Аппетит у «Джоконды»

Почему еда в музее становится все популярней

 

В апреле звезды Голливуда поужинали рядом с «Моной Лизой» в Лувре. В том самом зале, где обычно не протолкнуться от толп туристов, сгрудившихся перед веревочным заграждением за пять метров до картины, которую почти не видно за пуленепробиваемым стеклом.

Праздник высокой кухни был посвящен выходу коллекции сумок от Джефа Кунса с изображением этой самой Моны Лизы. Восторг светских хроникеров не знал границ: посидеть за столами рядом с шедевром прибыли Дженнифер Энистон и Кейт Бланшет, Катрин Денев и Наталья Водянова… плюс еще два десятка модных персонажей.
 
Понятно, что тут же в сети появились ехидные замечания на тему «ничего святого». Картина, которую больше не вывозят из Парижа для показа в других музеях, отдана на закуску.

Загадочный образ, ради которого люди выстаивают дикие очереди, вот так просто оказался декорацией застолья. Кажется, пал последний бастион – осталось только устроить дискотеку в Сикстинской капелле.

 
Наверное, мне стоило бы продолжить серию колких замечаний в отношении продажного Лувра. Но я пока воздержусь, чтобы разобраться в более интересных вещах. Ни для кого уже не секрет, что сегодня границы дозволенного-недозволенного в музеях расширились и отодвинулись. В музеях - и у нас, и за рубежом особенно - разрешили фотографировать и фотографироваться (даже поощряют), здесь поют и танцуют, смотрят кино и, наконец, устраивают вечеринки (на ночь музеев). Это, как говорится, очевидность. Но попробуйте забить в поисковую систему запрос «ужин в музее», и вам посыплются предложения от самых престижных сокровищниц мира. Речь не идет о музейных кафе или ресторанах. Но именно ужин в экспозиции (либо в непосредственной близости), чтобы заодно и коллекцию осмотреть.
И вот тут возникает вопрос: чем так хороша еда рядом с шедеврами? Почему это настолько круто – сидеть с салатом на расстоянии вытянутой руки от Леонардо или Пикассо?
 
Самый простой ответ: еда в музее -  это своего рода «запретное наслаждение». Английское понятие guilty pleasure - вот более точное и эротически нагруженное определение происходящему. Вкусовые рецепторы щекочет тот факт, что шедевр, с которого в буквальном смысле слова сдувают пылинки оказался в столовой. Вы с ним словно бы интимно соприкасаетесь.

Однажды Тейт-галлери затеяла особую промо-акцию – «завтрак с картиной». Музей готов был привезти дорогой экспонат из своей коллекции в любой дом или квартиру Лондона на завтрак, если претендент напишет письмо и изложит, почему он этого страстно хочет. Победил молодой человек с поэмой о своей любви к Венеции – вот он и позавтракал рядом с пейзажем Каналетто.

 
Есть еще более глубокий – можно сказать, мифологический - пласт проблемы. Великий филолог Ольга Фрейденберг видела истоки всего фольклора (а, значит, и всей культуры) в трех главных человеческих ритуалах: в зарождении жизни (секс), в еде (ее поддержании) и в смерти (окончание). При этом еда (трапеза) отвечает за продолжение жизни вопреки всему – в том числе и смерти. Так что ужин в музее можно воспринимать еще и как причастие к мировой культуре. Поглощая пищу в залах «храма искусств» мы, так сказать, дарим жизнь мертвым предметам. 

Ну и наконец, немаловажно то, что во время принятия пищи и вина, у посетителя музея включаются дополнительные чувства: обоняние, осязание, вкус – все это немедленно проецируется на картину.
 
Когда-то одна кондитерская компания устраивала дегустацию различных сортов шоколада перед музейными экспонатами. Точно так же и Эрмитаж сопровождал показ «Лютниста» Караваджо различными ароматами, которые могут исходит от цветов, написанных на холсте. Здесь уже расширение не только музейных, но и эстетических границ.
 
К чему я все это? К тому, что звездам Голливуда во время ужина перед «Джокондой» могли открыться неведомые глубины ренессансного портрета. Увы, мы с вами об этом не узнаем – не любят они распространяться о слишком интимных вещах. 

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Соблазнять, чтобы выжить

    «Соблазнять, чтобы выжить: проектирование будущего» - так называлась онлайн-лекция голландского архитектора Виллема ван Генугтена, которую устроила архитектурная школа «МАРШ».   И это, скажу откровенно, было лучшее, что я видел за долгое время моего постоянного отслеживания сетевых арт-вещаний. ...
  • Екатерина Шульман: «Террор - это всегда театр»

    «Театрал» продолжает беседовать с известными общественными деятелями об актуальных проблемах нашей действительности. Гостем февральского номера журнала стала политолог Екатерина ШУЛЬМАН. - Из последних громких событий, произошедших в стране, можно выделить теракт возле здания ФСБ на Лубянке. ...
  • Даниил Крамер: «Нация с пустой душой - это катастрофа»

    Одним из самых ярких номеров на церемонии вручения премии «Звезда Театрала» стало выступление пианиста, народного артиста России Даниила КРАМЕРА. Воспользовавшись случаем, корреспондент «Театрала» пообщался с музыкантом и узнал, какие проблемы современного общества его особо волнуют. ...
  • «Театр для себя»

    «Театрал» продолжает беседовать с известными культурными и общественными деятелями об актуальных проблемах нашей действительности. На этот раз гостем журнала стал писатель Денис ДРАГУНСКИЙ. – С давних пор девочки писали сами себе любовные записки и громко возмущались на весь класс: «Кто этот нахал? ...
Читайте также