Римас Туминас: «Мы часто обращаемся к исповеди...»

В Театре Вахтангова вышла премьера «Фальшивая нота»

 

Премьера спектакля Римаса Туминаса «Фальшивая нота» по новой пьесе французского режиссера, актера и драматурга Дидье Карона открыла 98-й сезон в Театре Вахтангова.
 
Всемирно известный дирижер Милллер (Алексей Гуськов) только что завершил концерт в Женевской филармонии и недоволен игрой своего оркестра. Внезапно в его гримерной появляется поклонник, желающий взять автограф. Однако, как выясняется, настоящая цель господина Динкеля (Геннадий Хазанов) состоит не в этом.

– Это детективный сюжет, что типично для современных западных пьес, однако в нем есть глубинные смыслы, – пояснил перед премьерой Римас Туминас. – Мы стремились раскрыть историю жизни человеческих душ. В пьесе два героя. Один из них – знаменитый европейский дирижер, баловень судьбы. Другой – несостоявшийся музыкант: отец учил его играть на скрипке, но жизнь распорядилась так, что выдающимся скрипачом он не стал.
 
У господина Миллера все благополучно. В каком-то смысле он прожигает жизнь, проявляя и самолюбование, и гордыню. Но с появлением Динкеля на поверхность выходит правда о его прошлом.
 
Важнейший принцип Динкеля – чистота. В жизни он часто сталкивался с ложью, и нетерпимость ко лжи заставляет его бороться. Он не мог не влюбиться в Миллера, как в выдающегося дирижера, и, наверное, его привела любовь к гению, желание, чтобы тот искренне покаялся и признал свою вину. Наверно, если это случится, он будет дирижировать гениально.
 
Идея постановки принадлежит актеру, художественному руководителю Театра эстрады Геннадию Хазанову.
 
– Когда я прочитал пьесу, у меня не было других вариантов, кроме как прийти с ней к Римасу Туминасу, – рассказал Хазанов. – Можно было попробовать сыграть ее на сцене Театра эстрады, но, уверен, спектакль проиграл бы еще до открытия занавеса. Здесь нужно было выстраивать другое смысловое и чувственное пространство. Нужна была совершенно другая стилистика. Думаю, если бы Туминас отказался, для меня, как для актера, эта пьеса свет бы не увидела. Я низко кланяюсь художнику спектакля Адомасу Яцовскису, композитору Фаустасу Латенасу и режиссеру Алексею Кузнецову, который соединил, на первый взгляд, несоединимые вещи.
 
Хазанов не раз выходил на Вахтанговскую сцену, однако в спектакле этого театра участвует впервые:
 
– Я бесконечно благодарен моему партнеру Алексею Гуськову за удивительное дружелюбие, сердечность, желание протянуть руку. Отношение моего партнера было для меня очень ценным и важным. Я с интересом наблюдаю, какими ходами он идет на репетициях, и пропускаю это через себя, потому что актер, который перестал учиться, – умер.
 
Алексей Гуськов не в первый раз играет роль маэстро: природу дирижирования он постигал десять лет назад для роли в фильме «Концерт».
 
– Тогда я наблюдал и слушал многих великих дирижеров – Бернстайна, Караяна, Светланова… Хотел найти нужный характер, –поделился актер. – Музыку я любил всегда, но тут окончательно утвердился в предположениях, что симфонический оркестр – самое совершенное творение человеческой души. Поэтому эта роль для меня особая. 
 
«Когда б вы знали, из какого сора / Растут стихи, не ведая стыда», – писала Ахматова. Та же самая мысль есть и в этом спектакле: большое, искреннее произведение может родиться в художнике, только когда он один на один с собой честно признается в своих самых страшных грехах.
 
По мнению Фаустаса Латенаса, в музыке к спектаклю не должно быть ничего случайного.
 
– Может показаться странным, что тему Холокоста мы открываем Вагнером, который неофициально запрещен в Израиле, – сказал Латенас. – Но на самом деле здесь есть конфликт – кроме Вагнера в прологе мы слышим еврейского композитора Павла Хааса (симфоническую сюиту, написанную им в концлагере). Этот конфликт, который существует в музыке, продолжается затем на протяжении всего спектакля.
 
В пьесе звучит вечная тема покаяния, отметил в заключении Римас Туминас:
 
– Мы часто обращаемся к исповеди, но, как правило, бывает поздно. Вспоминаются слова Родена: «Ах, если бы общество представило на собственный суд собственные ошибки и безобразия и признало бы себя виновным, сколь стремительным было бы превращение нашей земли в рай». За полтора часа действия Динкель буквально воскрешает Миллера, творит его заново, веря, что оркестр, которым он будет управлять, больше не допустит ни одной фальшивой ноты, как и он сам больше не допустит фальши в своей жизни.
 
Следующие показы спектакля состоятся 23 сентября и 3, 19 и 26 октября.



Подписывайтесь на официальный канал «Театрала» в Telegram (@teatralmedia), чтобы не пропускать наши главные материалы.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Театр «У Никитских ворот» представит премьеру мелодрамы

    На сцене театра «У Никитских ворот» народный артист России Марк Розовский ставит спектакль по роману Эмиля Золя – «Тереза Ракен». Премьерные показы состоятся 8 и 9 декабря.   «Тереза Ракен» – это захватывающая история безудержной страсти и предательства, ведущего к преступлению. ...
  • Море, воздух, небеса

    Премьера Большого своим названием недаром ассоциируется со знаменитой пьесой Пиранделло «Шесть персонажей в поисках автора», обнажающей противоречивость мира реального и мира искусства. И действительно, царство свободы, господствующее на сцене, начинает казаться более реальным, чем люди в масках (словно персонажи театра абсурда) в полупустом зрительном зале Новой сцены. ...
  • Что наша жизнь?.. Читайте в «Театрале»

    В театры Москвы и Петербурга, в журнальные киоски, в торговые сети «Азбука вкуса» и «Ашан» поступил декабрьский номер «Театрала». Ковид – ковидом, но выход в свет – по расписанию. И читатель сможет перевести дух уже хотя бы потому, что в «Театрале» его не будут пугать очередными печальными сводками пандемии. ...
  • Воробьиная месса

    Старинные Боярские палаты с их сводчатыми потолками, сквозной системой комнат и коридоров – особое пространство, предполагающее нетривиальность постановочных решений, отменяющее четкую границу между сценой и залой и вовлекающее зрителей в орбиту театрального действия. ...
Читайте также