Евгений Арье: «Я с самого начала старался создать собственный театр»

 
В 2006 году во время гастролей театра «Гешер» в Москве «Театрал» взял интервью у Евгения Арье. Тогда на сцене МХТ им. Чехова театр показал три спектакля: «Деревушка» по пьесе Соболя, «Раб» по роману Исаака Башевиса Зингера и «Город. Одесские рассказы» – инсценировку рассказов Исаака Бабеля. Фрагменты этой беседы публикуем в память о режиссере.

– Евгений Михайлович, в 1990-м году вы приехали в Израиль вместе со своими учениками? Вы привезли какие-то постановки?
Я приехал в Израиль с труппой. Мы начали свою жизнь в Израиле с серии концертов по всей стране. Никаких постановок не было, потому что собрались люди из самых разных театров. Была группа моих студентов и были актеры, которые приехали из Москвы, Санкт-Петербурга, Риги – со всего Союза. Так что всё мы делали уже в Израиле. И первый год играли только на русском языке.

–  Судя по такому рискованному эксперименту, как приезд в страну со своим театром, у вас авантюрный склад характера?
 Это, пожалуй, единственный авантюрный поступок в моей жизни. Хотя, честно говоря, у меня была надежда, что все это получится, потому что уж очень была большая волна алии, приехали много актеров и профессиональных деятелей театра, в стране был подъем так сошлись звезды. Хотя, конечно, сам факт создания драматического театра в эмиграции – это чудо. Я с самого начала старался создать собственный театр, причем это должен был быть высококлассный, профессиональный, отличный театр! Возможно, эта высокая планка также помогла. И на сегодняшний день, насколько я знаю, мы единственный театр в мире, который играет на двух языках одной и той же компанией. Но главное – люди, которые оказались в моей труппе, которые согласились со мной работать.

Сейчас ваш театр уже нельзя назвать театром эмиграции?
– Сейчас мы уже государственный театр. Но я имею в виду период становления, когда мы начинали как маленький театрик в маленькой комнате в центре Тель-Авива. И первый свой спектакль репетировали даже не на сцене, а в этой комнате. В тот момент было и огромное число противников нашего проекта среди израильтян. Немало людей, близких к принятию решений, говорили: «Зачем создавать театр? Надо, чтоб актеры шли в разные израильские театры, и там, внутри их организмов, адаптировались». Тем не менее 13 лет назад мы открылись по любезному приглашению национального театра «Габима» на их малой сцене – первым своим спектаклем «Розенкранц и Гильденстерн мертвы».

Насколько вам важен для творчества «пейзаж за окном»?
– Он мне важен не для творчества, а для жизни. Вот сейчас в Москве я наслаждаюсь небом, по которому бегут облака, потому что в Израиле небо всегда синее. Скучаю, конечно, по осени и по зиме…

В переводе с иврита «гешер» – это мост. Вы считаете, что не существует единого мирового театрального пространства?
– Оно, конечно же, существует, но на уровнях совершенно разных культур. С моей точки зрения, сегодня есть единое пространство между западным театром и театром Востока, но детали очень существенно различаются. Это связано прежде всего с ментальностью людей, с их опытом, историей, системой ассоциаций, с их включенностью в европейскую литературную и театральную культуру.

Почему именно сцену МХАТа вы выбрали для гастролей?
– Я просмотрел много московских площадок с точки зрения наших спектаклей, и это наиболее подходящая нам сцена и очень почетное место. Так что я не могу сказать, что это случайное стечение обстоятельств. Это то место, где мы бы хотели играть.

 Раскажите о спектаклях, которые привезли в Москву?
– Что касается спектакля «Раб» по роману нобелевского лауреата Башевиса Зингера – это новый спектакль. Выпустив его в прошлом году, мы получили за него всевозможные премии, но он никогда прежде не игрался не для израильского зрителя, не вывозился за границу. «Раб» - пожалуй, лучший роман этого писателя и, пожалуй, наименее известный в России. Он вообще никогда прежде не ставился на сцене. А два остальных спектакля уже не новые. С «Деревушкой» мы объездили уже очень много стран. Это действительно принципиальный для нас спектакль, который сделал «Гешер» сильным театром. Спектакль «Город» по рассказам Бабеля существует уже шесть лет, и наши актеры играют его с огромным удовольствием на обоих языках.

Вы чаще обращаетесь в работе к современной драматургии или предпочитаете классику?
– При выборе пьес главный критерий один – интересно нам сегодня с этим работать или нет, и если нам интересно, то у нас есть надежда, что это будет интересно и зрителю.
 


Поделиться в социальных сетях:



Читайте также

  • В РАМТе расскажут о большой литературе на большой сцене

    3 декабря в РАМТе состоится большой разговор, завершающий серию лекций, мастер-классов и творческих встреч в рамках образовательной программы «Мастерской инсценирования». Тема встречи – «Большая литература на большой сцене: опыт современного театра для детей и подростков». ...
  • В Москве завершился Большой Детский фестиваль

    27 ноября в Москве завершился V Большой Детский фестиваль. За два месяца в театрах, библиотеках и кинотеатрах прошло более 130 мероприятий для детей и подростков. Лучшим драматическим спектаклем для детей в младшей возрастной категории признана постановка «Самые добрые в мире» Красноярского ТЮЗа, режиссер – Юлия Каландаришвили. ...
  • Музей Бахрушина готовит новогоднюю премьеру

    15 декабря Бахрушинский музей представит детский новогодний иммерсивный спектакль «Рождественский детектив. Карта сокровищ». Юные зрители отправятся в необычное путешествие сквозь века, а проводником для них станет карта сокровищ, составленная еще в 1909 году актрисой Марией Ермоловой для своего внука Коли и его друзей. ...
  • Опера «Андре Шенье» впервые прозвучит в Петербурге

    1 декабря впервые в Мариинском театре прозвучит опера Умберто Джордано «Андре Шенье». Концертное исполнение состоится под управлением Кристиана Кнаппа, пишет «Музыкальная жизнь». Либреттист Луиджи Иллика, мастер оперной драматургии и соавтор Пуччини, придумал захватывающую историю о гибели молодого поэта. ...
Читайте также

Самое читаемое

Читайте также