«У азербайджанцев юмор в крови»

«Театрал» продолжает рассказ о жизни русских театров стран СНГ

 

Скоро Русскому драматическому театру имени Самеда Вургуна (Баку) исполнится 93 года. Но обстоятельства складывались так, что жизнь театра могла прерваться еще двадцать лет назад. Как удалось пережить не лучшие времена и не потерять своего зрителя, рассказывает директор театра Адалет ГАДЖИЕВ.
– Я работаю в театре с начала 90-х, поэтому не понаслышке знаю, как все развивалось, – говорит он «Театралу». – В то время в стране наблюдался полный развал и неразбериха. И это не могло не сказаться на театре. О нем как будто забыли, государство экономило даже на отоплении. А кому захочется смотреть спектакли в холодном зале? И постепенно зрители перестали к нам ходить. Наступил критический момент, когда казалось, что русский театр просто-напросто закроют.

Но выход мы все же нашли. Обязали сотрудников приходить на все спектакли, приглашали коллег из других театров, всех своих родных, знакомых. И они, надев лучшие наряды, каждый вечер заполняли зал. Так своим дыханием мы согревали эти стены, что в условиях комендантского часа было равносильно подвигу.

А потом главный режиссер театра Александр Шаровский придумал форму драматического шоу. И в итоге сарафанная молва сделала свое дело: интерес к нам стал возвращаться, и на волне первого успеха мы смогли разнообразить репертуар премьерами. Например, спектакли «Безумный день, или Сцены для ненормальных со зрителем» и «Встретимся на Торговой» шли больше десяти лет. Записи передавались из рук в руки в Америку, Израиль и Россию. Но мы все равно продолжали испытывать недостаток кадров, поскольку несколько русских актеров покинули театр и уехали из страны в поисках стабильной работы.

И только когда в 1993 году к управлению государством вернулся Гейдар Алиев, отношение к театру изменилось. Не только к нашему театру, а к театру вообще как к виду искусства. Историческим моментом можно считать указ президента о персональных пожизненных пенсиях и стипендиях творческим людям, внесшим свой вклад в развитие театрального дела. И одной из первых президентской пенсии удостоилась актриса нашего театра Вера Карловна Ширье, народная артистка Азербайджана.

– Актеры вашего театра говорят по-русски только на сцене или за кулисами тоже?

– И за кулисами тоже. Дело в том, что большинство наших артистов окончили московские вузы. Кроме того, деловая переписка в театре тоже ведется на русском. И программки, и реклама, и афиши – все на русском, чтобы зритель с порога понимал: он попал в русский национальный театр.

– А кто сегодня ваш зритель? Если в школе не учат русский язык, то и молодежи в вашем театре, надо полагать, стало меньше…

– Не знаю, откуда у вас такая информация. В Азербайджане много школ и институтов, где преподают русский язык. Конечно, это не второй государственный язык, но на русском говорят очень многие азербайджанцы. В стране работает филиал МГУ имени Ломоносова, есть также Бакинский славянский университет. И они фактически воспитывают наших зрителей. К тому же и малышей есть чем привлечь – два раза в неделю играем детские спектакли. А во время весенних школьных каникул принимали у себя в театре участников передачи «Спокойной ночи, малыши!».

– Кого-то еще из российских актеров ваши зрители могут увидеть?

– В июне мы ждем к себе Владимира Абрамовича Этуша. Его пригласил министр культуры Азербайджана, и в честь юбилея актера на нашей сцене состоится его творческий вечер.

Мы и театры к себе приглашаем из Москвы, Питера, Ярославля. Правда, на эти постановки приходится продавать билеты, которые стоят в пять-шесть раз дороже, чем билеты на наши спектакли. А это не очень удобно зрителям, которые привыкли к тому, что самый дорогой билет стоит не больше 11 манатов (440 рублей). Такова наша финансовая политика – каждый человек должен иметь возможность прийти к нам в театр.

– Кто оказывает материальную поддержку вашему театру? У вас есть меценаты, спонсоры?

– Нет, спонсоров у нас нет. Мы государственный театр, поэтому все бюджетные расходы государство взяло на себя. К тому же ходить с протянутой рукой как-то не очень принято. Но мы своими силами стараемся поднять театр на такой уровень, чтобы наполняемость залов была высока.

В 2009 году президент Ильхам Алиев утвердил государственную программу «О развитии азербайджанского театра на период 2009–2019 гг.». В ней предусмотрено все для развития театра: проведение театральных реформ; поддержка молодых талантов; кадровая политика. Все, вплоть до ремонта театральных зданий и укрепления материально-технической базы.

По этой программе министерство культуры и туризма финансирует наши постановочные проекты, в рамках которых мы приглашаем художников и режиссеров из России, а также ездим на гастроли в Россию, Украину, Грузию и т.д. А какой ремонт провели в 2008 году – такое впечатление, что театр заново построили. Полностью поменяли техническое оборудование, даже пришлось отправить технический персонал на курсы повышения квалификации. Зато теперь к нам с удовольствием едут коллективы из других стран, всем приятно работать на хорошей сцене.

– А вы сами много гастролируете?

– Благодаря президентской программе, упомянутой выше, с гастрольными поездками нам помогает наше министерство культуры. В прошлом году благодаря этой программе мы побывали в восьми городах, в том числе в Питере, в Москве, в Киеве. Принимают нас всегда очень тепло, ведь несмотря на то, что театр наш русский, мы все равно являемся носителями азербайджанской национальной культуры. И людям интересно познакомиться с ней. Мы и репертуар формируем так, чтобы помимо спектаклей по мировой и русской классической драматургии обязательно был музыкальный спектакль, с национальным колоритом и элементами комедийного жанра. У азербайджанцев юмор в крови.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • США: «Занялся строительством макетов деревянного зодчества России»

    Борис Казинец, руководитель Театр русской классики в Вашингтоне, лауреат «Звезды Театрала» в номинации «Лучший русский театр за рубежом» – о том, как на карантине взял двухтомник «Русское деревянное зодчество» и вспомнил давнее увлечение. ...
  • Турин: «Театр в сети – все равно, что поцелуй через стекло»

    «Театрал» продолжает следить за тем, как и чем в эпоху пандемии живут русские театры за рубежом. Наш сегодняшний собеседник – Ольга Калениченко создатель театра-студии «Балаганчик», который в 2015-м стал лауреатом премии «Звезда Театрала» в номинации «Лучший русский театр за рубежом». ...
  • Стокгольм: «В Швеции нет карантина, но мы решили не рисковать»

    Журнал «Театрал» продолжает следить за судьбой русских театров зарубежья, которые по-разному переносят условия борьбы с пандемией, но при этом не теряют оптимизма и ждут встречи со своим зрителем. Сегодня наш собеседник - создатель и руководитель единственного русского театра Швеции «Абырвалг» Татьяна Павлова, которая рассказывает, как и чем живёт её театр-студия в эпоху коронавируса. ...
  • Киев: «Человек живет предчувствиями и потрясениями»

    «Театрал» продолжает следить за тем, как в условиях изоляции существуют русские театры за рубежом. О работе на карантине рассказал художественный руководитель Театра русской драмы им. Леси Украинки Михаил Резникович. ...
Читайте также