Не меняет профессию...

 

6 мая Владимир Этуш отмечает день рождения. Дата, конечно, не юбилейная, но весьма внушительная. За свои 94 года Владимир Абрамович обучил не одну сотню актеров (преподает с 1945 года), сыграл в 52-х спектаклях, снялся в 35-ти картинах, а еще 4 года своей жизни он отдал защите Родины, поскольку, несмотря на полагающуюся бронь, сражался на фронтах Великой Отечественной войны. О себе актер говорить не любит, поэтому накануне дня рождения «Театрал» попросил его коллег рассказать – какой он, непредсказуемый Этуш?
 
Анна Дубровская:
– Владимир Абрамович был моим педагогом в Щукинском училище. Для диплома он выбрал французский водевиль, одноактную пьесу на двоих. Играли мы с Андреем Барило, и нам все время казалось, что Владимир Абрамович едва сдерживает свой гнев. Атмосфера была накалена до предела – Этуш сердился, а по училищу ходила страшилка, что во время репетиций он может пустить в ход кулаки.
«Аня, тебя он не тронет», – говорил Андрей.


Но вдруг на одной из репетиций случилось страшное. Рассерженный Владимир Абрамович пошел на Андрея, держа в руках текст моей роли, Андрей вскочил на куб и закричал: «Владимир Абрамович, не смейте меня бить!»
Этуш в полной растерянности остановился – вся гамма эмоций прошла на его лице – и сказал: «Андрей, да вы что, не собирался я вас бить! Я хотел показать, как надо играть».

После этого он понял причину наших неудач, стал сдержаннее, и репетиции пошли спокойно и бесконфликтно.
Сейчас, когда мы играем с ним в «Дядюшкином сне» и в «Окаёмовых днях», отношения совсем другие – как у коллег. Владимир Абрамович бесконечно талантлив, необыкновенно оснащен, как артист. Работа с личностью такого масштаба большой подарок судьбы.
 
Юлия Рутберг:
– У нас с Владимиром Абрамовичем был конфликт на творческой почве, и наши отношения не складывались. Он человек суровый. Умеет любить и не любить. Я попала во второй список.

Но однажды я оказалась на передаче, где его чествовали. Не думала, что буду что-то говорить, но он надел пиджак с боевыми наградами и в этот момент мы попали с ним в золотое сечение. Мне дали микрофон. Я подошла к нему, рыдая, произнесла, что перед всей его жизнью меркнет всякое творческое недопонимание, что есть он, а все остальное пыль. Я его обняла, попросила у него прощения. У нас глаза были полные слез. У меня произошел переворот в сознании. Такое впечатление, что это было послано свыше, как понимание, что дети должны уметь просить прощения у родителей, заслуги которых вне личностных историй.

Владимир Абрамович, и его жизнь, длиною почти в век, не маленькой истории взаимоотношений принадлежат, а большой истории государства, потому что мало уже осталось людей, которые могут надеть такой пиджак!
 
Евгений Стеблов:
– В моей жизни  были два периода, связанных с Владимиром Абрамовичем Этушем.

Мы, студенты Щукинского училища, брали в столовой винегрет. 10 копеек он стоил. И пока ели, обсуждали наши текущие дела. Дело было в середине дня. Вдруг, на пороге после утренней репетиции, появляется уставший Владимир Абрамович, направляется к студентам и со словами: «Нет, не так ты ешь!» – садится за наш стол и… съедает винегрет. В этом было столько обаяния и артистизма, что я и передать вам не могу.
 
Я стал рано сниматься в кино. Но мы с Владимиром Абрамовичем в разном кино снимались. По молодости это воспринималось так, что, дескать, «Я шагаю по Москве» и «До свидания, мальчики» – это большое кино, а фильмы Гайдая – кино несерьезное. Разумеется, мы думали так ошибочно, поскольку история доказала, что комедии Гайдая – золотая страница кинематографа.
 
После того, как Этуш сыграл в «Председателе» человека сталинской закалки, я на одной из репетиций с досады сказал ему: «Вы эти свои сталинские замашки бросьте». Владимир Абрамович это запомнил, и вот прошло много-много лет, мы встретились во МХАТе в фойе на спектакле Петера Штайна «Три сестры». Он мне говорит: «А помнишь, как ты меня сталинистом называл?»

Я опешил, но продолжение было неожиданным: Этуш пригласил меня преподавать. Между прочим, это тоже признак большого дарования: я ведь в его глазах мальчишкой был, он мог обидеться, а его, наоборот, это очень заинтересовало.

Я согласился и стал работать педагогом в Щукинском училище. Поскольку студентов я не знал, то ни капли не подозревал, что педагоги подсунут мне тех, с кем они сами намучились. Что называется, на тебе боже, что мне негоже. Мы делали отрывок из «Братьев Карамазовых». Был большой показ, после которого последовал разбор на кафедре (кафедру тогда возглавлял Катин-Ярцев).
И вдруг меня начинают дегтем мазать. Один педагог, второй, третий. Отрывок им явно не понравился.

Вдруг раздается голос Владимира Абрамовича: «Можно я теперь скажу?» И говорит: «Мне кажется, мы должны быть благодарны одному из ведущих отечественных артистов, нашему выпускнику Евгению Юрьевичу Стеблову за то, что он нашел силы и время сделать эту работу...»

Повисла пауза. И после паузы педагоги зашумели: «Да нет, вы нас не так поняли!» И те, кто еще пять минут назад меня ругали, вдруг начали хвалить. Настолько высок авторитет Владимира Абрамовича. Это талант, который не требует доказательств. А самое главное, уникальная доброта, поскольку для того чтобы стать педагогом и  учить таких оболтусов, нужно много доброты иметь.

Потом я сделал для диплома сына и его однокурсника французскую одноактную пьесу абсурда «Диалог животных». В ней человек разговаривает с котом. Этуш тоже сделал одноактовку.  На заседании кафедры всё повторилось. Меня опять ругали. Когда обсуждали работу Этуша, я сказал: «Владимир Абрамович, мне ваша работа очень понравилась!» Он говорит: «Да, будет тебе, ну, что ты!» Я продолжаю: «В самом деле, очень неплохо, и моя работа мне понравилась».

Вечером он мне позвонил: «Я тоже не очень понял. Перечитал другие работы этого автора. Давай завтра встретимся и ты мне объяснишь».  Этуш человек своего поколения, и абсурдная драматургия не в его тренде, но он захотел разобраться и выслушал объяснения ребят. Пьесу выпустили.
      
Мария Аронова:
– Владимир Абрамович Этуш всегда был стопроцентным авторитетом в Щукинском училище. Мы его страшно боялись. Строгий, бесчувственный и даже жестокий человек. Так нам казалось, пока мы учились. Но, на самом деле, он добрый, отзывчивый и очень ранимый.

Много лет подряд мы играем с ним «Дядюшкин сон». Казалось бы, когда на сцене актер с такой солидной биографией, любые твои «маневры» могут выйти боком. Но Этуш не из таких людей. Он разрешает на сцене шутить, импровизировать и совершенно не раздражается, если ты вдруг подсказал ему текст.

Каждый раз в конце спектакля за кулисами его ждет жена Елена, принимает его в свои объятья. И то, что Владимир Абрамович живет в любви и нежности, я думаю, дает ему возможность не только быть жадным до работы, но и иметь на это желание и силы.
 
  
Марина Есипенко:
– Вечер в честь открытия сезона в Доме актера, где Владимир Абрамович был директором, посвящался Антону Павловичу Чехову и назывался «Тарарабумбия». Я показывала пародию «Я – Чайка» на Ренату Литвинову. На следующий день у меня дома раздается звонок. Моя девятилетняя дочь снимает трубку и зовет меня: «Мама, иди сюда, это тебе какой-то Этуш звонит!»

Я не поверила, беру трубку и слышу: «Да, это тебе какой-то Этуш звонит! – и продолжает. – Я хочу поздравить тебя с прекрасной пародией. То что ты сделала вчера, было замечательно!»

Я была совершенно ошарашена, за 25лет моей работы в Театре Вахтангова Владимир Абрамович не звонил мне ни разу, а тут вдруг откуда-то узнал мой номер и позвонил сказать теплые слова. От счастья не находила себе места. Я не знаю, кто бы еще из артистов такого полета мог бы сам позвонить, похвалить, да еще и не обидеться, а пошутить над словами ребенка. 
 
Елена Сотникова:
Он – Журден из «Мещанина»,
Князь, Марвульо и слуга.
Карабас из «Буратино».
Он – артист на все века.
 
Но негаданно по телу
Пробегает тихо дрожь,
Когда вспомнишь,
С каким смелым человеком ты живешь.
 
С тем, кто мальчиком безусым
Встретил с ужасом войну.
Не желая прослыть трусом,
Защищал свою страну.
 
Он – Бригелла и Саахов,
И с иголочки одет.
Он живет без глупых страхов,
Хоть ему немало лет.
 
Украшает нашу сцену
Он талантливой игрой.
Свою спутницу Елену
Всюду водит за собой.
 
На гастролях за границей
И на съёмках на ТВ
Стройный благородный рыцарь
Адвокат своей любви.
 
И таких, пожалуй, нет уж
В наши сумрачные дни.
Он один такой он Этуш,
И пред ним мы: «Шляп сними!»
 
Одни далече, иных уж нету,
Но был и есть, и будет Этуш! 

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Анатолий Белый: «Каждый со своим выбором всегда один на один»

    О протестах в Беларуси и запасах внутренней независимости, об экологии отношений в «Дяде Ване» и экологических катастрофах, о роли Спасителя в «Тайной вечере» Дмитрия Крымова и ежеминутном выборе – актер МХТ им. ...
  • Максим Аверин: «Не люблю жить прошлым»

    26 ноября Максиму Аверину исполняется 45 лет. Как актер готовится отметить эту дату и какие строит планы на нынешний театральный сезон – в интервью с ноябрьской обложки «Театрала».     – Максим, в первую очередь расскажите, пожалуйста, о предстоящих премьерах. ...
  • Алексей Франдетти о «Брате 2», Питере Пэне, «Стилягах» и Джуде Лоу

    В рамках партнерской программы с Радио 1 «Театрал» публикует интервью с актером и режиссёром Алексеем Франдетти. В новом выпуске программы «Синемания. Высшая лига» он рассказал о том, как выстраивает свою работу, почему хочет сделать из фильма «Брат 2» мюзикл, какие проекты планирует реализовать и для чего хочет выучиться на дирижёра. ...
  • Антон Яковлев: «Не признаёт любви наполовину»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет уникальный сборник, который состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов,  рассказывающих о главном человеке в жизни — о маме. Эти проникновенные воспоминания не один год публиковались на страницах журнала, и теперь собраны вместе под одной обложкой. ...
Читайте также