Стекло и плоть

Марина Неёлова сыграла назойливую мамашу

 

Выпуская свой третий спектакль в Театре наций (до этого были «Сиротливый Запад» МакДонаха и «Шоша» Башевиса-Зингера), режиссер Туфан Имамутдинов сделал ставку на звезду первой величины, пригласив на роль Аманды в «Стеклянном зверинце» блистательную Марину Неёлову. Кстати, прима «Современника» впервые ступила на чужие подмостки в качестве гостьи, но сразу стала хозяйкой положения.
Фото: Михаил Гутерман
Знаменитую пьесу Теннесси Уильямса молодой режиссер ставил без оглядки на прошлые опыты, коих было много, как событийных, так и вполне себе средненьких. Кажется, и не слишком пытался вникнуть в своеобразный, словно бы двоящийся мир драматурга, с его синтезом бытовой истории и почти символических если не выводов, то хотя бы намеков. «Простая история» из жизни одной американской семьи здесь явно вышла на первый план. Все же остальное считывается из сценографии Елены Степановой, поместившей персонажей «Стеклянного зверинца» в двухъярусную конструкцию из сложно собранной упаковочной тары. Получился фантазийный картонный домик с проемами и прорехами, порой окрашивающимися в яркие зеленые или алые, кажущиеся «потусторонними» здесь тона.

Фото: Михаил Гутерман Марина Неелова играет Аманду, мать этого «захудалого рода», в котором и остались только аутичная дочь Лаура (Алла Юганова) да нервически неприкаянный сын Том (Евгений Ткачук). Играет бенефисно и ярко, но без намеренного «премьерства», отчаянно пытаясь подтянуть к себе молодежь. Она и впрямь ведет их, как мать, даже в случающихся бытовых накладках. Неожиданно во время спектакля какая-то тугоухая зрительница вдруг вскрикивает: «Громче!» Испуганные актеры едва не впадают в ступор. «Дальше, дальше!» – шепчет Неелова – Аманда, поглаживая по плечу Лауру, спасая затормозивший было диалог. И все удивительным образом налаживается...

Аманда Нееловой похожа на даму без возраста, перепорхнувшую прямо из легкомысленной юности в тягостную зрелость, миновав период взросления. Смешной розовый бантик на седых кудряшках, «крылатые» очки, «вспархивающие» жесты. Своей назойливой опекой она способна довести сына до зубовного скрежета. Даже чашку кофе нельзя выпить самостоятельно, даже уйти: мама вцепится в полы его куртки и поедет следом прямо в кресле. Она способна довести дочь до обморока своим гипертрофированным сватовством Лауры – Югановой за «мимо проходящего» Джима (Павел Кузьмин).

Фото: Михаил Гутерман Марина Неелова – Аманда послушно следует указаниям дирижерско-режиссерской палочки Туфана Имамутдинова, но ее мелодия роли – джазового свойства. Не выпадающая из предложенного постановщиком комедийного, до гротеска доходящего жанра, она импровизирует. То с легкостью берет верхнее, почти водевильное «до», то спускается в низкий регистр драмы. Играет с эмоциями, перепадами настроения. Не форсирует трагические нотки, но явственно дает их услышать.

Этому еще очень молодому спектаклю, конечно, предстоит повзрослеть, подтянуться, набраться сил. А возможности есть, потому что есть камертон и настоящий подарок творческой судьбы. С конкретным именем – Марина Неелова.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Вышел в свет майский «Театрал»

    На страницах заключительного весеннего номера (см. подписка и где купить) вы прочтете: - как в Малом театре сошлись все зведы: фоторепортаж о премьере «Мертвых душ»; - что всегда восхищало Александра Ширвиндта в Георгии Менглете; - зачем Сергей Женовач обратился к Юрию Олеше; - что Евгений Водолазкин считает главным в разговоре о войне; - чем современное законодательство напоминает Михаилу Федотову театр абсурда; - почему большинство зрителей мечтают о продлении театрального сезона: колонка главреда Валерия Якова; - где Таисия Вилкова решила «играть по-крупному»; - чем интересна мировая премьера «Орландо» в Большом театре; - какие фильмы о войне предпочитает Григорий Антипенко; - кого выбирает публика: продолжается прием заявок на премию «Звезда Театрала»; - почему продюсер Леонид Роберман считает себя волком-одиночкой; - кто приедет на продюсерский фестиваль в Театр им. ...
  • Заговор «лузеров»

    Устойчивый интерес Сергея Женовача к литературе 20-х и 30-х годов уже сложился в цикл спектаклей о ранней Стране Советов: Эрдман, Булгаков, Хармс, теперь – Олеша. И «сшит» этот театральный гипертекст темой «лишнего человека», которого эпоха выдавливает, как пасту из тюбика. ...
  • Хроники времен пандемии

    «#ЛечитьСпасатьЛюбить» - новая постановка Владимира Кузнецова на сцене Владимирского театра. Спектакль-вербатим рассказывает об эпохе ковида, о ее героях и жертвах, о ее буднях и трагедиях. Спектакль создан в жанре хроники. ...
  • «Я не тот, кто ты думаешь»

    В последние дни марта на Новой сцене Большого театра прошли показы «Орландо» – мировой премьеры немецкого хореографа, художественного руководителя Балета Цюриха Кристиана Шпука по одноименному роману Вирджинии Вулф. ...
Читайте также