Трудно быть смешным для всех

 

– В прошлом номере вы рассказали байку про отца-основателя цирковой династии Ивана Филатова. А где же истории про Юрия Никулина? По-моему, они заслуживают отдельной публикации…
Станислав Бондаренко, Москва
Слово читателя – закон (письма в редакцию пишите по адресу teatral@newnews.ru).

У Юрия Никулина было врожденное чутье на смешное. На войну уходил с большой записной книжкой, в которую с 1936 года записывал анекдоты. Однажды поспорили с сослуживцем Гусаровым, кто больше анекдотов знает. Гусаров предложил:

– Давай, ты начинай рассказывать, а я буду продолжать.

Никулин выдает первый анекдот – Гусаров не знает. Затем второй, третий, пятый… Все хохочут. Гусаров молчит. До половины четвертого ночи Никулин травил анекдоты. Многие устали смеяться, легли спать.

– Ладно, кончай травить, я проиграл, – сказал Гусаров.

– Погоди, есть еще анекдоты про пьяных, детские, иностранные, – не унимался Никулин.

Перед войной в записной книжке было 600 анекдотов, к 1945 году их стало полторы тысячи. А дальше он считать перестал...

«Вы что, глухонемой?»


Однажды в цирке Никулин столкнулся в дверях с режиссером Борисом Романовым. И Борис рассказал:

– В цирке умер одногорбый верблюд. Директор говорит завхозу: «Пошлите в центр заявку на двугорбого верблюда». – «А почему на двугорбого? Ведь у нас умер одногорбый?» – спрашивает завхоз. – «Все равно срежут наполовину».

В тот же день анекдот был записан в книжечку.

Впрочем, не только анекдоты становились живым материалом для творчества Никулина. Снимаясь в «Бриллиантовой руке», он вспомнил старую цирковую репризу.

А дело было так:

– Очень мне нравилось, как работают клоуны Сергей Любимов и Владимир Гурский, – вспоминал Никулин (в книге «Почти серьезно»). – В исполнении этих клоунов мне нравилась и клоунада «Нагружайся-разгружайся».

Из центрального прохода, как бы с улицы, появлялся с плащом, перекинутым через руку, Гурский, а за ним шел Любимов, который тащил на спине громадный ящик, перевязанный толстой веревкой. Любимова за ящиком почти не было видно. Публика видела только тоненькие ножки в полосатых носках, с трудом переступавшие по ковру. Гурский спрашивал у инспектора манежа (его играл Александр Буше. – «Т»):

– Скажите, пожалуйста, куда это мы попали?

– Вы попали в Московский цирк, – отвечал инспектор манежа.

– А я думал, на вокзал, – хрипел из-под ящика Любимов.

– Сережа, разгружайся!

Любимов снимал ящик и вытирал пот.

– Мы хотим поступить на работу к вам в цирк, – заявлял Гурский.

– А что вы умеете делать? – интересовался инспектор. – Нам нужны дрессировщики.

– Мы дрессируем мамонтов. У вас есть в цирке мамонты? – спрашивал Любимов.

– Нет, – отвечал инспектор манежа.

– Ах, нет мамонтов… – разочарованно произносил Гурский и командовал: – Сережа, нагружайся!

Любимов с трудом взваливал ящик на спину и заплетающимися ногами шел по манежу. Только он доходил до барьера, как Гурский возвращался к инспектору и спрашивал:

– А платят в цирке хорошо?

– Да, хорошо, – отвечал инспектор.

– Сережа, разгружайся, – требовал Гурский и интересовался: – А за что платят?

– За хорошую работу, – говорил инспектор манежа.

– Ах, еще и работать надо? Сережа, нагружайся.

Так они все время разгружались и нагружались. В конце клоунады Любимов, обессиленный, ползком тащил на себе ящик. Публика хохотала.

Нравилось мне в некоторых клоунадах необычное появление на манеже Сергея Любимова. Только объявят очередной номер программы, как вдруг во втором ряду партера кто-то начинает громко аплодировать. Это был сам Любимов. Публика смеялась. Александр Буше снова начинал объявлять номер, и Любимов снова аплодировал. Тогда Буше подходил к нему и просил не мешать, пригрозив, что его выведут из зала.

– Вы поняли, что я вам сказал? – спрашивал Александр Борисович.

В ответ Любимов вставал и, показывая на свои уши и рот, жестами объяснял, что он не слышит и не может говорить.

– Вы что, глухонемой? – спрашивал Буше.

– Да!!! – рявкал в ответ Любимов.

Много лет спустя, снимаясь в фильме «Бриллиантовая рука», я использовал эту забытую клоунскую репризу.

«Пусть Моргунов бежит медленнее»


– Один из ассистентов Леонида Гайдая предложил мне попробоваться в короткометражной комедии «Пес Барбос и необычный кросс», – вспоминал Юрий Владимирович. – Кто-то из помощников Леонида Гайдая рассказывал потом:

– Когда вас увидел Гайдай, он сказал: «Ну, Балбеса искать не надо. Никулин – то, что нужно».

На роль Бывалого утвердили Евгения Моргунова, которого до съемок я никогда не видел. Его личность была окружена легендами, странными историями. Например, рассказывали, как Моргунов умудрялся ездить без билета в трамвае или троллейбусе. Делал он это просто. Поскольку контролеры часто устраивали облавы на безбилетников, Моргунов придумал следующее: он входил в трамвай или троллейбус и зычным голосом заявлял:

– Граждане пассажиры, приготовьте билеты.

Шел и проверял у всех билеты. Потом выходил на остановке и садился в другой трамвай и снова проверял билеты. Так и доезжал до института. А если в вагоне уже оказывался контролер, то Моргунов произносил: а-а, уже проверяют, ну хорошо, – и выскакивал из вагона.

Почти не знал я и Георгия Вицина. Нравился он мне в фильме «Запасной игрок», где исполнял главную роль. Много я слышал и о прекрасных его работах в Театре Ермоловой…

Весь месяц я снимался. В фильме не произносилось ни слова, он полностью строился на трюках. Многие трюки придумывались в процессе работы…

Была у нас сцена, когда Трус во время погони должен обогнать Балбеса и Бывалого. Гайдай попросил, чтобы мы с Моргуновым бежали чуть медленнее и дали Вицину вырваться вперед.

На репетициях все шло нормально, а во время съемок первым прибегал Моргунов.

– Я не могу его обогнать, – жаловался Вицин. – Пусть Моргунов бежит медленнее.

– Почему ты так быстро бегаешь? – спросил я Моргунова.

– А меня, – заявил он мрачно, – живот вперед несет.

И хотя Моргунов клятвенно обещал замедлить бег, слово свое он не сдержал, и мы три дубля пробегали зря.

Фильм приобрели все страны. Только Япония почему-то отказалась. После выхода «Пса Барбоса» на экраны Леонид Гайдай стал признанным комедийным режиссером. Прошло несколько лет. Гастролируя в одной из зарубежных стран, мы попали на прием в советское посольство. После приема посол, взяв меня под руку, привел к себе в кабинет.

– Сейчас что-то покажу, – сказал он, открыл сейф и вытащил оттуда коробку с пленкой.

Я решил, что мне покажут особо интересную хронику.

– Это ваш «Пес Барбос», – говорит посол. – Держу его в сейфе, чтобы подольше сохранился. По праздникам мы смотрим его всем посольством. А главное, «Пса Барбоса» мы показываем иностранцам перед началом деловых переговоров. Они хохочут, и после этого с ними легче договориться.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Владимир Андреев: «Между Кандинским поздним и ранним»

    «Это два эскиза Кандинского: поздний и ранний, где он чистый импрессионист! – сразу увлекает нас в экскурсию своему кабинету президент Ермоловского театра Владимир АНДРЕЕВ. – У меня даже есть работа Кандинского, на которой Ивана-царевича с царевной, несет серый волк. ...
  • Практический опыт

    По традиции, в новогодние праздники напоминаем лучшие тексты минувшего сезона. В нашей подборке – закулисье театра «Практика» (материал из июльского номера, вышедший в рамках спецпроекта «Театрала»). На первый взгляд закулисье этого театра напоминает подводную лодку или бункер. ...
  • «Ничего лучше уже не придумать»

    В праздничные дни, по традиции, повторяем материалы, вышедшие в «Театрале» в минувшем году. Сегодня в нашей подборке – закулисье театра «Мастерская Петра Фоменко».  «Когда мы ставили «Бесприданницу» (это была первая премьера в здании Новой сцены), Петр Наумович шутил: Паратов будет приплывать на своей «Ласточке» прямо по Москве-реке и выходить на сцену через окно», – рассказывает «Театралу» главный администратор «Мастерской Петра Фоменко» Вера ЗАВГОРОДНЯЯ. ...
  • Пространство без границ

    Переступив порог Театра Олега Табакова, зрители тянутся за телефонами. Не сделать здесь фото невозможно: от пола до потолка стены покрыты зеркалами самых разных размеров и форм. Идея нового пространства Сцены на Сухаревской принадлежит художественному руководителю Владимиру Машкову. ...
Читайте также