Елена Коренева:

«У нас украли нашу профессию»

 
Елена Коренева – человек азартный, независимый и избирательный. Ее не назовешь актрисой «на потоке» – она не кочует из сериала в сериал, не торгует лицом в телешоу и в антрепризах. Каждое ее появление на сцене – это ее личный выбор. Каждая ее книга – это предельно откровенный рассказ о себе. За роль Медеи в драматическом сочинении Андрея Жолдака «Москва. Психо» Елена Коренева номинирована на премию «Звезда Театрала» за лучшее соло. В этом спектакле, как и в новой книге актрисы «Твари творчества», речь идет о борьбе живого человека с целлулоидным медиамиром, поглотившим все пространство вокруг нас, о медиазависимости человечества.
– Вы вообще против цивилизации?

– Дело не в самом предмете, не в техническом прогрессе и не в цивилизации. Я не из тех фанатов, которые говорят: «Пошли в поле, не будем пользоваться электричеством». Нет! Телевидение и медиа – сами по себе прекрасны. Вопрос в человеке… Как он использует эту игрушку и чем он ее насыщает? Звучит пафосно, но это так на самом деле. Я не думаю, что та система, телевидения и вообще масс-медиа, которая сейчас существует, – всем нравится. Просто иногда очень сложно понять, почему у тебя не срабатывает желудок. Людям часто бывает просто нехорошо, но они не могут понять причину.

– Ну знаете, как сейчас принято говорить – «не нравится – не смотри», «не хочешь – не слушай». Но все же сидят как приклеенные…

– Сказать, что выключим телевизор и все будет нормально… Да, по тому же телевизору кто только не говорит это каждый день! И по радио, и в газетах. А толку-то что? Дело в том, что это именно Система. С большой буквы.

– Это старая тема – человек и система.

– Да. Но, понимаете, когда мы становимся частью любой системы, и когда эта система не ставит во главу угла человека, не служит человеку, тогда мы можем объединяться в коллектив и выдвигать самые замечательные лозунги и идеи, но ведь все это получается ложным, неверным, неправильным! Это получается обман, когда нам постоянно твердят: ложитесь костьми сейчас, надорвитесь, принесите себя в жертву и вы будете счастливы. Через сто лет.

– Послушайте, но системе человек не нужен в принципе, иначе она просто не будет системой. А коллектив и человек вообще-то взаимоисключающие вещи…

– Дело в том, что такие примеры есть. Я видела сама лично, как в других странах сосуществуют и система, и люди. Если бы я этого не видела, то, наверное, это было бы таким неисправимым идеализмом.

– Знаете, я не верю в нашу исключительность и особенность. Но почему-то именно здесь, в этой стране, и именно с нами происходят такие странные вещи.

– Нет, мы не особенные… Я скажу не своей терминологией, но она сюда подходит – это синдром изнасилованности. Если женщину изнасиловали, то ее нужно лечить, потому что она больна, она боится любить, она не верит, она чувствует себя жертвой. И у нее определенные реакции, как у жертвы. Безусловно, наша история – это история беспрецедентная в своем роде. Может, в этом наша особенность. Ну и определенная зомбированность существует.

– А это зомбированность?

– Это уже мутация… Наверное, есть группы людей, у которых сознание уже изменено. У меня нет машины, я езжу на общественном транспорте или на такси, и я разговариваю с теми же водителями. Это простые люди, из другой среды и совсем с другим опытом, нежели я. И они эту зомбированность чувствуют.

– Но они продолжают все равно включать телевизор! Плюются, но все равно это делают.

– Правильно. Но, знаете, когда обманывают меня или моих близких и я вижу, что человек переживает, я всегда говорю – не переживай. Потому что если есть ты, который не нацелен на обман, и есть другой, который хочет тебя обмануть, то он все равно выиграет. Он тебя обманет. Что же тогда расстраиваться?

– Смешно.

– Но это так. Если у человека есть сверхзадача украсть и обмануть, то, как любой человек, имеющий задачу, он совершает определенные действия. Он нацеливается, разрабатывает тактику… Просто у честных людей нет такой задачи – все время обороняться. Вот и я иду с открытым забралом…

– Поэтому честные и интеллигентные у нас всегда в дураках. Это вот манера ходить с открытым забралом…

– Но закрыться и никому всю жизнь не доверять – это другая крайность! Я не думаю, что интеллигенция и честные люди у нас всегда в дураках. Если меня обманывают, я не чувствую себя дурой. Меня хотят сделать дурой. Но в том-то и дело, что на самом деле критерии не вовне, а внутри. Для меня встреча с умными, чудесными людьми, у которых есть колоссальный опыт, – это уже победа. То, что я переняла их информацию, их опыт, их мудрость, – это меня вооружает. И мне этого достаточно. И мне не страшно жить в Москве без машины, ездить в метро и не иметь дачи, мне не страшно, что тот, кто нацелился меня обмануть, – меня обманет.

– Бывает еще и подлость.

– Ну, от подлости тоже не застрахуешься. Есть те, кто делает подлости сознательно. Сейчас модно по этому поводу говорить, что подлецы портят себе карму…

– Ага, и вот сидим мы все такие бедные, чистые, честные и обманутые и на карму все списываем…

– Знаете, я как раз несколько дней назад задала себе вопрос: те, кто ради того, чтобы из миллиона сделать миллиард, воруют, убивают, перешагивают через трупы, – что они чувствуют?… Хорошо. Есть все, есть деньги… Дальше что? Да, деньги – это качество жизни. А впереди – вечность, это не идеализм, это правда. С собой туда ничего не унесешь. Ну хорошо, детям и внукам. Но есть ведь в истории примеры, когда оставляют детям и внукам, а потом в стране меняется строй, и у этих детей и внуков отбирают эту самую собственность, или они ее просто пускают на ветер… Да не нужна им эта собственность, в конце концов!

– Ну хорошо, с собственностью ладно, тут еще как-то можно понять, а как насчет «творческой интеллигенции»? Им-то все зачем? Они же вроде никаких материальных благ не получают, когда всякие письма подписывают, то «за», то «против»?

– Ну, во-первых, есть, на самом деле, дураки наивные. А во-вторых… Понимаете, личностью проще быть там, где это разрешено, где это приветствуется и где не нужно повторение чужих истин, а от тебя ждут твою. Я в Америке училась в институте, и я помню этих студентов и их отношение к преподавателю. Он у них на службе, а не наоборот. А у меня ни одной мысли не формировалось в голове, особенно в первые годы, когда надо было отвечать на какой-то вопрос. Потом я поняла, что моя голова просто зомбирована. Я полна готовых тезисов. Я не знаю, какой из них мой. Каков мой, личный выбор. Я не привыкла мыслить самостоятельно, потому что условий для самостоятельного публичного высказывания у нас не было в советские времена.

– Ну, у нас был такой легкий налет «отсебятины» в 90-е, и ничем, надо сказать, хорошим это не кончилось.

– Я не знаю, что тогда было сделано не так, но на выходе получилось, что все понятия извратили. «Свобода слова» – над этим сейчас просто смеются, «феминизм» представляют как мужененавистничество. А это ложь, это неправда. Это изменение понятий. То же самое «демократия». Вот часто говорят: «это решило большинство, «вот у нас тут демократия». Но демократия – это когда должно быть услышано меньшинство и его понятия должны быть учтены на равных с большинством! Кстати, когда я стала давать интервью, много лет назад, и стала читать то, что в итоге из моих слов делают, я поняла, что это не спонтанное нарушение моих текстов, а это запущена сознательная кампания. Не конкретно против меня. По сути, весь этот звездно-кумирский сегодняшний мир – это дискредитация по-настоящему талантливых и известных людей. Людей, которые становятся известными за свои дела, за свой труд… Но у нас любой человек, который привлекает к себе внимание и известность, – уже материал для дискредитации.

– Зачем?

– Потому что не нужно, чтобы кто-то приобретал собственную силу. А человек известный, особенно актер, он даже в силу своей профессии имеет огромную аудиторию. И магию над этой аудиторией, потому что это суть актерской профессии. Поэтому и используют… Стоит сделать какое-то доброе, хорошее дело, и тут же приклеивается лейбл «пиар». Кстати, в самом понятии «пиар» нет ни плохого, ни хорошего. Вопрос в том, как это понятие используется.

– Но должно же быть какое-то понимание собственной ответственности за то, что ты делаешь?

– Каждый человек способен очень быстро стать «другим». И, собственно, это ежедневная борьба. Мы ежедневно искушаемся. Человек сам себя не понимает и не отдает себе отчет. Это колоссальная работа. Если ты понимаешь, в чем заключается опасность, и понимаешь, в чем есть истина, твоя гармония, твое равновесие, твоя правда, твоя любовь, – ты становишься сильным и щедрым. И ты не замыкаешься. Всегда хочется кому-то позвонить, с кем-то поделиться, сделать что-то хорошее. Каждый человек знает эти минуты. Я лично, на собственном примере могу сказать, что я устаю, когда много говорю или когда много общаюсь. Это опасно – много говорить. Есть понятие «мера». Она во всем. Слава, популярность – это хорошо, но здесь тоже должна быть мера. А хуже всего, когда рядом с тобой поселяется двойник, тебе его придумывают, про него что-то пишут, он живет какой-то своей жизнью. И тогда ты становишься нужным только как повод. Чтобы легитимизировать то, что тебе навязали в интервью. А пишут все одно и то же. Вообще, звездность – это уже превышение меры.

– Но это же еще и обязательства какие-то, перед теми, кто на тебя смотрит, и теми, кто слушает?

– Безусловно. Те, кто еженедельно, годами появляется на обложках глянцевых журналов, – преследуют одну цель – прославление своего имени. Сначала имя, а там, глядишь, и какое-нибудь дело предложат. Как результат – они автоматически попадают в некую высшую касту, которая нам диктует, как одеваться, как улыбаться, как разговаривать и что есть. Но ведь что получилось? Чисто актерский, театрально-киношный принцип оприходовали наши пиар-технологи и наша власть. Они сделали этот принцип своим. Они стали режиссерами, и они рассматривают наше население как зрителей. Значит так, заявляют они, мы создаем образы, образы транслируют нужные нам идеи, они становятся вашими кумирами, и вы на них выделяете определенную слюну. Медийные лица используют свою популярность исключительно в корыстных целях. Актер же, который строит образ и который за свою работу получает любовь и внимание зрителей, не мимикрирует, не паясничает и не прикидывается. Он проживает, и он живет. И актеры даже между собой говорят – не показать «как», а прожить. Конечно, есть штампы, есть клише, которые не требуют затрат. Но настоящие режиссеры, настоящие актеры знают – нужно прожить, и тогда ты рождаешь магию у зрителя в зале, тогда возникает сопричастность, она вызывает эмоцию и оставляет след в душе. Но «медийные лица» же не проживают! Они делают карикатуру. Сняли сливки, не идя в глубину. Станиславский точно сказал бы: «Не верю!» У нас украли нашу профессию. И актерам сейчас реально просто нечего делать. Когда все играют и все актеры, что делать актерам? Когда у всех славы на 15 минут, как говорил когда-то Энди Уорхол… Нужно не быть актерами. Хороший актер – не играет. Когда все стали актерами и когда наши власти вообразили себя режиссерами и всех сделали зрителями – нужно выйти из этой игры. И если слишком много говорят – надо замолчать.


Поделиться в социальных сетях:



Читайте также

  • Скончался актер и режиссер Юрий Горобец

    26 июня в возрасте 90 лет скончался народный артист России Юрий Васильевич Горобец. Об этом «Театралу» стало известно от дочери актера. «С нашим театром Юрия Васильевича связывают долгие годы работы – он был ведущим артистом труппы десять лет при Борисе Равенских, затем ещё семь – при Борисе Морозове,  – написали на сайте Театра им. ...
  • Итоги сезона: «Что будет дальше – не скажет никто»

    По традиции, летом «Театрал» попросил экспертов выделить главные направления минувшего сезона: 1. События, 2. Разочарования, 3. Тенденции. Сегодня – слово театральному критику Наталии Каминской.  События Событием стал фестиваль «Золотая маска». ...
  • Юрий Чурсин: «Актёрство – это постоянный огонь»

    После длительного разрыва с театром Юрий Чурсин вернулся в МХТ им. Чехова: в спектакль «Лес», который сделал молодого актера в 2005-м едва ли не главным героем театрального процесса, и на новые роли. Мы поговорили о премьере «Сирано де Бержерак», опальных поэтах и реабилитированных сегодня понятиях. ...
  • Итоги сезона: курс на историческую рефлексию

    По традиции, летом «Театрал» попросил экспертов выделить главные направления минувшего сезона: 1. События, 2. Разочарования, 3. Тенденции. Сегодня – слово театральному критику Марине Шимадиной.  Тенденции Начать стоит с тенденций. ...
Читайте также

Самое читаемое

Читайте также