Крепостным не велено роптать

 
На отдельных театральных кухнях Москвы царит из последних сил подозрительное вольнодумство. В то время, когда самые прогрессивные деятели культуры объединяются общей благородной идеей движения вперед – к истокам светлого прошлого, некоторые господа позволяют себе роптать. Причем, повод для ворчания довольно странный. Ворчуны почему-то решились возражать против слияния театров, то есть против самой актуальной и передовой идеи, которая созрела в заботливых руководящих верхах.

Вольнодумцы не понимают, что в условиях тотальной консолидации сознательных граждан Отечества перед звериным оскалом бессознательных угроз, лучшее средство для выживания – это слияние. Или, выражаясь современным слогом - оптимизация. То есть: решение максимальных целей при минимальных затратах. Какой, скажем, смысл иметь несколько десятков городских театров с их несколькими десятками дирекций, если можно сократить и то, и другое путем слияния и поглощения, сэкономив на этом хоть кое-какие средства. В трудные нынче времена каждый бюджетный рубль дорогого стоит, и особенно по весне, когда в нашей прекрасной столице наступает пора менять зимнюю плитку на летнюю. Поэтому решение культурных властей слить театры МОСТ, Сферы, На Перовской, АпАрте, Вишневый Сад, Кукол, Эрмитаж и пр., совершенно логично и актуально. Как совершенно обоснована и негласность принятия этих передовых решений. Враг-то не дремлет, он может либо перехватить наши идеи себе на вооружение, либо спровоцировать недовольство несознательных.

Когда этот номер готовился к сдаче в печать, театры «Сфера» и АпАРТе готовили совместную пресс-конференцию, и собрали в интернете более десяти тысяч зрительских подписей в свою защиту. То есть – явно провоцируя гражданскую несознательность против оптимизации и слияний. Жест, в нынешней, и без того тревожной действительности, безусловно, вызывающий.    

Судя по этим безрассудным действиям, отдельные театральные вольнодумцы попросту забыли о сакральном – о наших истоках и основах. Поэтому приходится напоминать, что даже в лучшие и славные времена в Москве было чуть более 50 театров. Учитывая, что за окном тогда расцветало начало 18-го века, все эти театры были крепостными. Но это не мешало им творить, радуя всячески своих владельцев (по-нашему – учредителей). А владельцы, между тем, были значительно суровее нынешних. Так, например, граф Каменский очень внимательно смотрел спектакли, записывал замечания, а затем, после каждого акта, шел за кулисы с плеткой, и оттуда доносились вопли актеров и актерок. Но театральные деятели готовы были терпеть, понимая, что, если на Руси бьют – значит любят. И ценят. Не случайно ведь за крепостного актера или актрису давали 5 тысяч, а за горничную всего 80 рублей. При этом о горничных никто не помнит, а имена крепостных Щепкина и Мочалова вошли в историю русского театра. Да и наши национальные достояния – Большой театр и Малый, они ведь тоже родились не на волне вольнодумства, а из самых что ни на есть крепостных театров князя Урусова. Но что там князь, когда сам император Александр I положил начало слияниям и оптимизации, купив у Столыпина в 1800 году труппу и оркестр музыкантов за 32 тысячи рублей. И слил их, как счел нужным.

Но есть и более свежие примеры из близких нам нынче 30-х годов прошлого века, когда большевики заботливой рукой объединил ТРАМ со Студией Рубена Симонова, Театр Ермоловой со Студией Николая Хмелевка, МРХТ с Новым театром Каверина… И уже тогда шутили, что скоро сольют Малый с МХАТом, создав один – Малохудожественный. Ворчливые и несогласные были, конечно, и в те счастливые сталинские времена, но они получали возможность создавать театры и играть в прекрасных городах дальнего севера – от Воркуты до Магадана. И пел в Воркуте Борис Мордвинов, и играл в Магадане Георгий Жженов… И никто из слитых не собирал пресс-конференций, потому как крепостным не велено роптать. И никто из ворчливых не писал петиций, потому что в стране безграничных свобод и северных сияний всегда есть перспективы, и не принято ворчать.


Поделиться в социальных сетях:



Читайте также

Читайте также

Самое читаемое

  • Кирилл Крок: «В культуре нельзя ничего ломать»

    Директор Театра Вахтангова прокомментировал решение региональных властей обезглавить Хабаровский ТЮЗ, уволив успешного директора Анну Якунину, которая вывела театр на первые позиции.   У меня всё не выходит из головы ситуация в Хабаровском крае, где по решению местного министра культуры была уволена с должности прекрасный, опытный директор Хабаровского ТЮЗа Анна Анатольевна Якунина и директор Хабаровской Краевой филармонии Емельянов А. ...
  • Александр Калягин: «За что увольняют успешно работающего руководителя?»

    Александр Калягин обратился к губернатору Хабаровского края Михаилу Дегтярёву с просьбой вмешаться в ситуацию с увольнением директора Хабаровского ТЮЗа. Ранее сотрудники театра выступили против решения местного Минкульта и потребовали вернуть Анну Якунину. ...
  • «Дань художественному безумию и свободе»

    «Черных монах» гамбургского театра Thalia, поставленный Кириллом Серебренниковым, открыл 76-й Авиньонский фестиваль. Что о спектакле российского режиссера писали в зарубежных СМИ? «Беспрецедентный драматический транс» Зритель, окруженный мощными образами и ангельскими песнопениями, попадает в космический круговорот, где искусство, любовь, гений и безумие играют рука об руку. ...
  • «Последний поезд» станет «первым»

    Вчера, под занавес юбилейного 95 сезона «Ленкома Марка Захарова», состоялся предпремьерный показ – сдача творческому совету театра   спектакля «Последний поезд» по пьесе Вины Дельмар «Уступи место завтрашнему дню» (Авторская версия Сергея Плотова). ...
Читайте также