Ширвиндт о тайнах Деда Мороза

Авторская колонка Александра Ширвиндта в «Театрале»

 

Пора отдохнуть от новогоднего отдыха и спокойно взглянуть на актерскую братию в постканикулярный период. В какое вольготное и сытное время мы сегодня живем! Раньше артисты даже в самых радужных снах не могли себе представить, что такое новогодние «киркоротивы».

«Елочная кампания» — золотая жила голодных артистов средней руки. С 30 декабря по 12 января действие разворачивалось на всех «площадках», отдаленно напоминающих сценические, начиная с депо «Москва сор­ти­ро­воч­ная», где среди гнилых шпал и ржавых костылей прыгали испуганные, замерзшие зайцы, до Кремлевского Дворца съездов, где народный Дед Мороз, чуть-чуть отдающий дорогим коньячком, мирно беседовал со Змеем Горынычем в перерывах между представлениями.

Почти в каждом московском театре были свои стойкие елочные бригады. В «Ленкоме», например, где я начинал свой творческий путь, такой бригадой руководил милейший, интеллигентнейший завтруппой театра Арсений Барский. Он сам был не чужд драматургии, и из-под его пера вышли «Зайка-зазнайка», «Гусак — не дурак», «Мишкина школа» и многие другие новогодние нетленки.

Так как новые дети всё время откуда-то появляются — нет, появляются они всё оттуда же, просто всякий раз свежие — так что сочинять новые елочные шедевры не обязательно. Для них и старые всегда — премьера.

Бригады артистов никогда не менялись. В «Ленкоме» бессменным Дедом Морозом работал обаятельнейший Аркадий Вовси. Под бородой и красным гуммозным носом была незаметна его не стопроцентная дедморозовская национальность. Хуже обстояло дело со Снегурочкой. Ее многие десятилетия играла милейшая Козловская. А так как интернетом еще и не пахло, то определить, в каком веке Снегурочка родилась, было практически невозможно. И вот однажды Дед Мороз, ведя за руку внучку, игриво спросил у ребят:

— Ну, кого я вам привел?

Дети в едином порыве закричали:

— Бабу Ягу!

Арсений Барский вынужден был внедриться в «классику» и изменить сцену. Теперь Дед Мороз выходил с внучкой и сурово предупреждал:

— Дети, встречайте! Это моя внучка Снегурочка!

И дети в испуге встречали.

Четыре елки в день... Добежать, успеть нахлобучить несвежую волчью шкуру и с доброжелательным оскалом выйти к детям. Полторы ставки за елку, а если Дед Мороз вместе со Снегурочкой, — то иногда и две ставки.

Теперь небольшой ликбез про ставки для нынешнего, в общем-то зажравшегося актерского поколения. Ставки! Театральный актер кроме зарплаты на «производстве» всегда меч­тал заработать в кино и на эстраде, где имел свою незыблемую тарификационную ставку. Тарификация — это не рыночная экономика — из кармана в карман, а стройная госсистема персонального присвоения вознаграждения.

Сетка: 7 рублей, 9.50, 11.50, 13.50, 21 и заоблачные 25. А еще надбавки за мастерство — 25%, 50%, 75% и космические 100%.

Кроме того, артисту присваивалась возможность выходить на эстраду отдельным номером, иметь одно отделение или целый сольный концерт. Чтобы дорасти до 100% мастерства при 25-рублевой ставке с правом на сольный концерт, нужно было прожить три жизни или родиться Аркадием Райкиным.

В кино была иная тарификация: 10, 20, 30, 40 рублей за съемочный день. Еще существовала отдельная надбавка под названием «вождевые». Так что если Смоктуновский за Гамлета получал 40 рублей, то случайный артист, отдаленно смахивающий на необходимого вождя, — 60.

Самое страшное новогоднее время — это 11 и 12 января — конец «елочной кампании». Колонный зал Дома союзов — самая престижная елка в стране. Самый престижный Дед Мороз родины — артист Бубнов. Сороковая елка в последний день каникул, опаздывает Снегурочка. Испуганный Бубнов что-то рычит под елкой. Из-за кулис ему шипят:

— Займи чем-нибудь детей, она на подходе!

— Чем я их, гадов, займу?! — шипит в ответ Дедушка Мороз.

— Загадай им какую-нибудь загадку!

— Дети! — кричит Мороз. — Я получаю за каждую елку три ставки. Ставка у меня — 13.50. Три елки в день — сколько я имею в день?

— Сорок пятьдесят! — моментально орут смышленые дети. То есть 40 рублей 50 копеек.

— Ага, сейчас! — злорадно парирует дедушка. — А налоги?!

На этой радостной ноте выбегает запыхавшаяся Снегурочка.


Подписывайтесь на официальный канал «Театрала» в Telegram (@teatralmedia), чтобы не пропускать наши главные материалы.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Наталья Рогожкина: «Всё, что с нами происходит – всё про любовь»

    В МХТ им. Чехова недавно состоялась премьера спектакля по пьесе Тургенева «Месяц в деревне» (режиссер Егор Перегудов). В интервью «Театралу» Наталья Рогожкина рассказала о том, чем привлекает ее этот проект и какой она видит свою героиню – Наталью Петровну. ...
  • «Человек независимый и смелый»

    15 января исполняется 75 лет известному актеру театра и кино Валерию Баринову. С юбилеем его поздравил председатель Союза театральных деятелей РФ Александр КАЛЯГИН. - Я счастлив поздравить Вас с юбилеем! Могу себе представить, с каким размахом отметили бы Ваш юбилей в театре, который за последние годы стал для Вас по-настоящему родным. ...
  • Николай Коляда: «Пока справимся своими силами»

    На волне пандемии и пресловутых ограничений страдают в первую очередь частные, авторские, независимые театры, чей основной доход формировался прежде всего на основе продажи билетов. Одним из первых пострадавших коллективов оказался «Коляда-театр», расположенный в Екатеринбурге. ...
  • Марк Розовский: «Поэтом себя не считаю»

    В поэтическом спецпроекте «Театрала» мы представляем стихи создателя и художественного руководителя Театра «У Никитских ворот» Марка РОЗОВСКОГО. –  Я очень признателен «Театралу» за то, что вы обратили внимание на мои стишата. ...
Читайте также