«Посещать русский театр нынче модно»

Наш журнал продолжает рассказ о театральной жизни стран СНГ

 

Худрук Тбилисского театра имени Грибоедова Автандил Варсимашвили неисправимый оптимист. Жаловаться не любит. Однако еще лет десять назад поводов для жалоб было слишком много. Он возглавил театр в 1999 году, когда труппа была на грани распада, и за прошедшее время поставил на ноги тяжело больной театр.
– Автандил, как получилось, что Театр Грибоедова достался вам в столь плачевном состоянии?

– Вспомните, что творилось в СНГ в 90-е годы. Те же проблемы коснулись и нашего театра. Многие замечательные актеры уехали из Грузии, а в театральный университет перестали набирать русскую группу. Поэтому к театру прибились малопрофессиональные люди. Их принимали в коллектив, поскольку они могли играть на русском языке. Впрочем, игрой это назвать было довольно трудно. Поэтому первым делом я пригласил в наш театр популярных грузинских актеров, владеющих русским языком. И постепенно зрители вернулись в этот зал, потому что им захотелось посмотреть на своих кумиров, играющих на русском. Но профессионалов все равно не хватало. Тогда я договорился с ректором Университета театра и кино, чтобы он открыл курс подготовки актеров для русского театра. Курс был целевой. Его выпускники и пополнили нашу труппу. Между прочим, этот проект прижился, и в прошлом году состоялся уже третий выпуск русского курса.

– Насколько я знаю, не в самом лучшем виде было и здание театра – требовался капитальный ремонт…

– Сначала мы пытались сделать что-то самостоятельно. Но потом поняли, что это нам не под силу и обратились за помощью к фонду «Карту» и меценату Бидзина Иванишвили, нынешнему премьер-министру Грузии. Он сделал нам фантастический подарок в виде ремонта, после которого по техническому оснащению наш театр стал лучшим в республике, а может быть, и одним из лучших в мире. Достаточно сказать, что гости Тбилисского международного театрального фестиваля стремятся выступать именно на нашей сцене, хотя в столице много других театров. Но для популяризации театра недостаточно хорошего ремонта, поэтому, как только я возглавил театр, сразу наладил контакты с телекомпанией «Рустави-2». С ними мы стали делать совместные проекты, провели несколько рекламных акций, которые нам очень помогли. И я с гордостью могу сказать, что ровно через два года Русский театр стал одним из самых посещаемых театров в Грузии. И удерживает эту планку по нынешний день. У нас постоянные аншлаги, и вопрос: «Нет ли лишнего билета?» – вы всегда услышите при входе в театр. Но я хочу подчеркнуть, что это именно русский театр.

– В Грузии немногие, наверное, понимают русскую речь. Кто сегодня ваш зритель?

– К сожалению, в свое время мы потеряли не только актеров, но и зрителей. И казалось, вернуть прежнего зрителя и найти нового будет тяжело. Но, к счастью, реальность превзошла самые мрачные прогнозы, и в наш театр стали ходить даже те люди, которые абсолютно не знают русского языка. Они хотят смотреть спектакль и просто слушать русскую речь, даже не понимая ее. Вот что самое важное! Причин, думаю, здесь несколько. Во-первых, как я уже говорил, в нашем театре играют очень популярные в Грузии артисты. Во-вторых, на начальном этапе мы выстраивали в какой-то мере и скандальный репертуар тоже. Ну а, в-третьих, где ты еще увидишь такой спектакль, как «Мастер и Маргарита» на русском языке? И люди пошли к нам. Поэтому посещать русский театр нынче модно. А поскольку период знакомства и привлечения зрителей закончился, мы в последние годы перешли на чисто русскую классику с ее прекрасным языком и духовными поисками. Молодое поколение должно знать Достоевского, Толстого, Чехова, Островского. Поэтому наша репертуарная политика имеет явный образовательный уклон, и у нас довольно много спектаклей для детей. Я даже отказался от национальной драматургии, потому что считаю, раз ты в Грузии приходишь в Русский театр, то и смотри русское.

– Поскольку вы не ориентируетесь только на русскоязычных зрителей, значит ли это, что у вас нет проблем с репертуаром?

– Да, действительно, такой проблемы нет. В нашем репертуаре так много спектаклей, что бывают месяцы, когда мы не играем какую-то очень хорошую постановку. Мы ведь играем не каждый день, а только в пятницу, субботу и воскресенье. Это связано с тем, что у нас огромный зал на 860 мест и еще есть малый зал на 160 мест. Ежедневно такие площади заполнять трудно, поэтому мы играем три дня в неделю, но зато всегда при полном аншлаге. Это гораздо лучше и для театра, а главное, для актеров, которые никогда не играют в полупустом зале. Вы же знаете, как обидно творческому человеку видеть пустые зрительские кресла.

– Ваш театр популярный у зрителей, а как к нему относится руководство республики?

– Здесь все в порядке. Не могу пожаловаться. Они хорошо к нам относятся и довольно часто приходят в наш театр на спектакли. И министерство культуры Грузии тоже постоянно нам помогает. Благодаря их помощи мы сможем в этом году поехать на Международный театральный фестиваль «Балтийский дом». Конечно, хотелось, чтобы у актеров зарплата была выше. Но, наверное, нет в мире театра, довольного своим бюджетом. Мы пытались попросить финансовую помощь у России. Чиновники из Москвы вначале обещали помочь, а потом все сошло на нет, и на наши запросы просто перестали отвечать. Сначала я надеялся на положительный ответ, а потом махнул рукой. Решил, что справимся своими силами.

– И все же вернусь к началу интервью: что заставило вас, успешного режиссера, принять театр, который находился в упадке?

– Театр Грибоедова для меня – это вопрос чести. Приглашение я воспринял как вызов судьбы. Поставил перед собой задачу сделать театр успешным. Мне хотелось сохранить, популяризировать русский язык. Это не значит, будто я призываю забыть национальные традиции, просто надо оставаться всесторонне развитыми, коль скоро мы хотим выглядеть достойно в глазах мировой общественности. А свои режиссерские амбиции компенсирую в другом: снимаю кинофильмы, руковожу «Свободным театром». Это социально-политический театр, и в его спектаклях я высказываю свои политические взгляды. К чему я это говорю? Дело в том, в течение тех пятнадцати лет, как я руковожу Театром Грибоедова, на его сцене не было поставлено ни одного спектакля на политическую тему. Потому что для меня этот театр с его почти двухвековой историей всегда был чистым, святым. Это и есть ответ на вопрос, почему я взял Театр Грибоедова. Елена Милиенко

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • США: «Занялся строительством макетов деревянного зодчества России»

    Борис Казинец, руководитель Театр русской классики в Вашингтоне, лауреат «Звезды Театрала» в номинации «Лучший русский театр за рубежом» – о том, как на карантине взял двухтомник «Русское деревянное зодчество» и вспомнил давнее увлечение. ...
  • Турин: «Театр в сети – все равно, что поцелуй через стекло»

    «Театрал» продолжает следить за тем, как и чем в эпоху пандемии живут русские театры за рубежом. Наш сегодняшний собеседник – Ольга Калениченко создатель театра-студии «Балаганчик», который в 2015-м стал лауреатом премии «Звезда Театрала» в номинации «Лучший русский театр за рубежом». ...
  • Стокгольм: «В Швеции нет карантина, но мы решили не рисковать»

    Журнал «Театрал» продолжает следить за судьбой русских театров зарубежья, которые по-разному переносят условия борьбы с пандемией, но при этом не теряют оптимизма и ждут встречи со своим зрителем. Сегодня наш собеседник - создатель и руководитель единственного русского театра Швеции «Абырвалг» Татьяна Павлова, которая рассказывает, как и чем живёт её театр-студия в эпоху коронавируса. ...
  • Киев: «Человек живет предчувствиями и потрясениями»

    «Театрал» продолжает следить за тем, как в условиях изоляции существуют русские театры за рубежом. О работе на карантине рассказал художественный руководитель Театра русской драмы им. Леси Украинки Михаил Резникович. ...
Читайте также