Алла Духова дебютировала в проекте «Культурная среда» «Новых Известий»

 
Алла Духова и продюсер Алексей Гарнизов

В редакции газеты «Новые Известия» и журнала «Театрал» состоялась первая встреча в рамках нового проекта – зрительского клуба «Культурная среда». Первым гостем стала хореограф Алла Духова, создатель и бессменный руководитель балета TODES – уникального явления в мире шоу-бизнеса.
Балет Аллы Духовой со своим фирменным стилем хорошо знаком зрителям не только в России, но и за рубежом, где неизменно собирает тысячные залы.

Но лишь спустя 27 лет после образования коллектив обрел в Москве свой дом – Театр Аллы Духовой  TODES . Теперь на проспекте Мира у них есть большая сцена со зрительным залом на 500 мест, репетиционные залы и помещения, в которых разместятся звукозаписывающая студия, мастерская по пошиву костюмов и другие цеха.

Почему же так долго балету, завоевавшему мировую славу, не давали своего помещения?
 
 – Потому что, – говорит Алла Духова, – один из моих главных принципов – никогда ни о чем не просить. Я не ходила по кабинетам чиновников с просьбой открыть театр, просто пришло время и все у нас сложилось. Так бывает, если долго лелеешь свою мечту, она, в конце концов, сбывается. Самое главное – это ясность цели.  Я всегда абсолютно точно знаю, чего хочу, и добиваюсь этого.
 
– Алла Владимировна, мы провели конкурс среди читателей на лучшее определение «что такое балет TODES», и получили следующие ответы: «Тодес – это мечта. Тодес – это динамит. Тодес – это магнит. Тодес – это мертвая петля»…
– Нет, нет, ни мертвая, ни смертельная и вообще никакая не петля. Это скорее спираль, или, как сказала мне Ирочка Роднина, TODES – это сложный трюк… Правда, когда мы были на гастролях в Германии, меня удивляло,  почему зрители смеются, услышав наше название. Оказалось, что у немцев при дословном переводе наш коллектив называется «Смертельный балет».
 
– Но при этом стиль вашего исполнения вряд ли можно назвать балетом в чистом виде…
– Наш стиль определить сложно. Это современная хореография, которая подразумевает слияние всех форм танца – модерн, хип-хоп, техно, классика, народный танец. Собственно такое смешение стилей было предопределено, потому что балет TODES образовался при объединении женского танцевального ансамбля, исполняющего джаз-модерн и группы брейк-дансеров из Питера.
 
– Вы говорите про женский ансамбль, в который вас определила мама?
– Нет, про танцевальную группу «Эксперимент» – это первый коллектив, созданный мною лично в 16 лет. А мама привела меня в ансамбль народного танца «Ивушка».
 
– Ваша мама была творческим человеком?
– Нет, ни мама, ни папа не имели прямого отношения к искусству, но они постоянно участвовали в художественной самодеятельности, и были такими выдумщиками… Например, папа, он в свое время окончил институт физкультуры, всегда организовывал различные соревнования между заводчанами, когда мы летом выезжали в палаточные городки. Он, кстати, сам прекрасно бил чечетку. А мама, она у меня блокадница, воспитывалась в детском доме, так вот она прекрасно пела, любила танцевать. Они встретились в Ростове, когда папа служил в армии, а мама работала там по распределению. Вскоре переехали в Ригу на родину отца, где на свет  появилась я, а потом моя сестра Дина. Именно родители привили нам любовь к танцам и к музыке. Папа и мама у меня удивительные люди, но, к сожалению, слишком рано ушли из жизни.
 
– Ваша сестра тоже занимается танцами?
– Дина вместе со мной танцевала в «Эксперименте», стояла у истоков создания балета TODES. Сейчас она, мама пятерых детей, руководит рижской студией нашего балета, взяла на себя ответственность за одну из танцевальных школ. А их у нас в общей сложности по всей стране и за рубежом уже 98, это примерно 35 тысяч учеников. Цифра впечатляющая, но эти школы не возникли вдруг, они создавались годами, и сейчас в них работает большое количество педагогов – наших бывших воспитанников. Мы ведь наряду с артистами балета готовим также репетиторов и менеджеров, то есть специалистов, в которых нуждаются наши студии. А еще мы организовываем открытые уроки и 4-5 раз в году проводим фестивали, на которые собираются по 2000 человек. Помимо этого я ежедневно по скайпу общаюсь с руководителями школ, смотрю репетиции в любом городе. Одним словом, держу руку на пульсе.
 
- Как вы успеваете все это делать? Откуда  черпаете энергию?
– Я же работаю с молодежью полной сил и энергии, вот от них и подпитываюсь. И настроение у меня всегда прекрасное. А если серьезно, то все это благодаря моей команде, которая сложилась за годы совместной работы, одна я бы ничего не успевала сделать.
  И еще, я взяла за правило, каждое утро в течение часа ходить в быстром темпе с палочками «нордик». Мы живем рядом с Суворовским парком, где совершенно необыкновенный воздух и такие шестикилометровые прогулки  очень помогают мне восстанавливать силы.
   А основной источник энергии – это семья, мои сыновья Володя и Костя. Как бы занята я ни была, обязательно нахожу время не просто спросить у них, как дела, но и успеть поговорить с ними. Они, как и я, люди творческие  – Володя пишет музыку, Костя занимается в танцевальной школе у Дины. А внешне дети совершенно на меня не похожи – оба блондины.
 
– Алла Владимировна, в вашем коллективе работают в основном молодые люди, часто ли приходится играть свадьбы?
– Супружеских пар в нашем коллективе сложилось немало, а теперь и детей тоже много. Они подрастают, приходят заниматься в наши школы, становятся артистами балета. Все бы хорошо, только декреты очень огорчают. Вот сейчас у нас четыре девочки из основного состава забеременели. Можете себе представить – четыре солистки, которым срочно надо найти замену. Но после рождения детей девочки, как правило, возвращаются на сцену. Поэтому, если придете к нам за кулисы, можете увидеть довольно странную картину. Например, Звездочета с ребенком на руках, или женщину-вамп, качающую рукой в длиной кроваво-красного цвета перчатке коляску с младенцем. В общем, весело, почти Санта-Барбара.
 
- Вашему коллективу довелось работать практически со всеми нашими эстрадными звездами. Не чувствовали себя вторым фоном?
– Нет абсолютно. Если человек самодостаточен, у него нет амбиций и комплексов. Мы любим наших друзей-звезд и с удовольствием с ними работаем. Каждый из них по-своему уникален, у них есть чему поучиться, и я отношусь ко всем с огромной благодарностью. Они доверяли нам, давали свободу творчеству, относились к нам с большим уважением.
 
– А с Майклом Джексоном как вам удалось поработать?
– Знаете, это судьба улыбнулась нам. Нас пригласили принять участие в благотворительных концертах «Майкл Джексон и друзья» (Michael And Friends Concert), в которых участвовало огромное количество мировых звезд. Мы выступали в Сеуле и Мюнхене и танцевали с Майклом Джексоном на одной сцене. А потом летели с ним в одном самолете, познакомились с его балетом и до сих пор с ними дружим и переписываемся. А в память о певце поставили номер «Посвящение Майклу Джексону».
 
– Вас многие называют бизнес-вумен. Как вы к этому относитесь?
– Я не считаю, что мы занимаемся бизнесом. Мы просто танцуем, занимаемся хорошим делом. Потом какие мы коммерсанты – и цены на занятия у нас не заоблачные, и обязательно в каждом филиале есть бесплатные группы. А скольких ребят мы буквально вытащили с улицы... Мы учим детей танцевать не для того, чтобы сделать из них профессионалов, просто хотим, чтобы они красиво двигались, чувствовали музыку. Кстати, взрослые люди у нас тоже занимаются. Помню, в нашу рижскую студию пришла дама под сто килограммов. Ей было всего 43 года, а выглядела лет на десять старше. Но за полтора года интенсивных занятий она превратилась в стройную привлекательную девушку. И вот, веду я как-то раз открытый урок, и вижу, ко мне бежит мужчина с огромным букетом цветов. Подбегает, встает на одно колено и благодарит за то, что его жена стала совершенно другой женщиной. Знаете, как приятно было это слышать. Мы помогаем людям стать счастливее и ради этого стоит работать.
 
– 28 апреля состоялось официальное открытие Театра Аллы Духовой. Что чувствуют ваши артисты?
– Весь наш коллектив пребывает в состоянии полного счастья. Я бы даже сказала, в состоянии эйфории. И от этого чувства радости мы готовы с удвоенной силой приступить к созданию новых интересных программ. Вот увидите, мы станем самым аншлаговым театром в Москве. Потому что стоит к нам прийти всего лишь один раз – и ты уже наш зритель. Это, как болезнь. Поверьте, за долгие годы своей гастрольной жизни я поняла, что этим вирусом заражаются буквально все.
 

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Наталья Наумова: «Мы с мамой — подруги»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет уникальный сборник, который состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов,  рассказывающих о главном человеке в жизни — о маме. Эти проникновенные воспоминания не один год публиковались на страницах журнала, и теперь собраны вместе под одной обложкой. ...
  • Нарисованный театр Рузанны Мовсесян

    Когда театр не может пригласить вас к себе, он неожиданно является к вам в виде книги. Это буквально на наших глазах придумывает и талантливо воплощает режиссер Рузанна Мовсесян. И, конечно, это наш Пушкин и, конечно, это наш «Евгений Онегин», но довольно необычный – «Роман в стишках и в картинках». ...
  • Владимир Войнович: «У нас в семье не отмечались праздники»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет уникальный сборник, который состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов,  рассказывающих о главном человеке в жизни — о маме. Эти проникновенные воспоминания не один год публиковались на страницах журнала, и теперь собраны вместе под одной обложкой. ...
  • Анатолий Белый: «Мы пройдем через еще один глобальный кризис»

    Почему свобода в нашей стране не становится «национальным культом», как в Швеции, что потерял первый нобелевский лауреат Бунин в 1920-м и о каких «потерях» надо говорить в путинскую эпоху, о «театральном деле» и запасах внутренней независимости – актер МХТ им. ...
Читайте также