Идеальное зеркало

Спектакль Константина Богомолова считают провокацией

 

Об этом спектакле шумят, билетов на него не достать, и важные персоны включают его посещение в джентльменский набор мероприятий, положенных нашему истэблишменту. Спектакль Константина Богомолова плюет этому истэблишменту в лицо, а тот сидит себе в партере на лучших местах и радостно аплодирует в такт музыке.
Фото: Михаил Гутерман Оскар Уайльд, чья пьеса «Идеальный муж» легла в основу спектакля, писал когда-то о ярости звероподобного Калибана на свое зеркальное отражение. Нынешним же калибанам целых четыре часа демонстрируют на сцене МХТ их отражение, но они рады до визга и несут на сцену дорогие букеты. Таковы предельно циничные правила современных общественных игр, но спектакль, кажется, учитывает и их.

Текст пьесы заново составлен Богомоловым из пьесы «Идеальный муж» и романа «Портрет Дориана Грея», отрывков из «Фауста» Гете, «Ромео и Джульетты» Шекспира, а также чеховских «Трех сестер», из современной попсы и советской эстрады, из песни Булата Окуджавы и рекламы майонеза… Перед нами обильное рагу с грубо смешанными ингредиентами и острыми приправами. Сам Богомолов назвал слово «трэш» в качестве жанра своего спектакля. Он беспощадно хлещет им по трэшу нашей жизни, но сам периодически в него скатывается – невыносимо много попсы, анилиновых красок, экранов и микрофонов. Однако если попытаться выпарить из этого соль, то окажется, что мы давно ждали от театра таких острых, концентрированных кристаллов.

Фото: Михаил Гутерман Столпов английского общества заменила в спектакле нашенская элита. У Уайльда история тоже была достаточно циничной – срывая покровы аристократического благочестия, автор обнажал за ними и государственное преступление, и властолюбие, и шантаж. Так что и его happy end отдает отчетливой иронией. Но у Константина Богомолова хороший конец заранее отброшен, а на место иронии заступает злющий сарказм. Лорд (Игорь Миркурбанов) – бывший киллер, а ныне поп-звезда, фальшивая до кончиков ногтей. Его друг Роберт (Алексей Кравченко) – министр-пахан, которого к тому же связывают с Лордом нетрадиционные отношения. У Гертруды (Дарьи Мороз) и Роберта есть головокружительные банковские счета, а такие супружеские узы куда прочнее любых других. Шантажистка Чивли (Марина Зудина) остается на бобах не в результате разоблачения, а потому, что «идеальный муж» Лорд любит… другого. Пошлый папаша Лорда (Александр Семчев) куда конкретнее уайльдовского почтенного отца потрясает военными медалями и учит сыночка родину любить. Сергею Чонишвили отданы тексты Дориана Грея, и он, напялив бутафорскую шекспировскую корону, развивает тему властной вседозволенности. «Опущенные» до рублевских выскочек три сестры болтают о пользе труда, который им не ведом.

Фото: Михаил Гутерман На сцене разворачивается лихая и тошнотворная вакханалия из псевдопатриотических и псевдохристианских проповедей, из крокодилова милосердия, разрушенных культурных кодов и невозможно глянцевой красоты всех оттенков – от хайтековских интерьеров поп-идола до дворцовых музейных залов с личной коллекцией министра, нашего, так сказать, любителя прекрасного. Ключевая тема Оскара Уайльда о красоте, которая выше жизни, претерпевает дьявольскую эволюцию. Здесь нахально дразнит и провоцирует шикарная красотища, та самая, которая заливает потоками экраны, страницы журналов и мозги соотечественников. Та самая, где в одно несъедобное варево брошены и статуя Аполлона, и пьесы Чехова, и полезный майонез «Ряба». Физиономия отечественного Калибана в зеркале мхатовской сцены впечатляет сильно.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Ноябрьский «Театрал» уже в продаже!

    На страницах свежего номера (см. подписка и где купить) вы прочтете: - какие сюрпризы для зрителей готовит Максим Аверин; - кто стал лауреатом премии «Звезда Театрала» в номинации «Легенда сцены»; - чем Александра Ширвиндта беспокоит «удалёнка»: авторская колонка артиста в «Театрале»; - почему Сергей Женовач увидел в «Старухе» злободневность; - как Валентина Талызина искала «свой путь в искусстве»; - что для Александра Збруева дороже всего на свете; - зачем Роман Виктюк на каждом спектакле обращается к Богу; - о чем Дмитрий Крымов рассуждает в премьере «Школы современной пьесы»; - чем Марине Неёловой приглянулось новое произведение Евгения Гришковца; - как Театр им. ...
  • «Вся поэзия театра»

    Не случайно Дмитрий Крымов назначает премьеры в свой день рождения – 10 октября, уж точно не для того чтобы, как он шутит, «гостей не звать домой». Просто каждый спектакль – это история из его жизни, а в день рождения хочется вспомнить то, что дорого сердцу – из детства, из юности, из главного. ...
  • Смерть автора

    В «Студии театрального искусства» начали сезон с Хармса, освобождающего смеха и мёртвой старухи, от которой никак не избавиться, как от фантомов советского прошлого или вездесущего ковида. Сергей Женовач оставляет за зрителем право на обе версии, но делает акцент на трагической невозможности творить. ...
  • «Театрал» октября уже в продаже!

    На страницах свежего номера (см. где купить и подписка) вы прочтете много интересного, и узнаете о том: - почему российские деятели культуры обеспокоены ситуацией в Белоруссии; - как актер Анатолий Белый относится к внутренней свободе и гражданской позиции; - чем театральное сообщество отреагировало на приговор Михаилу Ефремову; - что думает главред «Театрала» Валерий Яков о праве художника на слово и дело; - за кого голосуют зрители: шорт-лист премии «Звезда Театрала»-2020; - чем объясняет увольнение сотрудников Театра им. ...
Читайте также