«Мышеловка» для короля

«Король Лир» Юрия Бутусова в «Сатириконе»

 

Впервые короля Лира Константин Райкин сыграл двадцать лет назад на сцене того же «Сатирикона» в спектакле-пародии Аркадия Арканова «Что наша жизнь?». В одном из трагикомических эпизодов шаркающей стариковской походкой на авансцену выходил молодой Райкин в засаленном халате и с растрепанными волосами, обильно посыпанными белой пудрой, имитирующей седину, и бормотал в зал придуманный Аркановым монолог на тему шекспировской трагедии.
Сегодня у Райкина есть взрослая дочь, огромный жизненный и актерский опыт, собственная натуральная седина и успешно освоенный проверенный автор – Вильям Шекспир. Есть Юрий Бутусов – питерский режиссер, отменно зарекомендовавший себя на столичных подмостках, и именно по шекспировской части. Им поставлены «Макбетт» Ионеско и «Ричард Третий» в том же «Сатириконе» и «Гамлет» в МХТ. Казалось бы, «Лир» неизбежен.

[%7360%]Но великий драматург заманил создателей спектакля в ловушку, посильнее гамлетовской «мышеловки». Молодящийся развратный самодур, легко расстающийся с преданными друзьями и близкими, получил по заслугам – его неутомимая страсть к вседозволенности и к независимости была удовлетворена сполна. Вокруг выжженная пустыня – без детей, без друзей, без слуг и даже без достойных врагов-соперников. В его глазах победный блеск. Трупы дочерей, позвякивая по клавишам открытых роялей, бесшумно сползают на расстеленные ковры (очень красиво!). «Ты этого хотел, Жорж Данден!» Никакого сострадания этот уверенный в себе, смешливый и быстрый на расправу человек не вызывает. В этом и главное удивление – если не сострадать Лиру, то кому? Если играть Лира как продолжение Ричарда, то о чем? Об упоении властью? О неотвратимости возмездия? О том, как зло пожирает человека, как смертельная болезнь? О гибельном распаде человеческой души, ослепленной местью? Но все это уже сыграно в предыдущем спектакле Шекспира, Бутусова, Райкина и художника Шишкина, и сыграно действительно блестяще. В «Лире» режиссерская фантазия сильно уступает авторской – использованные в других работах образы вряд ли можно назвать самоцитатами. Это скорее спасательные круги, которые Юрий Бутусов бросает сам себе. Ведра, неструганые доски, разделочные столы, белые и красные полотнища, устилающие сцену, звуки льющейся воды, вымазанные то сажей, то еще какой-то липкой дрянью лица – все это уже отработанные в предыдущих постановках детали, которыми режиссер затыкает пробоины тонущего спектакля. В эти пробоины отчаянно бросаются и актеры, лишенные режиссерской поддержки и четкого понимания своих сверхзадач. С разной степенью убедительности – уж кому сколько Бог отмерил – они разбрасывают по сцене свои страдания и страсти, превращая высокую трагедию в монотонный «гур-гур». Роли не развиваются – они складываются из моментов и актерских озарений, неожиданно захватывающих зал и так же неожиданно его отпускающих. Преступно хороша Агриппина Стеклова в роли Реганы, очень интересна Марина Дровосекова (Гонерилья), есть несколько сильных сцен у Дениса Суханова (Глостер), великолепно ведет свою сложнейшую [%7359%]партию Тимофей Трибунцев (Кент), которому пришлось играть вскладчину с Еленой Березновой роль Шута. Шут – одна из лучших ролей в мировой драматургии и одна из самых невезучих. Все помнят только бритого наголо Даля из фильма Козинцева. Почему Юрий Бутусов решил назначить на эту роль девушку – тоже остается загадкой. Хотя в этом решении, безусловно, есть своя логика – это и перекличка с безумной Офелией, и возможность продемонстрировать старику Лиру свои мужские амбиции. Ничего этого в роли Шута не оказалось – крепко сбитая девочка с выбеленным лицом и хорошими ногами время от времени произносит ничего не значащие слова. По сути же преданным Шутом является Граф Кент. Но самая удивительная метаморфоза произошла с главной ролью – она оказалась возмутительно маленькой! В томительном ожидании Лира–Райкина от сцены до сцены проходит весь спектакль. Выяснилось, что, помимо истории про отца, брошенного своими детьми и сошедшего с ума от предательств, в этой пьесе еще много чего происходит. Правда, без участия главного героя. Королевские интриги, кровавые злодеяния и убийства, подлые измены и нешуточная борьба за короны и территории – вот фон, на котором разворачивается история королевского безумия. Связать все это воедино режиссеру не удается, зато удается главному артисту. Лучшая сцена спектакля – сцена сумасшествия Лира, виртуозно и без надрыва сыгранная Константином Райкиным. Здесь наконец-то пригодились и его чувство юмора, и точность интонаций, и универсальное владение словом, и быстрота реакций, и невероятная энергетика, берущая зрительный зал в плен, с неминуемыми овациями в финале («Совокупляйтесь!!! Мне нужны солдаты!»). Столь же яркой и мощной могла бы быть и сцена бури, в которой знаменитый монолог «Дуй, ветер, дуй!» Райкин произносит так же страстно, как когда-то Владимир Высоцкий хрипел знаменитое «Проведите, проведите меня к нему!» (Хлопуша из «Пугачева»). Но если цепи Любимова возносили актера на недосягаемую высоту, то кандалы Юрия Бутусова – наоборот, тянут его вниз, лишая свободы.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Ноябрьский «Театрал» уже в продаже!

    На страницах свежего номера (см. подписка и где купить) вы прочтете: - какие сюрпризы для зрителей готовит Максим Аверин; - кто стал лауреатом премии «Звезда Театрала» в номинации «Легенда сцены»; - чем Александра Ширвиндта беспокоит «удалёнка»: авторская колонка артиста в «Театрале»; - почему Сергей Женовач увидел в «Старухе» злободневность; - как Валентина Талызина искала «свой путь в искусстве»; - что для Александра Збруева дороже всего на свете; - зачем Роман Виктюк на каждом спектакле обращается к Богу; - о чем Дмитрий Крымов рассуждает в премьере «Школы современной пьесы»; - чем Марине Неёловой приглянулось новое произведение Евгения Гришковца; - как Театр им. ...
  • «Вся поэзия театра»

    Не случайно Дмитрий Крымов назначает премьеры в свой день рождения – 10 октября, уж точно не для того чтобы, как он шутит, «гостей не звать домой». Просто каждый спектакль – это история из его жизни, а в день рождения хочется вспомнить то, что дорого сердцу – из детства, из юности, из главного. ...
  • Смерть автора

    В «Студии театрального искусства» начали сезон с Хармса, освобождающего смеха и мёртвой старухи, от которой никак не избавиться, как от фантомов советского прошлого или вездесущего ковида. Сергей Женовач оставляет за зрителем право на обе версии, но делает акцент на трагической невозможности творить. ...
  • «Театрал» октября уже в продаже!

    На страницах свежего номера (см. где купить и подписка) вы прочтете много интересного, и узнаете о том: - почему российские деятели культуры обеспокоены ситуацией в Белоруссии; - как актер Анатолий Белый относится к внутренней свободе и гражданской позиции; - чем театральное сообщество отреагировало на приговор Михаилу Ефремову; - что думает главред «Театрала» Валерий Яков о праве художника на слово и дело; - за кого голосуют зрители: шорт-лист премии «Звезда Театрала»-2020; - чем объясняет увольнение сотрудников Театра им. ...
Читайте также