Премьера генеральной репетиции

В Мастерской Фоменко показали новый спектакль Дмитрия Крымова «Моцарт. «Дон Жуан». Генеральная репетиция»

 
Дмитрий Крымов поставил со своим художником Марией Трегубовой, своим композитором Кузьмой Бодровым, свою пьесу  с «чужими» актерами, которые стали своими. Актеры разных поколений Театра Фоменко, кажется, мгновенно превратились в Лабораторию Крымова.

Итак, театр в ожидании приезда Мэтра на генеральную репетицию. Все службы на взводе. Знакомый предрепетиционный ажиотаж. Помреж (Тагир Рахимов) руководит последними приготовлениями – осталось поставить в зале стол и кресло для режиссера. С первого раза не удается. Так трудно выбрать правильный стол, и правильное кресло, ведь постановщик – звезда мирового уровня и привередлив не на шутку. Кстати, с первого раза не удается сделать ничего. Ни исполнить оперную арию, ни выбрать лучших исполнителей, ни покинуть сцену. Всё здесь, в театре, можно повторить и сделать точнее. И больнее.
 
В вошедшем в зал старом «европейском» режиссере невозможно узнать Евгения Цыганова, сколько ни читай в программке, что это он. Не только потому что маска и грим, но и голос, и пластика – всё другое! Этот собирательный образ вобрал в себя черты многих, великих и ужасных, и каждый зритель найдет немало своих ассоциаций.


Вскоре становится ясно, что это и есть уставший, вальяжный, состарившийся Дон Жуан. Он здесь ненадолго, завтра уже должен лететь в Афины, где будет ставить Вагнера. Признанный и востребованный, он возвращается в свой театр спустя тридцать лет, чтобы мимоходом, между зарубежными постановками, снова поставить ту оперу Моцарта, которую когда-то запретили, видимо, за ее экспериментальность. Ту скандальную постановку многие помнят, и самого режиссера здесь помнят и любят. Особенно женщины.
 
А ему уже всё осточертело и порой так хочется убить этих бездарных лицедеев, точно, как герою Мастрояни у Феллини в «8 ½» хотелось убить, наконец, сценариста. Хорошо всё-таки, что реквизиторы всё заранее приготовили, даже кольт.
 
Непрерывно звонит у режиссера мобильный телефон, невозможно сосредоточиться на репетиции, тем более, что декорации, как всегда не готовы, их привезут только вечером. Есть только гениальные эскизы художника, но что в них толку! И хочется порвать эти листы, взорвать весь этот балаган и разбить эту помпезную, хрустальную люстру, которая сияет напрасно, если никто здесь не может петь как следует.
 
Впрочем, не все так бездарны, есть еще кто-то в этом театре, кто споет так, как надо режиссеру, хоть он и капризен, и, может быть, возомнил себя Дзеффирелли или Антониони. Жаль только, что времени у него мало, ведь, буквально, завтра он должен быть уже в другой стране, на репетиции другой оперы, в другом театре…

Да, маски, парики, весь этот «корабль уродов», весь этот джаз – это буффонада, комедия дель арте – всё, что угодно, но над всем этим музыка. Моцарта, Вагнера, Пьяццоллы, советских композиторов или бурятское горловое пение… Переплетаются и сталкиваются музыкальные темы, на итальянскую оперную партию накладываются русские субтитры, где текст порой больше соответствует мыслям артистов о тиране-режиссере, чем оригиналу.
Да, режиссер – монстр и самодур, но что-то он знает об этой музыке и об этой жизни, что заставляет артистов подчиняться его замыслу, женщин всех возрастов любить его, а музыку звучать по мановению его руки. И как в музыке Моцарта – от смешного до высокой трагедии один шаг, а то и вовсе неуловимая грань.

Вместо декораций для сцены на кладбище бутафоры приносят пока то, что есть под рукой – это просто побеленные вещи, валявшиеся на складе, в запасниках, на чердаке. Всё это из разных периодов советского детства, юности, всей жизни режиссера, которая прошла здесь, среди этих предметов. Среди этих бестолковых, но любимых людей, в этом дурацком театре, из которого невозможно уйти или уехать, потому что он в тебе самом.  Это и есть – возмездие за ветреность и легкомыслие. Это и есть твой Командор.

Но этот Дон Жуан всё же будет спасен. Оправдан музыкой Моцарта, спектаклем Крымова, любовью артистов. И не проваливается в тартарары, а светящимся экраном телефона, сквозь тьму, летит душа ввысь. Прощайте, Дон Джованни!


Поделиться в социальных сетях:



Читайте также

  • Сомнения юности

    В Театре им. Моссовета поставили спектакль по одноименной пьесе Сергея Решетнева, победившей в конкурсе пьес «Московские истории», который театр проводил при поддержке Департамента культуры Москвы. Авторству драматурга принадлежат и стихи для песен – их артисты исполняют в спектакле вживую под аккомпанемент небольшого оркестра. ...
  • Назначен новый директор театра «Старый дом»

    Новым директором новосибирского театра «Старый дом» назначена Татьяна Ильина, которая раньше была начальником отдела развития Новосибирского музыкального театра. «Очень важно, лично для меня, что в театр «Старый дом» не просто ходят зрители. ...
  • Борис Эйфман готовит киноверсию «Русского Гамлета»

    В Петербурге завершилась съемочная часть работы над пластическим фильмом «Русский Гамлет», пишет Сlassicalmusicnews. Хореограф Борис Эйфман переносит на экран уже девятый спектакль. Киноверсия станет новым сценическим обращением Эйфмана к фигуре императора Павла Первого – человека, чья мечта о власти сбылась слишком поздно и обернулась трагедией. ...
  • Театр простодушных обратился за поддержкой

    Театр простодушных, первый в России и Европе драматический театр для людей с синдромом Дауна, обратился за поддержкой в связи с угрозой закрытия. Пост в социальных сетях опубликовал директор и режиссер театра Дмитрий Чернэ. ...
Читайте также

Самое читаемое

  • «Анна Каренина» Римаса Туминаса в Тель-Авиве

    25 января в израильском театре «Гешер» Римас Туминас представил премьеру спектакля «Анна Каренина». На одном из первых показов побывала театральный блогер Нина Цукерман, публикуем ее отклик на эту постановку. ...
  • Дмитрий Назаров с супругой уволены из МХТ

    Народный артист РФ Дмитрий Назаров и его супруга актриса Ольга Васильева уволены из МХТ им. Чехова, сообщает «МК» со ссылкой на приказ художественного руководителя театра Константина Хабенского.   Причиной увольнения называют позицию супругов против СВО, которую артисты высказывали публично. ...
  • Иван Панфилов: «У мамы тонкое чувство юмора»

    В 2018 году в преддверии юбилея легендарной Инны Чуриковой «Театрал» побеседовал с сыном актрисы Иваном ПАНФИЛОВЫМ. Сегодня в память об актрисе мы вновь публикуем это интервью.    – Иван, что для вас значит быть сыном поистине легендарной актрисы? ...
  • Десять фильмов Владимира Высоцкого

    25 января исполнится 85 лет со дня рождения выдающегося поэта и актера Владимира Высоцкого. «Театрал» подготовил для читателей подборку его киноработ. «Я родом из детства» (1966) Режиссер Виктор Туров. Тридцатилетний седой капитан-танкист, прошедший всю войну и горевший в танке, с лицом, по воле режиссёра был автором и исполнителем своих песен. ...
Читайте также