Мария Ревякина

«Без риска театр немыслим»

 

Очередным гостем расширенной редколлегии журнала «Театрал» стала Мария Ревякина, генеральный директор премии и фестиваля «Золотая Маска», директор Театра наций.
Кстати, выяснилось, что номинации «Золотой маски» и премии «Звезда Театрала» очень часто совпадают. А это значит, нередко совпадают мнения публики и экспертов.

– Успеваете ли вы при своей невероятной загрузке читать театральную прессу?

– Чаще в Интернете, в соцсетях. В бумажном виде реже, читаю только книги.

– Но на критику реагируете? Она обижает, расстраивает, радует?

– Иногда она бывает полезной, ведь после каждого фестиваля «Золотая маска» появляется много мнений, к которым стоит прислушаться. Они бывают как конструктивны, так и наоборот.

– Руки не опускаются?

– Нет. Конечно, мнения профессионального сообщества могут и не совпадать. Но в этом и есть интерес. Если то, что мы привезли на фестиваль, вызывает споры, значит, эти спектакли интересны. А если все проходит ровно и незаметно, то какой в этом смысл?

– «Золотая маска» разрастается и становится, по сути, круглогодичным событием. Как вы решились еще и Театр наций возглавить?

– Это было предложение худрука театра Евгения Миронова, которое мы с ним довольно долго обсуждали. Я понимала, что театру и Жене нужно помочь. Он – прекрасный художественный лидер, талантливейший артист, но после реконструкции здания надо было наладить профессиональный уровень существования этого пространства. Создать определенные подразделения в театре, чтобы каждое отвечало за свое направление. В любом театре нужно выстроить определенную структуру, которая работала бы как четко отлаженный механизм. Должна быть разработана стратегия развития, нужна реклама, должны работать проекты, а их у Театра наций много. Например, Фестиваль малых городов –благодаря ему спектакли малых городов стали попадать и в национальный конкурс. Или фестиваль «Территория», штаб-квартира которого находится в Театре наций.

– Репертуарная политика Театра наций включает три направления: приглашения на постановку режиссеров мирового уровня, спектакли молодых постановщиков и социальные проекты. Каким из этих направлений вы наиболее довольны?

– Сложно сказать. Каждый проект хорош по-своему. Иногда у молодого режиссера спектакль получается, иногда нет. Это всегда риск. Кстати, и у маститого постановщика не всегда может получиться. Но три этих разных направления интересно развивать в комплексе.

– Приглашения зарубежных мастеров для вас принципиальны?

– Мы все живем в одном большом мире, и культура – одно большое дерево, которое дает самые разные побеги. В контексте того, что сегодня происходит в культуре и вокруг нее, я считаю, что отдельные чиновники не совсем правы, призывая к тому, что театр должен сохранять и развивать только национальные традиционные направления. Мне кажется, театр – прекрасное духовное сооружение, которое помогает человечеству осознавать то, что происходит в мире, иногда даже предугадывая, забегая вперед. Мне интересны спектакли таких мастеров, как Лепаж, Някрошюс, например. Думаю, что и публике тоже.

– Как вам из года в год удается приглашать Херманиса, Лепажа, Някрошюса, Остермайера, Уилсона?

– Финансово, конечно, за счет спонсорских средств. А творчески худрук Евгений Миронов и его заместитель Роман Должанский совмест но формируют репертуарную политику. Это не всегда бывает легко. Порой переговоры тянутся не один год. Бывает, проекты откладываются. Есть режиссеры, которые до сих пор нам не ответили. Это сложный процесс, и он тоже является своеобразным экспериментом.

– Когда вы выбираете пьесу для постановки в Театре наций, приходится задумываться о коммерческой составляющей?

– Мы обсуждаем эти вопросы. Для любого театра это вопрос немаловажный. Но это не является определяющим в выборе пьесы или режиссера.

– Вы обращаете внимание на то, какие актеры или режиссеры находятся в черных списках по политическим позициям?

– Нет, никогда. Для нас главное – творческие, художественные качества как самого артиста, так и спектакля в целом.

– Вы работали в стабильных репертуарных театрах: новосибирском «Глобусе» или МХТ имени Чехова. Театр наций одновременно является репертуарным и проектным, не имеет собственной труппы. На взгляд директора, какой опыт работы более продуктивен?

– У каждого театрального формата существуют свои плюсы и минусы. Театр, где есть труппа и сильный художественный лидер, например, Малый драматический Льва Додина, это театр-дом. Я эмоционально тяготею к такому типу театра. Мне кажется, это правильное творческое устройство. Наверное, только в России есть это завоевание – репертуарный театр-дом, где труппа – как семья, люди друг друга знают много лет, разделяют общие радости и горести. Но в подобных театрах-долгожителях с годами накапливается слишком большая труппа. Многие артисты в силу возраста или иных причин не заняты в спектаклях. А это катастрофа, потому что контрактной системы нет, уволить артистов невозможно. Они могут годами не выходить на сцену и поневоле становятся балластом. Возникает негативная атмосфера, которая мешает творческому процессу. И такой театр обычно «валится».

Театр наций – совсем другая история, у нас нет ни одного актера в труппе. Все на контрактах, все прекрасно понимают, что ты играешь, пока спектакль остается в афише. Но, с другой стороны, постоянный костяк артистов, человек 10–15, у нас есть. Все равно элементы дружественной семьи существует. При такой форме театральной организации меньше денег уходит на различные виды дополнительных выплат. В свете сокращения расходов это плюс. Но, еще раз повторюсь, это не может быть панацеей. Должны существовать разные модели. Например, очень хорошо, когда в труппе сохраняются старики, потому что они несут те знания и школу, которые остро необходимы молодым актерам сегодня. От них все-таки совсем другой свет исходит, духовный и душевный.

– Эпоха меняется на глазах, трансформируются условия существования как театра, так и премий, фестивалей. «Золотая маска» пережила разные времена, но по-прежнему имеет множество спонсоров, в то время как ряд премий пошел ко дну. Как вам это удается?

– Мне кажется, сказывается авторитет самого фестиваля. Когда он создавался, и позже, в конце 90-х – начале 2000-х, многие финансовые структуры понимали важность поддержки подобных начинаний. В свое время генеральным партнером «Маски» нам предложил стать «Сбербанк», который нас поддерживает уже 15 лет. Затем и некоторые другие финансовые структуры начали проявлять интерес к премии и фестивалю. С 2006 года фестиваль поддерживает холдинг «ЕВРОЦЕМЕНТ груп». Позже присоединились Борис Минц и О1 Properties, компания «Северсталь» уже много лет наш партнер в региональных и международных проектах. Фонд Михаила Прохорова поддержал наш польский проект и ряд других: показ спектаклей Льва Додина в Москве – три года подряд, гастроли Александринского театра. Очень много помогает нам Алишер Усманов. Есть и другие партнеры, которым интересны разные наши проекты.

Мне кажется, все это чрезвычайно важно не только для самой «Маски», но и для бизнес-сообщества, которое существует в России. Важно обоюдное доверие и интерес, который вызывает театр. Сотрудники компаний наших партнеров ходят на спектакли «Маски». У нас есть рекламные обязательства, которые мы выполняем. То есть мы не просто просим деньги, но взаимно сотрудничаем, каждый в своей сфере.

– Финансовые и экономические кризисы сказываются на размерах спонсорской помощи?

– Наверное, да. Но надеюсь, что все основные партнеры останутся по-прежнему с нами. И в то же время появляются новые, поддерживающие наши региональные и международные проекты.

– Есть ли прямая зависимость между насыщенностью программы и бюджетом премии?

– Отбор спектаклей в конкурс ведут экспертные советы по драме и по музыке. Например, в прошлом году эксперты отсмотрели 767 спектаклей и отобрали из них 68, которые мы привезли. Здесь мы должны разбиться в лепешку, но выполнить свои обязательства. Но у нас есть и внеконкурсные проекты, например, «Маска+» и другие. Вот их мы можем, исходя из наличия средств, секвестировать, к нашему большому сожалению.

Также наши эксперты работают над программой Russian Case, которую мы проводим для международного сообщества: около ста человек приезжают из разных стран и смотрят спектакли этой программы. Туда помимо прочего попадают и премьеры уже нового сезона, наша задача – показать самый интересный срез и прошлого сезона, и текущего. Таким образом, российский театр получает возможность выехать за рубеж.

– «Маска» активно ездит и в регионы…

– Каждый год мы привозим наши спектакли в пять-семь городов. Кроме этого, устраиваем творческие встречи, чтобы зрители в регионах, да и артисты местных театров получили возможность приобщиться к лучшим образцам театрального искусства.

– Как вы оцениваете зрительскую аудиторию российской провинции?

– Достаточно высоко. Есть города, например Екатеринбург, Омск или Новосибирск, которые мы называем «театральными», там очень сильные театры, много фестивалей, подготовленная публика. Туда легко возить сложные спектакли. В каких-то городах мы пока опасаемся показывать спектакли, которые, возможно, не будут поняты. Чтобы неискушенные зрители восприняли нечто новое, нужно сначала очень осторожно пытаться с ними говорить. Театр, мне кажется, не должен ничего навязывать, никого воспитывать, он просто представляет публике разные точки зрения, сценическую полифонию, главное – чтобы человек со спектакля уходил наполненным впечатлениями. Например, в этом году мы провели региональные фестивали в Липецке и Ульяновске, и вы бы видели, с какой благодарностью зрители там воспринимают спектакли столичных театров, насколько искренним был зрительский отклик!

Подробнее о том, как на программе фестиваля сказывается политическая ситуация и как дирекция премии отреагировала на отказ Театра оперетты участвовать в конкурсе - читайте на сайте www. teatral-online.ru

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • «В опасности все и всегда»

    «Театрал» продолжает следить за расследованием дела театрального педагога Александра Березкина, которого уже почти три месяца держат в СИЗО. На днях Мосгорсуд вновь продлил меру пресечения, хотя потерпевшая призналась, что соврала. ...
  • Александр Березкин: «Поддержка для меня много значит»

    17 августа в Общественной палате РФ прошел круглый стол, где обсуждали положение детских школ искусств в России. Настоящим взрывом стало выступление доцента Московской консерватории Михаила Лидского, который говорил на самую страшную тему – ложных клеветнических обвинений в педофилии, которые уже сейчас прошлись катком по судьбам людей. ...
  • «Казус Березкина»: в поддержку педагога, попавшего в «план по педофилам»

    Продолжается расследование дела театрального педагога Александра Березкина, обвиненного в развратных действиях по отношению к несовершеннолетней. Дело возбудили на основании заявления одной из родительниц... За педагога вступилось множество его коллег, родителей его воспитанников. ...
  • Помощник бухгалтера «Седьмой студии» заявила о давлении следствия

    В понедельник, 15 июня, на заседании в Мещанском суде помощник бухгалтера «Седьмой студии» Элеонора Филимонова отказалась от данных ранее показаний, она сообщила о давлении на нее следствия.   Свидетель по делу «Седьмой студии» Элеонора Филимонова заявила, что помогала бухгалтеру «Седьмой студии» Нине Масляевой с оформлением документов, о хищениях ей известно в тот период не было. ...
Читайте также