Сергей Юрский

«Тайна театра живет случайностями!»

 
В Театре имени Моссовета на сцене «Под крышей», видевшей много театральных чудес, декабрь открывается премьерой спектакля Сергея Юрского «Полонез». Известный всей стране артист поставил пьесу драматурга Игоря Вацетиса и сыграл одну из ролей. «Полонез» продолжает традицию рождения театральных чудес на сцене «Под крышей» – спектакль полон азартной игры с театральным языком, формой спектакля, а также горькой иронии в адрес сегодняшнего дня. Для «Театрала» Сергей Юрьевич приоткрыл некоторые секреты.
– Почему спектакль называется «Полонез»? Для вас было важно, что это танец польский, танец, открывающий бал, или что это в принципе танец бальный?

– Я никогда не могу объяснить, почему возникло то или иное название, почему сначала эта сцена, потом другая. Пьесы, книжки возникают спонтанно, а потом уже находится им оправдание. И в этом спектакле было много интуитивного. Выбор был из двух названий: «Полонез» и «Вечер абсурда №3». Выявлять слово «абсурд» – значит брать на себя большую ответственность. Публика слово «абсурд» знает, а театр абсурда не знает и под абсурдом понимает, скорее всего, валяние дурака, нескладушки-неладушки, глупости, полное несоответствие или социальную критику впрямую – дескать, вот какие абсурдные вещи происходят в нашей судебной системе. Здесь ничего этого нет. Здесь – интуитивным образом найденный анализ сегодняшнего состояния. Несоответствие, непонимание, недослышание, невозможность встать на место другого – вот об этом речь. Вариант, который мы показываем, создан сейчас, в 2010-м. Импульсом возвращения к пьесе, написанной лет 7–8 назад, стала взятая с полки для вечернего чтения книжка маркиза де Кюстина «Россия в 1839 году». Он рассказывает о полонезе как важнейшем ритуале, во время которого происходят все разговоры, обмен новостями, сплетнями, колкостями не только в паре, но и через плечо соседей. Полонез – как метафора бесконечности движения, традиция, которая лишилась всех смыслов, но за которую все держатся. Сейчас так мощны силы, вышедшие из прямого подчинения людей даже самых властных, эти силы и породивших, что предугадать что-либо трудно. Надо ждать. Остается идти бесконечным полонезом и вставать в общий строй. В строй встали многие, бросив свое сопротивление, и приняли участие в общем движении, которое и есть ожидание.

– Вы обсуждаете с актерами нашу текущую жизнь?

– Очень кратко, но обсуждаем. Я стараюсь, чтобы слово «тревога» или слово «ждать» носили не абстрактный характер, чтобы они были наполнены плотью сегодняшнего дня. Актеры обязаны знать. Мы поминаем жертв политических репрессий, мы говорим о Ходорковском, потому что есть новости с процесса и это важно, говорим о театральных событиях. Мы должны быть обязательно откровенны, это входит в условия нашей совместной работы. Разговоры эти под соусом художественной трансформации входят в спектакль. У нас короткие репетиции, но мы всегда настраиваемся на камертон сегодняшнего дня. Не так, что «забудем все и займемся своим». Наоборот – будем помнить все, и вот наши занятия внутри этого.

– Сергей Юрьевич, несомненно, премьера очередной пьесы загадочного Игоря Вацетиса в Театре имени Моссовета привлечет внимание многочисленных зрителей, следящих за вашим творчеством, и определенной части критики.

– Я не уверен, что от театра обязательно надо чего-то ждать. Приди и смотри, вот и все. А если все-таки ждать, то новизны, я полагаю. Как зрителю мне в сегодняшнем театре не хватает именно новизны. Чаще всего бесконечно переосмысливают, а то и грубо перелицовывают классику или разыгрывают известную прозу. Театр Игоря Вацетиса – это проблемы сегодняшнего дня в жанре комедии, фарса, абсурда. Под сегодняшним днем я имею в виду не однодневку «горячих газетных новостей», а попытку осмысления дыхания нового времени в широком смысле этого слова. Ну, а если без высоких слов, просто хочется попробовать играть новую пьесу, когда зритель не знает и догадаться не может, чем все кончится. По-моему, так интереснее.

– В «Полонезе» много возрастных ролей, но вы заняли в спектакле совсем молодых артистов, практически дебютирующих в театре. Почему?

– Как пьеса, так и наш спектакль – эксперимент. Играть театр абсурда вообще очень трудно, нужен весьма не традиционный технологический и психологический подход. Абсурд как творческий инструмент – орудие обоюдоострое, можно порезаться. Я-то давно с ним работаю, опыт есть – Достоевский, Гоголь, многократно Ионеско, многократно Вацетис, Хармс. Вот я и хотел с молодыми поделиться опытом, в какой-то мере передать мой метод плавания в абсурде. В нашем спектакле есть отдельная пьеска «Трое в пальто». Всем троим персонажам – за сорок. А артистам – за двадцать. Не буду раскрывать особенностей сюжета, но скажу определенно, задача там необычная и непростая. Твердо уверен: пойти за мной в этом эксперименте могли только молодые.

– А как насчет «послания»? Что вы посылаете будущим зрителям вашего спектакля?

– Если бы «послание» можно было сформулировать, мы бы написали его на плакате и повесили на фасаде театра. И пьесу писать не надо, и разыгрывать ее не надо. Весь спектакль и есть наше послание. Наши сегодняшние мысли и чувства. С этим и примите нас.

– На ваш взгляд, какую задачу ставит перед зрителем драматург Вацетис?

– Почистить глаза и уши – гигиена необходима. Ее в искусстве все меньше. Уши заткнуты вазелином и пластилином шоу. Драматический театр слова, театр диалога ушел, он почти не существует. Абсурд для меня – резервация, в которой возможен драматический театр.

– Какой тип театра, на ваш взгляд, имеет перспективы?

– Репертуарный театр умер, его нет. Для меня это горькая истина. Театры, которые притворяются репертуарными, являются фирмами, которые выживают разными способами. Есть актеры-звезды, которые работают где хотят и чьи имена ценятся в сто раз выше незвездных. Везде – только расчет на успех, но он не может быть единственной целью. Разговор о душе, по душам – в рамках школьной программы? Это тоже не театр. Есть счастливые случайности, которые подтверждают тенденцию и не снимают проблему. Мне бы хотелось, чтобы молодые артисты, которые прошли со мной путь «Полонеза», школу «Полонеза», поняли, что современный театр прячется за постановками трюков и танцев. Для меня честный репертуарный театр – РАМТ. Подход к тексту, атмосфера и поведение актеров на сцене – все по мне. «Сказки на всякий случай» радостно поразили.

– Где теперь места силы, где живет тайна?

– Тайна живет случайностями. Она почти исчезла. Перед спектаклем я говорю молодым коллегам: замкнемся, мы должны быть таинственными. Не открывайтесь, не настаивайте, не лезьте к зрителям. Просто откройте им двери.


Поделиться в социальных сетях:



Читайте также

  • Сергей Безруков озвучит аудиогид для музея Есенина

    Сергей Безруков озвучит аудиогиды к экспозициям музея-заповедника имени Сергея Есенина, расположенного в селе Константиново Рязанской области.   «Сейчас ведется работа по озвучиванию аудиогидов по экспозициям музея-заповедника, – цитирует ТАСС сообщение музея. ...
  • Александр Молочников: «Мне важно поговорить о нью-йоркской культуре»

    В Нью-Йорке режиссер Александр Молочников представил эскиз спектакля Chekhov in the Chelsea. Постановка – на английском языке, почти во всех ролях – американские артисты, некоторые из них когда-то были связаны с русским театром. ...
  • Не стало Елены Дьяковой

    В Москве скончалась литературный и театральный критик, одна из ведущих сотрудников «Новой газеты» Елена Дьякова. Она умерла в возрасте 60 лет, после продолжительной болезни. «Умерла Елена Дьякова. Блистательный театральный критик, товарищ по «Новой газете». ...
  • Семь фильмов Леонида Гайдая

    30 января исполняется 100 лет со дня рождения короля советской комедийного кинематографа – Леонида Гайдая. К этой дате «Театрал» подготовил подборку самых известных картин режиссера. 1. Самогонщики (1961) Трус, Балбес и Бывалый решают поставить на широкую ногу изготовление самогона – но терпят сокрушительное фиаско. ...
Читайте также

Самое читаемое

  • «Анна Каренина» Римаса Туминаса в Тель-Авиве

    25 января в израильском театре «Гешер» Римас Туминас представил премьеру спектакля «Анна Каренина». На одном из первых показов побывала театральный блогер Нина Цукерман, публикуем ее отклик на эту постановку. ...
  • Дмитрий Назаров с супругой уволены из МХТ

    Народный артист РФ Дмитрий Назаров и его супруга актриса Ольга Васильева уволены из МХТ им. Чехова, сообщает «МК» со ссылкой на приказ художественного руководителя театра Константина Хабенского.   Причиной увольнения называют позицию супругов против СВО, которую артисты высказывали публично. ...
  • Иван Панфилов: «У мамы тонкое чувство юмора»

    В 2018 году в преддверии юбилея легендарной Инны Чуриковой «Театрал» побеседовал с сыном актрисы Иваном ПАНФИЛОВЫМ. Сегодня в память об актрисе мы вновь публикуем это интервью.    – Иван, что для вас значит быть сыном поистине легендарной актрисы? ...
  • В ожидании «Щелкунчика»

    Балет Большого театра «Щелкунчик», созданный по мотивам сказки Гофмана, один из главных символов новогодней Москвы. В преддверии спектакля костюмеры ГАБТа провели экскурсию для «Театрала». В пошивочных цехах, размещенных на девятом этаже Исторической сцены, подготовка к спектаклю начинается примерно за полтора-два месяца до первого показа. ...
Читайте также