Восьмой Интернационал

Заметки о VIII Международной летней театральной школе СТД

 

Летняя школа СТД – явление из ряда вон выходящее. Ничего подобного в мировой театральной практике не существует. Ведущие мастера российского театра работают с молодыми актерами из разных стран (в буквальном смысле от Канады до Австралии, в этом году «школьная» география включает 28 стран, а бывало и за тридцать!) в течение целого месяца. В «школьной программе» грим и фехтование, вокал и ритмика, сценречь и сцендвижение, современная хореография и, разумеется, мастерство. И все это «школьникам» не стоит ни копейки. Для сравнения – недельный мастер-класс мэтров соответствующего уровня за рубежом стоит несколько тысяч долларов минимум. А по интенсивности Школу и вовсе сравнить не с чем, поскольку занятия начинаются рано утром и заканчиваются – нет, не за полночь, а на рассвете.

О каждом из педагогов Школы можно писать отдельную педагогическую поэму. Жаль, формат издания не позволяет, придется ограничиться скупым телеграфным перечислением. Мастер-классы давали Александр Калягин, Адольф Шапиро, Сергей Безруков, Сергей Женовач и Евгений Стеблов. Занятия по актерскому мастерству вели Вениамин Фильштинский, Вячеслав Кокорин и Бернардас-Гитис Падегимас. «Выпускные» спектакли ставили Дмитрий Брусникин, Сергей Голомазов, Борис Константинов и Евгений Ибрагимов, Альберт Альбертс и Александра Конникова, Дмитрий Мелкин. Объять необъятное – так, наверное, мог бы звучать девиз Школы.
 
Александр Калягин, художественный руководитель Школы:
- Мы гордимся своей Школой, но каждый раз это проверка для нас всех. Это ведь очень емкое понятие – и путь самосовершенствования, который проходит каждый творческий человек, и фундамент искусства, в нашем случае – русского психологического театра. Станиславский, Чехов, Мейерхольд, Товстоногов, Эфрос – невероятная палитра, краски из которой можно черпать бесконечно. При этом мы абсолютно открыты для новаций – посмотрите на состав мастеров и педагогов. Мы каждый раз подбираем их по принципу комплиментарности – традиционная школа дополняется экспериментом и на одной площадке можно наблюдать совершенно разные по характеру, но равные по качеству результаты. Школа – это ведь не одно только чистописание - освоение традиции, это еще и сочинение чего-то нового. 

Школа многонациональна. Это такой большой и дружный интернационал, площадка для продвижения проекта под названием «Русский мир» как в тех государствах, которые составляли некогда общую нашу духовность, так и в дальних странах, где волею судеб оказались наши соотечественники. Занятия заканчиваются, ребята разъезжаются по домам, но общение не прекращается. При СТД действует Центр поддержки русского театра за рубежом, в рамках которого, собственно и осуществляется работа Школы. Актеры возвращаются в свои театры, делятся впечатлениями и потом к нам стаями летят заявки от худруков и директоров театров с просьбой провести аналогичные мастер-классы на месте для всей труппы. Так что Школа на самом деле не ограничивается только тем, что происходит собственно здесь, в Звенигороде. Эхо этого колокола продолжает звучать и после того, как он смолкнет. 

Между главами романа
Все жанры равны, но некоторые все-таки «равнее». Каждый год в день кастинга повторяется одно и то же: когда после томительного многочасового ожидания глубокой ночью вывешивается «распределение», драматические актеры,  попавшие в мастерскую кукольного театра (собственно кукольников в наборе обычно бывает всего пара человек), бегут топиться в ближайшем пруду, ибо уверены, что приехали они совершенно напрасно. Хорошо, что вода в пруду холодная и зеленая. Перспектива закончить дни в живописной тине не слишком заманчива и несчастные страдальцы утром появляются на репетиции с лицами бессрочных каторжников. А через три дня они с горящими глазами репетируют по 25 часов в сутки.

Руководители мастерской – Борис  Константинов и Евгений Ибрагимов выбрали не просто сложный, но очень острый материал – роман «Как закалялась сталь» Николая Островского. Выбор определили события на Украине. Если кто не помнит, одним из центральных эпизодов романа является строительство узкоколейки для снабжения гибнущего от холода Киева продовольствием и топливом. В феврале, когда творческая программа Школы только формировалась, все еще только разгоралось, но сеть уже бурлила вовсю, и больно было узнавать, что участники прежних школ порой оказывались по разные стоны баррикад.    

Борис Константинов, главный режиссер Центрального театра кукол им. С.В.Образцова:
- Мы решили показать ребятам, как можно говорить языком театра кукол о сложных материях: что такое война, подвиг, верность Идее? Мы не писали режиссерскую инсценировку, ребята сами выбирали эпизоды, которые произвели на них впечатление. В группе было много иностранцев, и нам было очень приятно видеть у них в руках переводные издания романа.   
Нам хотелось избавить сценическое прочтение романа от набивших оскомину штампов и лозунгов, сделать его героев, и в первую очередь Павла, живыми людьми. Он ведь тоже хотел любить, жить нормальной жизнью. Чувство долга не позволило. Мы специально показали ребятам несколько фрагментов из знаменитых экранизаций – с Лановым и Конкиным, чтобы они видели, где актеры играют сердцем, а где выполняют «сверхзадачу», спущенную сверху киночиновниками.

Конечно, на такой эксперимент нужно больше времени, но нам был важен не спектакль (он сложился не совсем так, как задумывалось), а процесс, в который ребята погрузились с головой.

Милена Якшич, Сербия:
- Я – драматическая актриса, и потому здесь мне все было так же интересно, как и непонятно. Почему, кирпичи, с грохотом падающие в тачку, лучше изображают смерть, чем падающий на сцену актер? Таких вопросов было много, но на главный – почему я хочу играть именно в этом спектакле, я ответила только перед самой премьерой. Я поняла, что это и про нашу войну тоже. Смерть, жизнь, любовь – когда вокруг тебя стреляют, когда гибнут люди – эти понятия обретают совершенно особый смысл и особенную цену.

Собачья шкура
Летняя школа – пространство экспериментальное и режиссер Сергей Голомазов решил использовать его максимуму, обкатав в своей мастерской пьесу, над которой работает у себя в театре.

Анатолий Королев больше известен как писатель, о его прозе говорят, что это «документальная мифология с оттенком черного юмора». «Формалин» абсолютно вписывается в это определение. В форму пьесы обращено журналистское расследование, полученное главным героем – писателем, в наследство от погибшего друга-репортера. Некий медиамагнат на глазах у маленького сына убивает соседскую собаку, повадившуюся купаться в его роскошном бассейне. Сосед, старик-архитектор, в отместку похищает мальчика и полгода держит его в своем доме, облачив в шкуру убитого сеттера. Родители мальчика, адвокаты, прокурор, судья, врач-психиатр – у каждого эта леденящая душу история имеет свое объяснение, но чем глубже влезает в нее писатель, тем стремительней белое становится черным, а черное – белым. А повзрослевший мальчик рассказывает о днях, проведенных в собачьей шкуре, как о самых счастливых в своей жизни…

Сергей Голомазов, художественный руководитель театра на Малой Бронной:
- Школа - это такая веселая творческая авантюра, пускаясь в которую мы освобождаемся от ложной ответственности, которая так нас тяготит в профессиональном театре: здесь можно пробовать все, не заботясь о том, как отреагируют зрители, что напишут критики и окупят ли себя затраченные на постановку средства. Мне было интересно посмотреть, как будет жить этот материал в лабораторных условиях.  Мы сделали спектакль, вернее эскиз спектакля, за 13 репетиций. Работа в таких жестких условиях очень многое меняет в понимании профессии, в осознании собственных возможностей. В жизни нередко за ширмой благополучия скрыты одиночество, озлобленность, жестокость, поэтому мне важно было, чтобы ребята заразились эмоциональной природой этого материала: за проживание трудного опыта в театре человек платит меньшую цену, чем в реальности.

Александр Пиганов, Монреаль, Канада:
- Когда я столкнулся с тем, как работают актеры на западе, я был очень удивлен: там слишком много внимания уделяют тексту, и совсем не заботятся о том, что у актера происходит в душе в то время, когда он этот текст произносит. Школа дала мне не только актерский, но и некоторый режиссерский опыт, которым очень хочется воспользоваться. Правда, постоянного профессионального русского театра сейчас в Канаде нет, но зато немало актеров по разным причинам покинувших Россию, и я уже всерьез мечтаю о том, чтобы собрать команду хотя бы для разовых проектов.

Контакты на разных уровнях
Дмитрий Брусникин выбрал для своей мастерской пьесу Ивана Вырыпаева «UFO». По собственному признанию режиссера, этот драматург интересен ему  тем, что его пьесы сконструированы на модных заморочках так называемого «актуального» театра, а выстроены вокруг сложных, многослойных взаимоотношений человека со своим внутренним миром.

Никаких неопознанных летательных объектов в «UFO», разумеется, нет. Десять странноватых персонажей с восторженностью неофитов рассказывают о своих встречах – нет, не с пресловутыми зелеными человечками, а с Непознанным. То ли с Космосом, то ли с Богом. В результате такой встречи русский программист, сочиняющий компьютерные «бродилки-стрелялки», вдруг понимает, что это миры, где нет понятия нравственность, потому что все подчинено правилу «убей или убьют тебя». Ирландский пенсионер неожиданно приходит к выводу, что этот мир нам не принадлежит, и не важно, кто нам его подарил, важно быть благодарным за этот подарок. А перед американской домохозяйкой открывается путь домой, только дом этот не крыша и стены, а место, куда каждый из нас возвращается, реализовав свое земное предназначение.

Контакт с залом молодые актеры установили мгновенно и удержали до финальной точки, не растеряв ни капли из того, что составляет главную ценность документального театра – ощущение, что все – взаправду, все происходит здесь и сейчас со всеми нами – с теми, кто на сцене, и с теми, кто в зале. Все эти прозрения-озарения – личное достояние каждого персонажа в отдельности – они  неким непостижимым образом (не в этом ли и состоит вечное чудо театра) смогли пристыковать к личному опыту всех, кто на час с небольшим попал на орбиту  спектакля. В конце концов, смысл собственного бытия с большим или меньшим успехом ищет каждый.

Лиза Тодорова, Стерлитамак:
- Из всего, что мы получили в Школе, для меня сложнее всего было разобраться в том, что же такое документальный театр, ведь наше классическое профессиональное образование строится на совсем иных принципах. Всю привитую нам психологичность из нас выбивали, вытряхивали очень решительно. Так странно было слышать «что ты мне тут Заречную выдаешь!» и понимать, что это не похвала, а совсем наоборот. Когда я прочла пьесу Вырыпаева, она мне очень понравилась, я разделяла убеждения автора, но когда дошло до репетиций, не раз пришлось преодолевать внутренне сопротивление. Легче стало только на последних прогонах, когда появилась публика – мне было важно убедиться, что и на такой театр может быть отклик зала.
Был и очень трудный опыт – мы брали интервью у обычных людей о событиях, которые изменили их жизнь, вживались в рассказанные нам истории. Оказалось, о том, зачем создан наш мир, зачем живет человек, думают все, независимо от образования, воспитания, профессии. Не у каждого эти мысли получаются глубокими, но абсолютно пустых людей не бывает. Для меня это стало настоящим открытием.

Выпускные спектакли сыграны, занавес опущен. Взлетают в синее небо воздушные шарики, щелкают затворы фотоаппаратов, блестят слезы на глазах, звучат тосты – волшебство закончилось. Завтра поезда и самолеты вернут их в привычную жизнь. Оценить то, что они здесь получили, они смогут еще не скоро – сейчас эмоции преобладают над здравым размышлением и это правильно. И на волне этих бьющих через край чувств они сходятся в одном – в театре, искусстве ликов, масок, игры теней и света, самое важное – оставаться самим собой.

  • Нравится



Самое читаемое

  • «Бутусов. Король Лир. Backstage»

    Премьера Юрия Бутусова – главного режиссера Театра Вахтангова – «уравнение с десятью неизвестными»: говорить о замыслах заранее никто не мог, казалось, вся постановочная команда – под подпиской о неразглашении: «На репетициях всё очень хрустально, очень хрупко. ...
  • «Каждый, кто учился у Мягкова, гордится, что был его учеником»

    Андрей Мягков  был родом из семьи ленинградских интеллигентов. Отец – профессор технологического института, мама – инженер-механик. Сам Андрей Васильевич окончил химико-технологический институт, но приехавшая из Школы-студии МХАТ комиссия кардинально изменила его судьбу. ...
  • Директор МАМТа Андрей Борисов: «Я не склонен к алармистским настроениям»

    В конце минувшего года экс-директор Пермского театра оперы и балета Андрей Борисов принял для себя непростое решение, согласившись возглавить Московский музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко. По его словам, решение было непростым не только потому, что требовалось соблюсти множество этических нюансов, но еще и потому, что трудно было оставить свою деятельность в Перми: в последние годы в тандеме с Теодором Курентзисом Андрей Борисов вывел Пермский театр оперы и балета на высокий международный уровень. ...
  • Умер Андрей Мягков

    Актер Андрей Мягков умер в возрасте 82 лет, сообщила пресс-служба МХТ им. Чехова.  Прощание с Андреем Мягковым пройдет в МХТ им. Чехова 20 февраля. В 10. 00 начнется гражданская панихида в театре, после нее - отпевание в Храме Воскресения Словущего на Успенском вражке. ...
Читайте также


Читайте также

  • В своем репертуаре

    Режиссерские лаборатории в малых городах России Театр наций проводит уже десятый год подряд. Однако на сей раз условия оказались  близкими к экстремальным.  Шахматная рассадка, перчатки, маски - всё это, конечно, еще весной стало приметами нашего времени. ...
  • Сергей Безруков открыл Международный форум для детей

    17 октября Худрук Губернского театра и худрук Международного Большого Детского Фестиваля Сергей Безруков открыл III -й по счету форум. На нем с 17 октября по 30 ноября в Москве и Санкт-Петербурге будут представлены драматические, музыкальные, кукольные спектакли, а также проекты, представляющие разные жанры исполнительских искусств: цирковое искусство, кино и анимацию. ...
  • Мариинский театр выступил в Париже в рамках «Русских сезонов»

    Мариинский театра начал гастроли в Париже. Концертное исполнение оперы «Хованщина» под управлением Валерия Гергиева состоялось в воскресенье, 4 октября, под эгидой проекта «Русские сезоны».   Солисты исполняли арии на русском языке, а на экране над сценой демонстрировались субтитры на французском языке. ...
  • Мраморный дворец станет площадкой Культурного форума

    Деловая площадка Санкт-Петербургского международного культурного форума пройдет с 12 по 14 ноября. Участников ждет новое место проведения – уникальный памятник архитектуры XVIII века Мраморный дворец. В Мраморном дворце для мероприятий предусмотрены три зала: Мраморный, Белый и Зал круглых столов. ...
Читайте также