подарок женщинам к 8 Марта». А ваша мама так не говорит?

– Нет, но по странному стечению обстоятельств с Мироновым меня связывает не только общий день рождения, но и то, что я играю несколько мироновских ролей. В Театре Вахтангова я играю Флоридора в «Мадемуазель Нитуш». Играл Фигаро в Щукинском училище, где моей партнершей была Саша Стрельцина, дочь Нины Корниенко, исполнительницы роли Сюзанны в спектакле с Мироновым. Потом я играл министра-администратора в «Обыкновенном чуде». Получается, что Андрей Миронов все время рядом со мной.

…Откровенно говоря, я абсолютно не чувствую, что мне уже тридцать лет. Внутренне мне восемнадцать лет. Ощущаю себя мальчиком, и мне кажется, что только неделю назад я окончил институт.

– А уже так много сделано. И сколько еще предстоит. Вы ведь сейчас готовите еще одну премьеру в Театре Вахтангова?

– Да, в конце марта должны выпустить «Школу злословия» Шеридана, где я играю Джозефа Сэрфеса – одного из двух братьев. Ставит пьесу Григорий Дитятковский, замечательный режиссер, с которым интересно работать. У нас есть уникальная возможность узнать другую школу. Он предлагает много необычных ходов, и мы стараемся за ним успевать. Работа обещает быть очень интересной, яркой, музыкальной.

Вообще, получается такой парадокс – когда у артиста много работы, это прекрасно. Но в то же время из-за этого часто страдают близкие люди. И необходимо в какой-то момент успеть остановиться в этом диком вихре и увидеть людей, которые рядом с тобой. Но зачастую не успеваешь этого сделать. Куда-то бежишь, торопишься, не ходишь в театр к папе, нет возможности пойти к брату на премьеру, и бежишь дальше, дальше, и все тебе некогда. Поэтому важно научиться расставлять приоритеты и разбираться в каких-то жизненных ситуациях. Уделять больше внимания своей семье и себе тоже. Вот к этому надо стремиться. Этому я сейчас и учусь.


Поделиться в социальных сетях:



Читайте также

  • Филипп Гуревич репетирует «Войцека» в Маяковке

    11 и 12 марта в Театре Маяковского, на Сцене на Сретенке, премьеру «Войцек» – в жанре «обыкновенная трагедия» – выпустит режиссер Филипп Гуревич. Предсмертная пьеса 23-летнего Георга Бюхнера про полкового цирюльника, который убил из ревности жену и был приговорен к казни, стала всемирно известным сюжетом. ...
  • Гастроли Театра Моссовета пройдут в Петербурге

    Театр Моссовета едет с гастролями в Петербург. Показы двух премьерных спектаклей пройдут на сцене ДК Выборгский в предстоящий weekend, 4 и 5 февраля. 4 февраля состоится показ спектакля Павла Пархоменко «Соло для часов с боем». ...
  • Et Cetera отметил юбилей премьерой «Мандат»

    Владимир Панков, создатель студии SounDrama и художественный руководитель Центра драматургии и режиссуры, поставил к 30-летию театра Et Cetera «Мандат» Николая Эрдмана. 2 ферваля, в день юбилея, состоялся первый показ. Премьерные показы пройдут также 3, 23 и 24 февраля. ...
  • Театр НеНормативной пластики готовит премьеру

    9 и 10 февраля на площадке «Скороход» в Петербурге Театр НеНормативной пластики покажет премьеру «Любовь во множественном числе».  Постановка Романа Кагановича и Максима Пахомова – это одиннадцать вариаций на тему любви: череда комических и трагических сюжетов. ...
Читайте также

Самое читаемое

  • «Анна Каренина» Римаса Туминаса в Тель-Авиве

    25 января в израильском театре «Гешер» Римас Туминас представил премьеру спектакля «Анна Каренина». На одном из первых показов побывала театральный блогер Нина Цукерман, публикуем ее отклик на эту постановку. ...
  • Дмитрий Назаров с супругой уволены из МХТ

    Народный артист РФ Дмитрий Назаров и его супруга актриса Ольга Васильева уволены из МХТ им. Чехова, сообщает «МК» со ссылкой на приказ художественного руководителя театра Константина Хабенского.   Причиной увольнения называют позицию супругов против СВО, которую артисты высказывали публично. ...
  • Сомнения юности

    В Театре им. Моссовета поставили спектакль по одноименной пьесе Сергея Решетнева, победившей в конкурсе пьес «Московские истории», который театр проводил при поддержке Департамента культуры Москвы. Авторству драматурга принадлежат и стихи для песен – их артисты исполняют в спектакле вживую под аккомпанемент небольшого оркестра. ...
  • Иван Панфилов: «У мамы тонкое чувство юмора»

    В 2018 году в преддверии юбилея легендарной Инны Чуриковой «Театрал» побеседовал с сыном актрисы Иваном ПАНФИЛОВЫМ. Сегодня в память об актрисе мы вновь публикуем это интервью.    – Иван, что для вас значит быть сыном поистине легендарной актрисы? ...
Читайте также