Александр Калягин: «Встреча с Анатолием Васильевичем – это подарок судьбы»

В Москве представили книгу об Эфросе

 
Презентация книги Нонны Скегиной «Анатолий Эфрос. “Живой труп”» состоялась в Боярских палатах СТД 23 ноября. Издание основано на записях репетиций спектакля, поставленного режиссером во МХАТе в 1982 году. Как и предыдущие книги серии («Анатолий Эфрос. “Чайка”», «Анатолий Эфрос. “Три сестры”», «Анатолий Эфрос “Месяц в деревне”»), двухтомник раскрывает историю возникновения спектакля – от замысла до предпремьерных прогонов. 

– Этот спектакль ранил меня в самое сердце – у меня такое впечатление, что я его не доиграл, – рассказал на презентации Александр Калягин, исполнивший в постановке главную роль. – Когда Эфрос пришел к Ефремову и сказал, что хочет поставить «Живой труп» Толстого, Олег Николаевич покивал и спросил:
– А кто будет играть?
Анатолий Васильевич ответил:
– Хочу, чтобы сыграл Саша Калягин.
Ефремов выдержал паузу:
– Почему он? Он же не умеет пить.
Для творческих людей это, как вы понимаете, приговор. Ефремов умел делать такие замечания: на первый взгляд простые, но разных смыслов в них очень много. И в самом деле, многие тогда говорили: ну какой из Калягина Протасов?
Я был в кризисе, что-то не получалось. Трудность заключалась в том, чтобы понять, почему Протасов застрелился. Сдвиг произошел после того случая, когда Анатолий Васильевич остановил репетицию и, взяв деревянный муляж пистолета, из которого должен был застрелиться Федя, за пятнадцать минут объяснил всю пьесу от начала и до конца. Присутствовали все – Софья Пилявская, Настя Вертинская, Юра Богатырев…  Из слов Анатолия Васильевича меня больше всего поразила мысль, что Протасов живет с этим пистолетом всю свою жизнь. Это как бы продолжение его руки, сказал Эфрос. Вопрос только в том, когда он нажмет на курок. Для меня это стало открытием.
Встреча с Анатолием Васильевичем – это подарок судьбы. Мы были влюблены друг в друга. Я был безумно влюблен в то, как он решал спектакль и каким парадоксальным ходом шел к финальной сцене.

Как отметил режиссер Дмитрий Крымов (художник спектакля «Живой труп» и сын Анатолия Эфроса), вышедшая книга – настоящий учебник по режиссуре.

– Знаете, я сейчас читаю записи репетиций Станиславского в Оперной студии. Думаю, об этих спектаклях подробно не знают даже специалисты, но во время репетиций Станиславский высказывал основополагающие идеи, которыми мы пользуемся и сейчас. Точно так же и эта книга через репетиции рассказывает о режиссерском мышлении, – пояснил Дмитрий Анатольевич. – Чтобы было понятно, как папа репетировал, расскажу одну историю. Однажды он вернулся с «Мосфильма» и со смехом рассказал маме, как кто-то зашел в съемочный павильон и удивился: «Ой, вы работаете?.. Извините, тут так тихо, мы думали, никого нет». Тишина стояла – как в лаборатории, при этом делалось дело.

Автор книги Нонна Скегина, давний друг и помощник Анатолия Эфроса, более двадцати лет была его завлитом.

– Я хотела бы сказать несколько слов о Наташе Крымовой, жене Анатолия Васильевича (театровед Наталья Крымова. – «Т»), благодаря которой мы начали делать эту книжную серию, – сказала в заключение встречи Нонна Михайловна. – Она была замечательным театральным критиком и мудрой женщиной. Она первая переиздала три книги, которые оставил нам Эфрос и которых тогда уже не было в продаже, и выпустила четвертую – на основе материалов для четвертого тома, лежавших у Эфроса на столе. Наташа создала Комиссию по творческому наследию Эфроса, в которую вошли и Баталов, и Плисецкая; председателем стал Ульянов. Наташа начала писать книгу о муже, но, к несчастью, тяжело заболела, и все оборвалось.
Когда Наташи не стало, мы начали разбирать архив и поняли, как много она сделала. У Анатолия Васильевича был ужасный почерк, разобрать его могла только она. Мы решили начать с материалов о Чехове, потому что неизданными лежали чеховские статьи Эфроса. А он, кроме того, что был великим режиссером, был еще и прекрасным писателем. Чеховскую «Чайку» он собирался ставить в кино. И этот сценарий сохранился. Половина Димкиной (Дмитрий Крымов. – «Т»)  тетрадки по математике за 3 класс – это школьные упражнения, другая половина – папины записи о «Чайке». С бумагой в стране было плохо, и Анатолий Васильевич выходил из положения, как мог. Записи репетиций, статьи Анатолия Васильевича, сценарий для кино, а также фактическая судьба спектакля стали основой первой книги, вышедшей в 2010 году. Сегодняшняя книга – последняя в этой серии, но архив Эфроса – огромен. Очень многое должно быть вынуто из шкафов, потому что Эфрос жив.





Поделиться в социальных сетях:



Читайте также

  • Скончался актер и режиссер Юрий Горобец

    26 июня в возрасте 90 лет скончался народный артист России Юрий Васильевич Горобец. Об этом «Театралу» стало известно от дочери актера. «С нашим театром Юрия Васильевича связывают долгие годы работы – он был ведущим артистом труппы десять лет при Борисе Равенских, затем ещё семь – при Борисе Морозове,  – написали на сайте Театра им. ...
  • Итоги сезона: «Что будет дальше – не скажет никто»

    По традиции, летом «Театрал» попросил экспертов выделить главные направления минувшего сезона: 1. События, 2. Разочарования, 3. Тенденции. Сегодня – слово театральному критику Наталии Каминской.  События Событием стал фестиваль «Золотая маска». ...
  • Юрий Чурсин: «Актёрство – это постоянный огонь»

    После длительного разрыва с театром Юрий Чурсин вернулся в МХТ им. Чехова: в спектакль «Лес», который сделал молодого актера в 2005-м едва ли не главным героем театрального процесса, и на новые роли. Мы поговорили о премьере «Сирано де Бержерак», опальных поэтах и реабилитированных сегодня понятиях. ...
  • Итоги сезона: курс на историческую рефлексию

    По традиции, летом «Театрал» попросил экспертов выделить главные направления минувшего сезона: 1. События, 2. Разочарования, 3. Тенденции. Сегодня – слово театральному критику Марине Шимадиной.  Тенденции Начать стоит с тенденций. ...
Читайте также

Самое читаемое

Читайте также