Вениамин Смехов поставил на Таганке спектакль «Нет лет»

 

Вениамин Смехов временно вернулся в родной для него Театр на Таганке как приглашенный режиссер. 24, 25 апреля состоится премьера его спектакля «Нет лет» – поэтическое представление по стихам Евгения Евтушенко. «Театралу» Смехов рассказал, почему снова обратился к жанру поэтического театра, и какую роль сыграл в этом Золотухин.
- Вениамин Борисович расскажите, что за событие нас ожидает?
- Событие весеннее. Зима затянулась, казалось, все так и пойдет дурно. И вдруг первые же два весенних дня, и на репетициях спектакля «Нет лет» появилось праздничное чувство – протест унынию. Это и есть секрет апреля. Апрель дважды герой премьеры. Во-первых, потому что выходит спектакль «Нет лет» по Евтушенко, а во-вторых, день рождения сразу двух прекрасных явлений: одно называется Вильям Шекспир, другое – Театр на Таганке. 23 апреля родились оба. Мы рады, что в правильное время и в правильном месте заново оживляем тот жанр поэтических представлений, который когда-то открыл Юрий Петрович Любимов. Самый первый спектакль (1965) назывался «Антимиры», по Вознесенскому. В 1966-м Юрий Петрович оказал мне честь, и предложил стать автором композиции к спектаклю «Послушайте» по произведениям Маяковского, который он потом поставил. Эти поэтические представления имели очень важный успех в слоях мыслящего населения. Это драматургия, тем более в наши дни, когда на сцене совершается такой синтез жанров, компьютерной техники, безумного видео и чистейших звуков поэзии.

- Какие произведения Евтушенко вошли в композицию?
- Я взял несколько отрывков из его книжки «Шестидесантники». Он был лидером поколения и остается  таковым, что подтверждает его выступление в Политехническом 27декабря 2012 года. Ему тяжело дался перелет, он был хворый, но читал свои стихи так же, как и в конце 50-тых годов. Это восхитило молодежную публику. Из поэзии Евтушенко у нас звучат: «Молитва», «Танки идут по Праге», «Мы карликовые березы», «Любимая спи», «Пришли иные времена», «Смеялись люди за стеной», «Последняя попытка стать счастливым» и др. Беззаботная удаль юности сменяется  минутами абсолютной тишины, когда читается трагическое стихотворение «Две девочки стоят у края крыши». Артисты – молодые люди, ученики Любимова, удивляют и радуют тем, как быстро схватывают самое главное – музыку и смысл непростых стихов. Конечно, здесь сгодился мой опыт работы с поэзией. Актеры виртуозны в музыке, танце, пластике (даже в акробатике), а как они чудесно поют! У Евтушенко много замечательных  всенародно любимых песен. «Вальс о вальсе» (оно посвящено Шульженко), «Бежит река», «А снег идет»…

- Из старых актеров кто-нибудь принимает участие?
- В афише у нас две строки. Первая – «ветераны», вторая «не ветераны». Старшие – это мы с Анатолием Васильевым, одним из коренных таганских актеров. Он и Хмельницкий начинали с «Доброго человека из Сезуана» как  актеры и как композиторы, а в спектакле «Под кожей статуи свободы» по Евтушенко в 1972 году Васильев играл вместе с Алексеем Граббе и Татьяной Сидоренко – партнерами и по нашей премьере.

- Жаль, что Валерий Сергеевич Золотухин не сыграл в этом спектакле.
- Осенью Валерий приехал ко мне домой, и я сказал: «Вот какая у меня идея композиции. Сначала мы выходим вдвоем на сцену…» Он порывисто обнял меня и сказал, что Евтушенко мечтает видеть нас обоих в этой премьере. В период застольных репетиций Валерий заболел. Когда случилась беда, общим порывом было – посвятить премьеру памяти Золотухина, что и было сделано. В спектакле звучит знаменитое стихотворение «Пришли иные времена, взошли иные имена». Это играют и молодые артисты, и Васильев с Граббе. Много иронии, но много и печали.

- Вы сейчас ставите этот спектакль, потому что хотите поддержать Театр на Таганке?
- Что значит поддерживать? Я не имею отношения к новой части биографии моего родного театра. Сочувствовать – сочувствую, но разбираться не могу и не хочу. Все сладкие для наших СМИ секретики описаны в «Театральном романе» Булгакова. Там навечно поставлен диагноз детским болезням закулисной коммуналки. Да я и в наши золотые таганковские времена не умел вникать в то, что за кулисами творится. Надо сказать, что нам и некогда было интриговать.

- Это самое главное, когда артистам некогда заниматься чем-то кроме работы.
- Художник, без которого Таганка не стала бы такой Таганкой – Давид Боровский – согласился переехать из Киева в Москву, когда ему показалось, что в Театре на Таганке вообще нет закулисных игр, а есть только игра на сцене. Для меня лично страница моей жизни в театре на Таганке прожита и перевернута. 

- Необычное название у вашего спектакля…     
- «Нет лет» – это чудесное стихотворение Евтушенко. Сергей Никитин сочинил музыку, а в театре она аранжирована заведующей музыкальной частью Татьяной Жановой. У нас свой оркестр – актеров-музыкантов. Над  спектаклем работали и чудесный художник сцены Владислав Фролов, и дивный художник по костюмам Мария Данилова, и Юлия Михеева (видео-арт).

- Что-нибудь еще планируете ставить на Таганке?
- Нет-нет, этот спектакль – ответ на призыв Евтушенко, и я его выполнил. Я мог бы это сделать и в другом театре. Скажем, у Бородина в РАМТе, где я поставил «Самоубийцу» Эрдмана, и буду, наверное, работать еще. 

- Сам Евгений Евтушенко приедет на премьеру?
- Он не сможет приехать сейчас, к сожалению, а в мае будет обязательно.

- А Юрий Петрович придет?
- Я в программе «Вести», глядя прямо в камеру, сказал: «Юрий Петрович, приходите к нам, пожалуйста, на премьеру». Потом у нас состоялся с ним телефонный разговор о прошлом и настоящем. Его шокирует «медийное» вранье, которого так много в последнее время вокруг его имени. Он в глубокой обиде на многих артистов Таганки, но ему было приятно услышать от меня, как хорошо работают его молодые ученики.
                                                                                                                                    

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • «Черно-белый карнавал»: «Театр» Моэма в «Современнике»

    От романа Моэма в своем «Театре» Владимир Панков оставил один каркас, а содержанием сделал тотальную игру. Когда она начинается, а когда ставится на паузу, сказать трудно – «монтажные склейки» почти не видны. ...
  • Премьера генеральной репетиции

    Дмитрий Крымов поставил со своим художником Марией Трегубовой, своим композитором Кузьмой Бодровым, свою пьесу – с «чужими» актерами, которые стали своими. Актеры разных поколений Театра Фоменко, кажется, мгновенно превратились в Лабораторию Крымова. ...
  • Вышел в свет майский «Театрал»

    На страницах заключительного весеннего номера (см. подписка и где купить) вы прочтете: - как в Малом театре сошлись все зведы: фоторепортаж о премьере «Мертвых душ»; - что всегда восхищало Александра Ширвиндта в Георгии Менглете; - зачем Сергей Женовач обратился к Юрию Олеше; - что Евгений Водолазкин считает главным в разговоре о войне; - чем современное законодательство напоминает Михаилу Федотову театр абсурда; - почему большинство зрителей мечтают о продлении театрального сезона: колонка главреда Валерия Якова; - где Таисия Вилкова решила «играть по-крупному»; - чем интересна мировая премьера «Орландо» в Большом театре; - какие фильмы о войне предпочитает Григорий Антипенко; - кого выбирает публика: продолжается прием заявок на премию «Звезда Театрала»; - почему продюсер Леонид Роберман считает себя волком-одиночкой; - кто приедет на продюсерский фестиваль в Театр им. ...
  • Заговор «лузеров»

    Устойчивый интерес Сергея Женовача к литературе 20-х и 30-х годов уже сложился в цикл спектаклей о ранней Стране Советов: Эрдман, Булгаков, Хармс, теперь – Олеша. И «сшит» этот театральный гипертекст темой «лишнего человека», которого эпоха выдавливает, как пасту из тюбика. ...
Читайте также