«Прошло столько лет, а проблемы остались»

Андрей Кайков о спектакле «Спасти Хлестакова?»

 

В нынешнем сезоне театр «Содружество актеров Таганки» выпустил премьеру «Спасти Хлестакова?» в постановке Марии Федосовой. Корреспондент «Театрала» пообщался с исполнителем одной из главных ролей – Андреем КАЙКОВЫМ.
 
Андрей, это ваш первый спектакль в режиссуре Марии Федосовой. Интересно было работать?
–  С Марией мы знакомы уже давно. Она прекрасная актриса. Теперь пробует себя в роли режиссера. Ее первыми работами стали «Бешеные деньги» Островского и «Бег» по Булгакову. В тот период я в театре появлялся редко, был занят в других проектах и ее спектаклей не видел. И вдруг она мне предлагает роль Городничего в своей новой постановке. Я долго сомневался, думал, что она все же актриса, недооценивал ее режиссерские способности.

Потом нашел время и пошел посмотреть ее «Бешеные деньги». И что вы думаете? Через пять минут после поклонов я уже названивал ей, потому что спектакль меня просто поразил. Я давно не видел такой интересной постановки! Потом посмотрел другие ее работы, и это еще больше укрепило мое желание поработать вместе. Я разгреб все свои дела и полностью посвятил себя новой постановке.

Работать нам было очень интересно, я с удовольствием ходил на репетиции. Бывало, что прилетал рано утром с гастролей, бросал чемоданы и мчался в театр. Это густонаселенный спектакль. В нем занято три десятка артистов, задействовано много замечательных молодых ребят. С некоторыми из них мне пришлось работать впервые. Это совершенно другие люди, с другим мышлением. После общения с ними я стал читать какие-то блоги, смотреть новые фильмы. То есть меня это слегка омолодило, я почувствовал свежее дыхание.

Уже после премьеры спектакль решили сократить. С чем это связано?
– Обычный рабочий момент. Как говорил один известный кинорежиссер, «фильм складывается только тогда, когда я вырезаю свои любимые сцены». Вот и в нашем случае в постановку привносилось очень много нового и необычного, и жаль было от этого отказываться. Потом уже стало понятным, что столь длинный спектакль зрителю выдержать нелегко. Поэтому пришлось сократить постановку на 30 минут.

«Ревизора» Федосовой называют современным провинциальным триллером. В чем, на ваш взгляд, эта современность?
– Гоголь всегда современен. Постановки по его произведениям уже почти двести лет не теряют своей актуальности. Он писал про нас, про нас сегодняшних. Люди же не меняются. Да, они меняют одежду, дома и бытовые условия, а вот их желания, посылы и поведение остаются прежними. И я считаю, что у нас получился самый настоящий Гоголь, мы от него не отошли, просто он писал в XIX веке, а сейчас XXI, поэтому ситуация несколько другая, и для того, чтобы раскрыть идею, надо идти путем современным, избегая запыленности персонажа. Возможно, ученики восьмого класса не увидят хрестоматийного Гоголя и им придется все равно идти и читать. А над тем, чтобы захотелось идти и читать, мы как раз и работаем.

Что касается костюмов, то сюртуки у нас остались, хоть и стилизованные, почему нет? А сама история разыгрывается на гигантской шахматной доске размером с планшет большой сцены. Мы как бы приглашаем зрителя сыграть вместе с нами в некую игру. У нас просто заявка на ту эпоху без какой-либо исторической достоверности. Вот когда мы с Николаем Николаевичем Губенко выпускали «Белые столбы» по Салтыкову-Щедрину, к нам на прогоны приходила профессура МГУ. И они делали замечания по некоторым элементам одежды. Например, они указали на орден у одного из персонажей, который исторически появился только десять лет спустя после написания этого произведения. И Николай Николаевич прислушивался к таким замечаниям. Но в «Ревизоре» мы пошли по другому пути, что вполне оправдано.

Многие выступают против осовременивания классики. Вы, как я вижу, не из их числа?
– Я вообще не пониманию, что значит «осовременивание классики». Классика она и есть классика. Классика – она всегда, она сейчас, она нынешняя. Что Эсхил, что Шекспир, что Петрушевская. Это всегда современно. Просто есть разные решения. И, на мой взгляд, наше решение не идет вразрез с задумкой Гоголя. Это прекрасно, что можно повернуть историю и так и этак. Это дает много пищи и много новых прочтений.

В постановке вам досталась одна из главных ролей. Сложно ли быть Городничим?
– Как ни странно, самое сложное было выучить текст, хотя для меня это обычно не проблема. Но в данном случае я столкнулся с такими словесными оборотами, которые пришлось буквально вызубривать. Например, в одной из сцен Городничий говорит: «Экой богатый приз, канальство! Ну, признайся откровенно: тебе и во сне не виделось – просто из какой-нибудь городничихи и вдруг... фу ты, канальство!.. с каким дьяволом породнилась!»
Язык витиеватый, колоритный. Мы сейчас так не говорим, к сожалению. И все это надо правильно передать, иначе получится совсем не тот Городничий, которого задумал Николай Васильевич. Кроме того, сложно было собрать этот образ и поставить его на рельсы. Нужно было убедить чиновников, что приехал именно тот самый ревизор – тот самый дьявол, от которого всем будет конец. Разумеется, я могу и оправдать моего персонажа: он просто спасает свою шкуру, вот и все.

Много ли сейчас таких городничих в России?
– Немерено! Я много езжу и много вижу. Города по-разному развиваются. Где-то есть хорошие дороги, а где-то и забора нет. А что люди говорят о своих градоправителях?! Воруют, обманывают, унижают население. Ведут себя отвратительно! Все осталось таким, как и описывал Гоголь. Прошло столько лет, а проблемы остались.

Не хотели бы вы последовать примеру Марии Федосовой и попробовать себя в роли режиссера?
– Ни за что в жизни! Режиссер – это не только профессия, но и призвание, и определенный образ мышления, и характер. Очень мало примеров, когда из актера выходит хороший режиссер. У кого-то, конечно, получается.

Вы уже четверть века трудитесь в «Содружестве актеров Таганки». С чем связано такое постоянство?
– Я пришел в этот театр после окончания Щепкинского училища и сразу почувствовал себя как дома. А главенствующий для меня фактор – это Николай Николаевич Губенко. Не подумайте, что это лесть. Просто я его очень люблю и уважаю. Я очень многому у него научился, очень многое почерпнул в плане профессии и в жизни в целом. Он человек немереного таланта, рядом с ним я расту.


Подписывайтесь на официальный канал «Театрала» в Telegram (@teatralmedia), чтобы не пропускать наши главные материалы. 

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Алёна Яковлева: «Она во всём была максималистской»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет уникальный сборник, который состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов,  рассказывающих о главном человеке в жизни — о маме. Эти проникновенные воспоминания не один год публиковались на страницах журнала, и теперь собраны вместе под одной обложкой. ...
  • Вениамин Смехов: «Моя родина – русский язык»

    10 августа празднует юбилей известный актер театра и кино Вениамин Смехов. Не раз он давал интервью журналистам «Театрала», и сегодня мы поздравляем любимого артиста и публикуем фрагменты из интервью разных лет.   - Вениамин Борисович, чем вы живете в «пост-таганковскую» эпоху? ...
  • Евгений Князев отмечает юбилей

    В Тульском политехническом институте Евгений Князев и не думал, что, получив специальность горного инженера, вновь будет студентом, что, окончив Театральное училище им. Щукина, вернётся сюда преподавать, а потом станет ректором Альма-матер. ...
  • Дмитрий Бертман: «Из маминого платья я вырезал кусок на занавес»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет уникальный сборник, который состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов,  рассказывающих о главном человеке в жизни — о маме. Эти проникновенные воспоминания не один год публиковались на страницах журнала, и теперь собраны вместе под одной обложкой. ...
Читайте также