Андрей Могучий

«Театр не может быть вчерашним»

 

Спектакль Андрея МОГУЧЕГО «Не Hamlet» на фестивале «Новая драма» в Москве вызвал скандал. Писатель Владимир Сорокин, чья пьеса «Дисморфомания» вошла в основу этой постановки, демонстративно покинул зал, а теперь собирается судиться с режиссером. Несмотря на это, «Не Hamlet» получил приз зрительских симпатий. А в театр «Приют Комедианта», чтобы попасть на эту постановку, нужно заблаговременно покупать билеты. О взаимоотношениях театра и литературы с Андреем Могучим побеседовала Татьяна ТРОЯНСКАЯ («Эхо Петербурга»).
– Литературный текст для вас – это мотив для собственной фантазии или желание передать автора?

– В вашем вопросе заключаются два ответа. С одной стороны, да, это мотивация для фантазии, но фантазия эта заправлена в некое русло. Я в свое время, когда юный был еще, прочитал Фолкнера «Шум и ярость». Это абсолютно, с моей точки зрения, кинематографичный роман. Читаешь и понимаешь, как ставить кино. А потом почитал послесловие, в котором написано, что тем, кто вздумает делать кино по этому роману, не следует делать это буквально, потому что ничего не получится. Это такой странный путь. Так же, как и «Мастера и Маргариту» запрещено иллюстрировать и быть буквальным. Для этого нужно придумать адекватный, художественный образ в том виде искусства, в котором ты работаешь.

– То есть найти форму?

– Скорее образ. Чтобы зритель испытывал примерно такие же ассоциации эмоции, чувства, мысли, которые испытывает читатель, читая тот литературный текст, по которому делалось это произведение.

– И для того чтобы писатель, который написал этот текст, тоже испытал те же чувства, что и зритель, что и режиссер?

– Писатель – это уже другой вопрос. Литературный текст в какой-то момент все-таки отделяется и объективизируется, и в этом смысле к автору уже имеет отношение опосредованное. Тем не менее все мы люди, и субъективизм, который отражается на реакции, имеет место. Потому что иногда автор свои собственные произведения может неадекватно воспринимать. Это как в «Незнайке» – у меня есть любимый эпизод, когда он решил стать художником и нарисовал портреты всех коротышек, живущих в этом городе. Устроил выставку, пригласил друзей. И каждый из приходящих говорил о том, какой Незнайка хороший художник, как хорошо нарисовал одного, другого, пока речь не доходила до собственного портрета. И тогда начиналось: «А вот тут как-то не очень хорошо у тебя получилось. Вот это ты убери лучше...» Выставку в итоге закрыли. Это примерно та же ситуация.

– О Владимире Сорокине вы всегда говорили как о любимом писателе, говорили, что он классик. И вот этот человек демонстративно встает и уходит со спектакля «Не Hamlet», со словами, что так его еще не извращали. Обидно?

– Я продолжаю говорить то, что говорил раньше. Мне кажется, что тексты его современны, интересны и очень талантливы. По поводу «обидно», это, наверное, не совсем верное слово. Не обидно, а досадно, что ли. Сорокин имеет право на такую реакцию. А я имею право на свой авторский спектакль, который по-прежнему считаю адекватным тому произведению, которое я брал. Только он решен на территории театральной природы, это не читка пьесы, это театр. Одна переводчица Сорокина на польский язык сказала, что если таким образом подходить к театру, то 90 процентов режиссеров должны сидеть в тюрьмах. Конечно, надо соблюдать некую корректность в смысле формулировок, жанра, ссылок и так далее, что, скорее, является юридической стороной вопроса. Ну, а что касается художественной, это вопрос художника, и только художника.

– В Александринском театре вы сейчас делаете спектакль «Иваны» по произведению Гоголя «Как Иван Иванович поссорился с Иваном Никифоровичем»…

– Здесь, слава Богу, я не ожидаю никакой реакции автора.

– А этот проект можно назвать новым театром?

– Это будет современный театр. Театр в принципе не может быть ни вчерашним, ни завтрашним, он может быть только сегодняшним, и это тоже парадокс театра. Потому что театр – это один из самых консервативных механизмов из всех видов искусств. Ведь он связан с большим количеством недвижимости, техники и людей разных поколений, воспитаний, взглядов.

– Кстати, в «Иванах» главные роли играют корифеи бывшего императорского театра – Николай Мартон и Виктор Смирнов. Они вписываются в «новый театр» и «новую драму»?

– Конечно. Вообще в театре нельзя говорить: вы старые, а мы новые, мы авангард, а вы традиция. Только – соединение. Разрывать времена нельзя. Как только возникает пропасть, возникает беда.

– В Москве Новая драма есть. В Питере не приживается. Отдельные старые театры пробуют ставить новые пьесы. Проблема – в городе?

– Я не знаю, мне трудно ответить на этот вопрос. И в городе в том числе. В Санкт-Петербурге очень плохая ситуация на театральной карте. У меня в этом смысле застаревший пессимизм. Город не был мертвым, город был живым, но через какое- то время рутина, которая здесь существует, поглотила все. Москва в этом смысле более разнообразная, эксцентричная и вместе с тем стабильная в развитии. Питер менее предсказуем. И то, что трудно приживается в нашем городе, в какой-то момент может дать мощный неожиданный всплеск, который окажется важным и существенным для всей страны в целом. Всему свое время

[%7351%]Комментарий Владимира Сорокина

Если говорить о субъективной стороне дела, мне абсолютно не близка версия Могучего. Я не был ни на репетиции, ни на питерской премьере. Он не изложил мне никаких своих идей. Кроме телефонных разговоров и каких-то хороших слов в мой адрес и в адрес пьесы, которая ему понравилась, я в принципе ничего не получил. То, что я увидел на постановке, совершенно меняет идею пьесы и извращает ее смысл. Я понимаю, что это часто бывает в театре, когда автор не согласен с интерпретацией. Но есть одна тонкость. Дело в том, что Могучий как бы дописал пьесу. То есть он некоторые куски выкинул и вместо них устами того клоуна, который это все ведет, насовал туда собственных текстов. Если их оценивать с литературной точки зрения – это репризы уровня Петросяна. Вот это я уже считаю делом криминальным. Это искажение текста пьесы. Мне кажется, это недопустимо. Ты можешь как угодно интерпретировать вещь, но текст... Его можно сократить, но дописывать без согласия автора и, не заручившись его поддержкой, просто не имеешь права.

Я буду подавать в суд, непременно. Шекспир Шекспиром, но давайте все-таки думать об авторах, которые еще живы. Это и нарушение авторского права, и моральный ущерб. Да и чисто формально – они даже не заключили со мной договор. Я никому не отказываю в постановке своих пьес, но будьте добры, хотя бы расскажите о вашей концепции. Нормальные режиссеры так и поступают. Но это уже лирика.

Вообще в театре есть две пропасти, между которыми идет коварная театральная проволока, и по ней все ходят. Это пошлость и рутина. Мне кажется, что Андрей Могучий свалился в яму пошлости. К сожалению. Все-таки должен быть закон – там, где дело касается авторского права и интеллектуально собственности.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Сергей Безруков открыл Международный форум для детей

    17 октября Худрук Губернского театра и худрук Международного Большого Детского Фестиваля Сергей Безруков открыл III -й по счету форум. На нем с 17 октября по 30 ноября в Москве и Санкт-Петербурге будут представлены драматические, музыкальные, кукольные спектакли, а также проекты, представляющие разные жанры исполнительских искусств: цирковое искусство, кино и анимацию. ...
  • Мариинский театр выступил в Париже в рамках «Русских сезонов»

    Мариинский театра начал гастроли в Париже. Концертное исполнение оперы «Хованщина» под управлением Валерия Гергиева состоялось в воскресенье, 4 октября, под эгидой проекта «Русские сезоны».   Солисты исполняли арии на русском языке, а на экране над сценой демонстрировались субтитры на французском языке. ...
  • Мраморный дворец станет площадкой Культурного форума

    Деловая площадка Санкт-Петербургского международного культурного форума пройдет с 12 по 14 ноября. Участников ждет новое место проведения – уникальный памятник архитектуры XVIII века Мраморный дворец. В Мраморном дворце для мероприятий предусмотрены три зала: Мраморный, Белый и Зал круглых столов. ...
  • Фестиваль «Артмиграция» откроется в предстоящие выходные

    С 12 по 20 сентября СТД РФ проведет в Москве VIII Всероссийский фестиваль молодой режиссуры «Артмиграция». Форум будет проходить в Театральном центре «На Страстном», в Боярских палатах и в Театре им. Пушкина.   «Артмиграция» станет первым оффлайн-фестивалем в Москве после окончания карантина. ...
Читайте также