Эксперимент на раз-два-три

В Прокопьевске прошла театральная лаборатория

 

Третья театральная лаборатория Олега Лоевского в драмтеатре города Прокопьевска прошла за два дня в новом, расширенном формате: на этот раз – не три, а четыре спектакля-эскиза молодых режиссёров по современной драматургии, и, кстати, не только русскоязычной.
«Эксперимент 123» – так называется лаборатория – для театра не проходит бесследно, и дело даже не в том, что по итогам зрительского голосования спектакли попадают (или не попадают) в репертуар. Труппа, с которой успел поработать Марат Гацалов, «первопроходец» новой драмы – сегодня активная, мобильная, по-настоящему прогрессивная команда. Они знают современную драматургию и режиссуру. Молодые ездят на фестивали в другие города. Те, кто постарше, берут рискованные новые роли – с опаской, с оглядкой, но всё-таки берут, доверяя режиссёру. Коллектив, на примере которого можно убедительно говорить о задачах лабораторного движения в театре – пожалуй, лучшее впечатление от путешествия в маленький шахтёрский город Прокопьевск.

Лабораторию открыла пьеса Ярославы Пулинович «Как я стал» – об опасных играх молодого человека, который вмешивается в чужую жизнь, дарит ложную надежду и исчезает. Брошенный подругой, он знакомится со случайной женщиной, узнаёт о больной, пьющей матери-актрисе и вызывается помочь: объявляет себя режиссёром, обещает роль в пьесе, которую сам вот тут же и напишет. Но как только на горизонте появляется бывшая, гениальный драматург уходит, да ещё и с деньгами своей новой возлюбленной, на которой чуть было не женился. Едва оправившись, мама умирает через полгода, а дочь уезжает из города куда подальше.

Чтобы справиться с этой, в общем-то, маловероятной историей, не сползти в дидактику, в «притчу» (это такое специальное слово, извиняющее любые недоработки) – непременно надо «решать» героя. Маме-артистке, медленно сходящей с ума, может, и померещится в первом встречном разом и режиссёр, и драматург. Но дочь, взрослая, умная женщина – а в эскизе Баатра Колаева Нонна Абрамян играет умную и взрослую – не поверит завравшемуся молодому парню. Маска гениального психолога, который придёт и исправит всё, должна «прирасти к лицу» – чтобы она купилась, и главное, чтобы купились зрители: иначе не сработает финал. Здесь элементарно решает кастинг – даже не талант артиста. У Колаева инфантильность героя очевидна сразу. Персонажа Андрея Жилина можно раскусить с первой минуты, даже не зная пьесы: этот – подведёт.

Обидный просчёт: он обессмысливает ряд неплохих находок, которые всё же случились – точную работу Абрамян; яркий, грубо-театральный выход Анны Соколовой (мама), которая с ходу посвящает нового знакомого во все беды и горечи отечественной сцены; наконец, самый оригинальный режиссёрский ход – появление персонажа, который не прописан у Пулинович. В финале повзрослевший герой мельком говорит о своей теперешней любви, сухой и практичной девушке, с которой не проходят старые фокусы – так вот, у Колаева она с самого начала комментирует действие, зачитывая его дневник. Актриса Евгения Камбалина делает благое дело – вносит отстранение и иронию, которых откровенно не хватает пьесе.

В тот же день режиссёр Сергей Щедрин показал в буфете театра «Две дамочки в сторону севера», комедию молодого французского автора Пьера Нотта. Пьеса, не новая для России, она уже идёт в Москве, в Театре им. Пушкина, и наверняка ещё не раз появится на афишах – написанная для парного бенефиса пожилых артисток, она удовлетворяет вечную потребность театров в возрастных ролях первого плана. Комические старухи-сёстры, Аннетта и Бернадетта, везут урну с прахом матери к могиле отца, не имея понятия, где искать кладбище – кажется, «на севере». Ещё один плюс этой пьесы – сочетание темы и жанра: комедия про близкую смерть. Страшное удаётся Нотту даже лучше смешного, тем более что здесь оно всегда неожиданно. В эскизе Щедрина Алевтина Серебрякова и Татьяна Бессчастнова, как-никак, принимают вызов: для исполнительниц это не самая комфортная пьеса. Нужно сыграть и страх перед старостью, и ни с того ни с сего пробудившуюся чувственность – в одном эпизоде сёстры чуть ли не накидываются на первого попавшегося молодого мужчину – и вообще изображать преклонный возраст таким, каким его в российском театре изображать не принято. Подводит режиссёра тот самый буфет, который кому-то мог показаться счастливой находкой: характерные персонажи-клоунессы на камерной площадке неизбежно становятся искусственными, так, что даже неловко.

А вот Семёну Серзину, показавшему на следующий день эскиз по пьесе «Это всё она», оказалось на руку небольшое, почти интимное пространство. При всей наглядности и простоте, драма белорусского драматурга Андрея Иванова действительно давит на больное: тут и трудности переходного возраста, и разрыв между поколениями, и проблемы коммуникации в целом, и намёк на инцест, и ко всему прочему – гомофобия, официально утверждённая у нас в качестве «скрепы» (здесь – совсем уже беспочвенная). Мать-одиночка, у которой не ладились отношения с сыном, стала подозревать «самое страшное». Мальчик – замкнутый, обозлённый подросток, но это ещё полбеды: худшее в том, что ему, как ей кажется, вовсе не нравятся девочки. А значит, нравятся мальчики.

Чтобы удостовериться, что ребёнок, по крайней мере, «здоров», мать регистрируется в соцсети под вымышленным именем, с горем пополам осваивает интернет-сленг и выдаёт себя за незнакомку, которая не прочь познакомиться с «Тауэрским вороном» (его никнэйм). Так она спасает мальчика от одиночества: виртуальная дружба очень скоро перерастает в виртуальный роман, и матери, пусть и под личиной ненастоящей девушки, удаётся услышать от сына «люблю». Но когда обман раскрывается – чего, конечно, следовало ожидать – случается вот уже и вправду самое страшное: подросток кончает с собой.

Некоммуникабельность диктует формат пьесы: диалог матери и сына возможен только в сети, всё остальное – монологи. Серзин решает эту драму как групповую терапию – зрители сидят на сцене кольцом, а персонажи по очереди обращаются к собранию. За чатом в интернете наблюдает камера – актёры скрываются за кулисами. Этот эскиз оказался самым стильным, самым законченным во всей лаборатории. Пространство здесь устроено сложно: кроме комнаты-круга и невидимой «переговорной», которую показывают на экране, режиссёр обживает партер, оставшийся у зрителей за спиной. Одним-единственным штрихом: он сажает туда ещё одного артиста – покойного мужа и отца, который молча наблюдает за бедами семьи, до тех пор, пока (в точно выбранный момент) не встанет и не уйдёт. С этим новым персонажем появляется чуть ли не гамлетовская нота.

Но главная удача эскиза – работа Светланы Поповой, которая играет мать. В первые минуты спектакля режиссёр устраивает ей «проверку»: актрисе нужно говорить в полной темноте, когда в голосе недопустима малейшая фальшь – и в эти первые минуты у неё уже готов персонаж. Это тем более важно, учитывая, что роль матери – безусловно, ведущая в этой паре: на обман пошла она, услышала бесконечно далёкого «другого» опять она, ошибку, которую предостоит осмыслить зрителю, тоже совершает она.

В репертуар театра приняты – с условием доработки – два эскиза: работы Семёна Серзина и Артёма Устинова. Устинов «показывался» последним. Будущему спектаклю «Ба» по пьесе Юлии Тупикиной гарантирован успех у зрителя, но идеология пьесы смутила и меня, и – как выяснилось на обсуждении – режиссёра, который признался, что не всегда понимает героев. К Оле – взрослой успешной женщине – приезжает бабушка из деревни, заводит в доме свои порядки, выставляет жениха, раздражает внучку, но в короткие сроки налаживает её счастье. Автор заодно «проходится» по немужественным мужчинам и слишком самостоятельным женщинам, агитируя за простые патриархальные ценности. Народная мудрость как решение всех проблем современного городского жителя – привлекательная обманка, от которой страдает и логика пьесы, и, как следствие, логика эскиза. Устинов не пытается ей возражать, хотя мог бы – бог его знает, что случится потом, после Олиного дня рожденья, насколько крепким окажется это странное счастье, устроенное ловкой бабушкой. Но эскиз заканчивается праздником, к тому же, по всей видимости, детским – с разноцветными колпаками и снежной горкой. А детский утренник – уж наверняка не лучшая перспектива для современной драматургии, от которой в последнее время решительно требуют дидактики и бодрого оптимизма. 

  • Нравится



Самое читаемое

  • «Бутусов. Король Лир. Backstage»

    Премьера Юрия Бутусова – главного режиссера Театра Вахтангова – «уравнение с десятью неизвестными»: говорить о замыслах заранее никто не мог, казалось, вся постановочная команда – под подпиской о неразглашении: «На репетициях всё очень хрустально, очень хрупко. ...
  • «Каждый, кто учился у Мягкова, гордится, что был его учеником»

    Андрей Мягков  был родом из семьи ленинградских интеллигентов. Отец – профессор технологического института, мама – инженер-механик. Сам Андрей Васильевич окончил химико-технологический институт, но приехавшая из Школы-студии МХАТ комиссия кардинально изменила его судьбу. ...
  • Директор МАМТа Андрей Борисов: «Я не склонен к алармистским настроениям»

    В конце минувшего года экс-директор Пермского театра оперы и балета Андрей Борисов принял для себя непростое решение, согласившись возглавить Московский музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко. По его словам, решение было непростым не только потому, что требовалось соблюсти множество этических нюансов, но еще и потому, что трудно было оставить свою деятельность в Перми: в последние годы в тандеме с Теодором Курентзисом Андрей Борисов вывел Пермский театр оперы и балета на высокий международный уровень. ...
  • Умер Андрей Мягков

    Актер Андрей Мягков умер в возрасте 82 лет, сообщила пресс-служба МХТ им. Чехова.  Прощание с Андреем Мягковым пройдет в МХТ им. Чехова 20 февраля. В 10. 00 начнется гражданская панихида в театре, после нее - отпевание в Храме Воскресения Словущего на Успенском вражке. ...
Читайте также


Читайте также

  • В своем репертуаре

    Режиссерские лаборатории в малых городах России Театр наций проводит уже десятый год подряд. Однако на сей раз условия оказались  близкими к экстремальным.  Шахматная рассадка, перчатки, маски - всё это, конечно, еще весной стало приметами нашего времени. ...
  • Сергей Безруков открыл Международный форум для детей

    17 октября Худрук Губернского театра и худрук Международного Большого Детского Фестиваля Сергей Безруков открыл III -й по счету форум. На нем с 17 октября по 30 ноября в Москве и Санкт-Петербурге будут представлены драматические, музыкальные, кукольные спектакли, а также проекты, представляющие разные жанры исполнительских искусств: цирковое искусство, кино и анимацию. ...
  • Мариинский театр выступил в Париже в рамках «Русских сезонов»

    Мариинский театра начал гастроли в Париже. Концертное исполнение оперы «Хованщина» под управлением Валерия Гергиева состоялось в воскресенье, 4 октября, под эгидой проекта «Русские сезоны».   Солисты исполняли арии на русском языке, а на экране над сценой демонстрировались субтитры на французском языке. ...
  • Мраморный дворец станет площадкой Культурного форума

    Деловая площадка Санкт-Петербургского международного культурного форума пройдет с 12 по 14 ноября. Участников ждет новое место проведения – уникальный памятник архитектуры XVIII века Мраморный дворец. В Мраморном дворце для мероприятий предусмотрены три зала: Мраморный, Белый и Зал круглых столов. ...
Читайте также