«Ибсен вскрывает то, о чем мы боимся говорить»

Театр Вахтангова представил премьеру Юрия Бутусова

 

В минувшие выходные, 7 и 8 сентября, Театр Вахтангова открыл предъюбилейный 99-й сезон постановкой Юрия Бутусова «Пер Гюнт» по пьесе Генрика Ибсена. В новой работе Бутусов рассказывает парадоксальную и мистическую историю, вслед за Ибсеном рассуждая, что значит «быть самим собой».

– Я давно люблю эту пьесу, и мне невероятно близок ее автор. Он вскрывает людские гнойники, болевые точки. Но ответов не дает. Самое важное, я думаю, то, что это история о милосердии и любви, – рассказал режиссер журналистам после прогона накануне премьеры.

Заглавную роль играют в паре Сергей Волков и Павел Попов, что, по словам Бутусова, символически обозначает многоликость центрального персонажа.

– Если разделить очень условно, то один герой – светлый, второй – темный, – говорит Павел Попов. – Хотя все мы понимаем, что в жизни так не бывает: любой человек имеет множество разных черт. Поэтому, повторюсь, деление условное. Но так или иначе, эти переходы из одного состояния в другое, эмоциональные перепады открывают перед актером огромные возможности для игры.

– Персонажи переходят один в другого, ведут единую сюжетную линию, – добавляет Сергей Волков. – Мне кажется, конфликт Пер Гюнта в том, что он живет с ощущением вседозволенности, которая не сочетается с тем высоким и прекрасным, к чему он хочет прикоснуться. Он стремится сделать близких счастливыми, но ничего не получается.  

Героиня Осе, мать Пер Гюнта, в исполнении Евгении Крегжде находится с сыном в постоянном конфликте. 

– Мне кажется, истоки таких сложных отношений скрыты в неординарности героев. Это люди поэзии, два творческих, цельных, идейных, категоричных – и не приспособленных к жизни человека. Они любят и ненавидят друг друга. В сцене смерти матери они не могут позволить себе расстаться тепло и нежно, как это сделал бы «обычные люди». Именно поэтому сцена завершается сожжением. Оно необходимо Пер Гюнту, чтобы проститься. Я не думаю, что мать испытывает к сыну презрение, скорее, это боль и обида, ведь самое дорогое, с чем тебя неразрывно связывает жизнь, твоя плоть и кровь, не оправдывает твоих надежд. Пер Гюнт придает себя, не следует своим первоначальным принципам, он нечистоплотен. Мать как никто другой видит его дальнейший путь, видит, в кого он превратится. И здесь возникает параллель с матерью Гитлера: оставила бы она своего сына в живых, если бы знала, какую дорогу он выберет?

В работе я отталкивалась от образа Пер Гюнта. При таком неспокойном сыне, играть простонародную женщину было бы странно. Весь процесс был очень интуитивным: много этюдов, тактильного взаимодействия с материалом.

Образ Сольвейг, женщины, ожидающей возвращения своего вечно ищущего избранника, – сильный и вместе с тем лирический. 

– Не думаю, что моя героиня несчастна – она счастлива только потому, что встретила любовь, – рассказывает актриса Яна Соболевская. – Конечно, это безумная любовь, любовь-абсолют. Разрушительная, уничтожающая и вечная. Такую любовь всегда ждут испытания.

Анитру играет актриса Аделина Гизатуллина, которую многие зрители знают по главным ролям в спектаклях Симоновской сцены (художница Фрида Кало в спектакле «Фрида. Жизнь в цвете», танцовщик Вацлав Нижинский в спектакле «Нижинский. Гениальный идиот»).

– Моя героиня – антагонист. Анитру отличает потребительское отношение к Пер Гюнту, и таким образом она контрастирует с чистой и прекрасной любовью Сольвейг, – говорит актриса.

Вместе с художником Максимом Обрезковым Юрий Бутусов создает на сцене сложный мир, полный визуальных метафор, находя решение для текста с большим числом персонажей и мест действия. Особенно это касается третьего акта, где Пер Гюнт уезжает из родной Норвегии. Одну из главных задач здесь играет музыка. 

– Отчасти музыка – это решение спектакля, через нее герои выражают самые болезненные эмоции, – говорит актер Юрий Цокуров. Его персонажа так и зовут – Музыкант. – Музыка помогает приподнять эту историю, придать ей поэтическое звучание. 

– Мне дорог герой Ибсена, хотя его проявления могут быть ужасны, – отметил в заключении Юрий Бутусов. – Ибсен велик потому, что он вскрывает вещи, которых мы боимся, о которых не хотим говорить. Но, каким бы ни был человек, его спасут милосердие и любовь.

Ближайшие показы спектакля состоялся на Основной сцене 22 сентября, 13 и 26 октября.





Справка

Генрик Ибсен – норвежский драматург, один из основателей новой драмы. «Пер Гюнт» (1867) – одно из самых популярных его произведений. Это романтическая поэма, насыщенная поэзией природы, что нашло свое воплощение в знаменитой сюите Эдварда Грига. Ибсен писал, что Пер Гюнт «полон противоречия между способностями и устремлениями, желаниями и возможностями, трагедией человечества и трагедией индивида, которая является в то же время и комедией». Многоплановость композиции поэмы, переплетение гротеска, социальной сатиры, лирики, реалистических и фантастических элементов придают произведению художественный объем и делают его очень сложным для постановки на драматической сцене. 



Подписывайтесь на официальный канал «Театрала» в Telegram (@teatralmedia), чтобы не пропускать наши главные материалы.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • «Черно-белый карнавал»: «Театр» Моэма в «Современнике»

    От романа Моэма в своем «Театре» Владимир Панков оставил один каркас, а содержанием сделал тотальную игру. Когда она начинается, а когда ставится на паузу, сказать трудно – «монтажные склейки» почти не видны. ...
  • Премьера генеральной репетиции

    Дмитрий Крымов поставил со своим художником Марией Трегубовой, своим композитором Кузьмой Бодровым, свою пьесу – с «чужими» актерами, которые стали своими. Актеры разных поколений Театра Фоменко, кажется, мгновенно превратились в Лабораторию Крымова. ...
  • Вышел в свет майский «Театрал»

    На страницах заключительного весеннего номера (см. подписка и где купить) вы прочтете: - как в Малом театре сошлись все зведы: фоторепортаж о премьере «Мертвых душ»; - что всегда восхищало Александра Ширвиндта в Георгии Менглете; - зачем Сергей Женовач обратился к Юрию Олеше; - что Евгений Водолазкин считает главным в разговоре о войне; - чем современное законодательство напоминает Михаилу Федотову театр абсурда; - почему большинство зрителей мечтают о продлении театрального сезона: колонка главреда Валерия Якова; - где Таисия Вилкова решила «играть по-крупному»; - чем интересна мировая премьера «Орландо» в Большом театре; - какие фильмы о войне предпочитает Григорий Антипенко; - кого выбирает публика: продолжается прием заявок на премию «Звезда Театрала»; - почему продюсер Леонид Роберман считает себя волком-одиночкой; - кто приедет на продюсерский фестиваль в Театр им. ...
  • Заговор «лузеров»

    Устойчивый интерес Сергея Женовача к литературе 20-х и 30-х годов уже сложился в цикл спектаклей о ранней Стране Советов: Эрдман, Булгаков, Хармс, теперь – Олеша. И «сшит» этот театральный гипертекст темой «лишнего человека», которого эпоха выдавливает, как пасту из тюбика. ...
Читайте также