Бешенство Клары

«Визит дамы» Фридриха Дюрренматта, театр «Ленком», реж. – Александр Морфов

 

Фридрих Дюрренматт написал пьесу страшную и беспощадную: человечество выглядит в ней отталкивающим сборищем ублюдков и предателей. «Черная комедия» об искушениях и неотвратимости возмездия нашему зрителю запомнилась по спектаклю с блистательным дуэтом Сухаревской и Тенина и ироничным мрачноватым фильмом Михаила Козакова с Васильевой и Гафтом. Александр Морфов представил свою версию на сцене «Ленкома». Получилась стремительная надрывная мелодрама со страстями и красивой смертью в финале.
У Дюрренматта: старая миллиардерша Клара Цаханассьян, уроженка провинциального городка Гюллена, привозит на обнищавшую родину чек на миллиард долларов, черного барса в клетке и гроб. У Клары нет левой ноги и правой руки – результат автомобильной аварии и авиакатастрофы. Она смело оголяет свои вечно юные конечности, демонстрируя первоклассные протезы. Клара приехала свершить правосудие и предать смертной казни того, кто заслужил ее 45 лет назад: своего бывшего любовника Илла, оклеветавшего ее тогда в суде. Для этого она притащила в город и его бывшего судью, и двух лжесвидетелей, нанятых в свое время Иллом за литр водки. Лжесвидетели свое уже получили: по приказу Клары их кастрировали и выкололи им глаза. Участь Илла предрешена. Сложность в том, что казнить его по суду невозможно – в стране давно отменена смертная казнь.

В «ленкомовской» версии отсутствует тема возраста, срок годности преступления Илла сократился от 45 лет до 20, никаких гробов, никаких упоминаний о кастрации, протезах и отмененной в стране смертной казни. Клара (Мария Миронова) невероятно хороша собой – она щеголяет в открытых нарядах, изящно курит, сексуально встряхивает роскошными распущенными волосами, великолепно танцует на столах и на паркете, лихо опрокидывает стаканами, а то и «из горла» местную мутную водку, кусая красные губы и царапаясь красными ногтями, предается плотским утехам… Миронова играет влюбленную и оскорбленную женщину. Играет широко, эмоционально, красиво. Смотреть на такое диво можно бесконечно, как на огонь: наблюдать за гаммой чувств, что переживает на наших лазах ослепленная яростью женщина, страдать вместе с ней от неотвратимости запущенной гильотины, мучаться от неиссякаемой любви и от неспособности загасить этот сердечный пожар, вспыхнувший так некстати, безнадежно испортивший торжественный обряд возмездия. Пыльный шаркающий Илл (Андрей Соколов), на свою беду всколыхнувший в Кларе ненужные воспоминания, на роль романтического героя явно не претендовал – растерявшись под бешеным любовным натиском заезжей красотки, он плюнул на условности и предложил начать все сначала.

Любовная история держит зал в напряжении, публика ловит каждое слово, каждую слезу из прекрасных распахнутых Клариных глаз. Перед нами разыгрывается настоящая драма одиночеств. Но… это, ей-богу, какая-то другая прекрасная пьеса. В которой есть место и хриплому «люблю», и звукам демонического танго. В спектакле Морфова сюжет за рамки любовной интриги не выходит. Бешенство Клары, ее любовное томленье, смирение Илла, его растерянность и покорность. Весь второй акт, фантастически выписанный Дюрренматтом, остается лишь бледной тенью первоисточника и начинает заваливаться с самых первый сцен – когда «добропорядочные и честные христиане», жители города Гюллена, начинают новую жизнь – в кредит. В счет скорой смерти своего товарища. Второй акт – это безжалостное зеркало Дюрренматта. Второй акт – это то, ради чего вся эта история с влюбленной миллионершей и затевалась. Именно благодаря второму акту и живет эта пьеса полвека. Бедные, но гордые жители города Гюллена, прозябающие в духовной нищете, в безработице и в невежестве, легко согласились на убийство случайно выбранной жертвы ради своего блага. Они готовы поставить ему памятник. Назвать его именем улицу. Гордиться тем, что жили с ним в одно время. Чтобы только убить его – по его собственному согласию. Понятно, что изменились времена, что сегодня социальная и политическая сатира – нежелательная гостья в наших культурных очагах. Когда Достоевского и Толстого снимают как цветной комикс для умственно отсталых, трудно ожидать подлинной глубины от интерпретаций Дюрренматта.

Может, если бы Александр Морфов не убрал из названия одно слово и предложил бы главные роли тем актерам, для которых они предназначены – а именно Инне Чуриковой и Олегу Янковскому – все сложилось бы по-другому? Учитывая постоянный дефицит пьес для взрослых актеров, «Визит старой дамы» стал бы для таких артистов настоящим подарком судьбы. Как, впрочем, и для зрителей.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Ноябрьский «Театрал» уже в продаже!

    На страницах свежего номера (см. подписка и где купить) вы прочтете: - какие сюрпризы для зрителей готовит Максим Аверин; - кто стал лауреатом премии «Звезда Театрала» в номинации «Легенда сцены»; - чем Александра Ширвиндта беспокоит «удалёнка»: авторская колонка артиста в «Театрале»; - как пандемия стала поводом для поборов: колонка главреда «Театрала» Валерия Якова; - почему Сергей Женовач увидел в «Старухе» злободневность; - как Валентина Талызина искала «свой путь в искусстве»; - что для Александра Збруева дороже всего на свете; - зачем Роман Виктюк на каждом спектакле обращается к Богу; - о чем Дмитрий Крымов рассуждает в премьере «Школы современной пьесы»; - чем Марине Неёловой приглянулось новое произведение Евгения Гришковца; - как Театр им. ...
  • «Вся поэзия театра»

    Не случайно Дмитрий Крымов назначает премьеры в свой день рождения – 10 октября, уж точно не для того чтобы, как он шутит, «гостей не звать домой». Просто каждый спектакль – это история из его жизни, а в день рождения хочется вспомнить то, что дорого сердцу – из детства, из юности, из главного. ...
  • Смерть автора

    В «Студии театрального искусства» начали сезон с Хармса, освобождающего смеха и мёртвой старухи, от которой никак не избавиться, как от фантомов советского прошлого или вездесущего ковида. Сергей Женовач оставляет за зрителем право на обе версии, но делает акцент на трагической невозможности творить. ...
  • «Театрал» октября уже в продаже!

    На страницах свежего номера (см. где купить и подписка) вы прочтете много интересного, и узнаете о том: - почему российские деятели культуры обеспокоены ситуацией в Белоруссии; - как актер Анатолий Белый относится к внутренней свободе и гражданской позиции; - чем театральное сообщество отреагировало на приговор Михаилу Ефремову; - что думает главред «Театрала» Валерий Яков о праве художника на слово и дело; - за кого голосуют зрители: шорт-лист премии «Звезда Театрала»-2020; - чем объясняет увольнение сотрудников Театра им. ...
Читайте также