Мыльная опера

В «Севильском цирюльнике» артисты Мариинки нашли среди зрителей «мальчиков для бритья»

 

На сцене Мариинского театра-2 прошла премьера оперы Россини «Севильский цирюльник». Спектакль поставил французский режиссер Ален Маратра. Этой премьеры, безусловно, ждали – ведь это еще один Россини в Петербурге, еще одна строка в трехвековой всемирной эпопее «Цирюльника».
Начинается спектакль чудесно: во время увертюры, вися в малярной люльке, два ангела-художника рисуют кистями по небу на заднике, создавая облака и птиц. Нас приглашают в прекрасный мир, где, как у Россини, находчивость во имя любви побеждает глупость и злобу. Но по ходу действия режиссер все больше полагается на либретто, а не на музыку. Нет, оркестр под управлением Заурбека Гуткаева играет, что положено. Лишь вместо клавесина используются вибрафоны, их «электронный» звук властно вмешивается в старинную партитуру. Итальянские речитативы частью не поются, а говорятся, причем – для смеха – с вкраплениями русских слов. От реплик – большой зрительский эффект, особенно в момент, когда Бартоло (Эдем Умеров) вступает с дирижером в перебранку.

Маратра заставил певцов существовать не только на сцене, но и перед ней, на подиуме-мостике: любимый, не раз использованный прием режиссера, убежденного, что действие надо приблизить к публике. Идея с мостиком удобна: бегают солисты или хор со сцены на него и обратно – режиссура налицо. Но даже при наличии невидимых публике экранов с дирижерским жестом певцам (они за спиной маэстро!) нужно проявлять чудеса героизма, чтобы не разойтись с оркестром. Солисты – а пели большей частью артисты Академии молодых певцов при Мариинском театре – героизм проявили, но на это ушел большой запас творческих сил. Россиниевские фиоритуры во всей полноте удались только Розине (Антонина Васенина).

Мысль о том, что режиссер ставит не музыку, а сюжет, подтвердилась в финале первого действия. Тут у Россини дивный ансамбль, который поет о том, что кутерьма всем выносит мозг. Виртуозно, смешно и уютно – хочется слушать. Но Маратра сделал так, что слушать стало невозможно. Он запустил в зрительный зал огромных кукол: тяжеловесы со злыми старческими лицами, управляемые изнутри актерами миманса. К чему монстры на прогулке в апофеоз комического пения? Знатоки закулисья поведали, что малопонятный ход, по замыслу режиссера, – страшный сон доктора Бартоло, хотя означенный доктор не спит, а поет вместе со всеми, стоя на столе. Публика, спровоцированная парадом кукол, начала ритмично хлопать – как на рок-концерте. Результат: на сцене можно петь, можно молчать, без разницы. Ансамбль был загублен, он утонул в шуме.

Зал был задействован еще не раз. Фигаро (Виктор Коротич) раздавал зрителям визитки парикмахерской и намыливал щеки «случайно» выбранному с первого ряда зрителю. Офицеры из хора пели с ярусов театра. Хор сидел на краю сцены, свесив ноги к первому ряду. Розина отвечала на любовный позыв Альмавивы тоже с яруса. На сцене также развлекались, как могли, играя в бурлеск, тем более что художник по костюмам одел героев с богатой исторической фантазией, по принципу «с миру по нитке».

Местами, правда, действие провисало, особенно в моменты речитативов, и бурность сменялась застоем. Финал вообще оказался скомкан. Но «пьяный» Альмавива (Евгений Ахмедов) обращался к Бартоло с репликой, которую в титрах перевели как «Доктор, слушайте сюда». Доктор, в свою очередь, связал зарвавшегося Фигаро и засунул ему в рот кляп. Начальник городской стражи катил огромного дога на колесиках. Пришибленный Базилио (Николай Каменский) щеголял заметным горбом. Моложавая служанка Берта (Елена Саммер), спев положенную арию о себе как о старухе, под музыку грозы затаскивала в комнату любовника. Розина писала записку, сидя под столом (прячется от зорко-ревнивого опекуна), а знаменитую каватину «В полуночной тишине» она спела, лежа на столе.

Почему севильская дворянка ходит в восточных шальварах? Наверно, потому, что шальвары – это гарем, а гарем – это Восток, где женщины сидят взаперти. Розину же заперли?

Место этого неровного спектакля – между полуконцертным исполнением и концептуальным размышлением. На «Цирюльнике» Маратра в какой-то момент скучно, но потом – оживленно. Местами поставлено «вдоль» музыки, местами – поперек. Где-то остроумно, где-то – вымученно. Глубоко и поверхностно. Пожалуй, слишком рассудочно для упоительной партитуры. Но все равно: любая опера Россини в афише любого театра – беспроигрышный вариант. А «Севильский цирюльник» – выигрыш с бонусом. Кто бы ни ставил самое знаменитое произведение итальянского композитора, он обречен на успех, независимо от качества спектакля. Все дело в звуках: слушая их, чувствуешь себя счастливым.

  • Нравится



Самое читаемое

  • «Бутусов. Король Лир. Backstage»

    Премьера Юрия Бутусова – главного режиссера Театра Вахтангова – «уравнение с десятью неизвестными»: говорить о замыслах заранее никто не мог, казалось, вся постановочная команда – под подпиской о неразглашении: «На репетициях всё очень хрустально, очень хрупко. ...
  • Директор МАМТа Андрей Борисов: «Я не склонен к алармистским настроениям»

    В конце минувшего года экс-директор Пермского театра оперы и балета Андрей Борисов принял для себя непростое решение, согласившись возглавить Московский музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко. По его словам, решение было непростым не только потому, что требовалось соблюсти множество этических нюансов, но еще и потому, что трудно было оставить свою деятельность в Перми: в последние годы в тандеме с Теодором Курентзисом Андрей Борисов вывел Пермский театр оперы и балета на высокий международный уровень. ...
  • Богомолов опубликовал новые правила Театра на Бронной

    Художественный руководитель Театра на Малой Бронной Константин Богомолов на своей странице в Instagram рассказал о новых правилах работы театра. Семь пунктов заимствованы у Алвиса Херманиса, худрука Нового Рижского театра, акцент сделан на свободе слова и разнообразии политических взглядов. ...
  • «Золотая Маска» объявила программу онлайн-трансляций

    10 марта стартует проект «Золотая Маска» online. Трансляции четырех спектаклей, отмеченных экспертами театральной премии, пройдут на главной странице портала «Рамблер».  Откроет программу спектакль «Идиот» Новосибирского театра «Старый дом», получивший 11 номинаций на театральную премию «Золотая Маска». ...
Читайте также


Читайте также

  • «И неотвратим конец пути»

    Граф Глостер вздыхал: «Недавние солнечное и лунное затмения не сулят нам ничего доброго». Побочный сын Эдмунд насмехался над суеверием отца, и практически все зрители шекспировской трагедии были с ним согласны. Но вот впервые слова Глостера были восприняты всерьез. ...
  • «Как остаться человеком, а не частью системы»

    Театр «Сатирикон» представил первую в 2021 году премьеру – спектакль «Близкие друзья» режиссера Сергея Сотникова по повести Евгения Водолазкина. Спектакль рассказывает о трех друзьях из Германии, которых разлучила Вторая мировая война. ...
  • Последний герой: «Бэтмен против Брежнева»

    Что делал бы Бэтмен, будь он не американским миллиардером, а советским гражданином в эпоху застоя? В спектакле-фантасмагории Саши Денисовой это тишайший писатель-неудачник, очень осторожный, не конфликтный и исключительно порядочный человек. ...
  • Надувательская земля

    В пространстве «Сцены Под крышей» в рамках программы по работе с молодой режиссурой Театра Моссовета вышла премьера «Игроков» Гоголя в постановке Павла Пархоменко. Любопытно, что классическая комедия, уже 180 лет не сходящая со сцены, оказалась интересна и востребована, прежде всего, у молодежной аудитории. ...
Читайте также