Михаил Рахлин: «Онлайн и офлайн спектакли – не конкуренты»

 

Журнал «Театрал» завершает программу первого фестиваля «Цифровой театр», в рамках которого представлял лучшие онлайн-спектакли, созданные в период локдауна. Сегодня на нашем сайте – чеховские «Три сестры» в формате VR, ко-продукция театра «Практика» и компании LookPort. Наш собеседник – автор проекта, режиссёр Михаил Рахлин.

– Михаил, с проектом, инициированным театром «Практика» – «Практика Сотворчества» – многие театралы уже знакомы, расскажите подробнее, как для вас началась эта история?

– Мне позвонила помощница Марины Станиславовны Брусникиной и рассказала об условиях участия в проекте. О том, что режиссёры, актёры и пьеса, которую они представят, будут выбраны по итогам зрительского голосования. Поэтому каждый из участников снимал ролик, длительностью не более тридцати секунд, в котором рассказывал о себе и том, что сделает первым делом по окончании карантина. Я сказал, что, когда снимут режим самоизоляции, отправлюсь в родной город, в Пермь, навестить родителей, что, собственно, и сделал. И затем под видео-визитками будущих авторов спектаклей и актеров зрители писали в комментариях названия участвовавших в лотерее пьес и роли. Например - Михаил Рахлин, «Три сестры», и, соответственно, под актерскими роликами, Вениамин Смехов – Чебутыкин. Среди участвовавших пьес были шекспировский «Гамлет», режиссёр должен был бы представить начало пьесы, а у чеховских «Трех сестёр» наоборот, – нужно было подготовить финал произведения... В итоге были выбраны и реализованы три проекта.

– А за какое название вы сами болели?

– Я был открыт для работы над любым из предложенных вариантов, но честно скажу, что «Три сестры» были моими фаворитами. Я давно размышляю над постановкой этой пьесы, мною была уже продумана как общая концепция, так и отдельные решения постановки этого спектакля в театре.

– Какие дополнительные смыслы эта классическая пьеса обретает в формате VR (дополненной реальности)?

– Я думаю, что смысл, заложенный автором в пьесе, идеально ложится на цифровую форму спектакля. В данном случае она усиливает эффект отчужденности, отсутствия настоящего диалога между героями. У нас, читающих пьесу, постоянно возникает ощущение, что персонажи говорят монологами, не слыша друг друга. Неслучайна, конечно, и работающая на смысл фраза Чебутыкина: «Может быть, нам только кажется, что мы существуем». Её тоже как нельзя лучше раскрывает цифровая форма, потому что мир в сети – это симулякр. Подобное влияние технологий на жизнь можно наблюдать и в обожаемом мною сериале «Чёрное зеркало» (британский научно-фантастический сериал о последствиях влияния информационных технологий на человеческие взаимоотношения). Когда для людей стирается грань между жизнью реальной и той, которую они создали себе посредством технологий, они в какой-то момент даже перестают замечать, что стали цифровыми копиями самих себя. Все эти смыслы, я считаю, очень созвучны с чеховским содержанием.

– Что бы вы ответили зрителям, которые называют спектакль в формате дополненной реальности формой ради формы, уничтожением природы театра? Что бы вы им возразили?

– Я не буду доказывать, что VR, как и вообще любой онлайн спектакль, это театр в привычном представлении. Конечно, это не театр. Онлайн и офлайн спектакли не стоит сравнивать, они не могут конкурировать друг с другом. Я считаю, что то, что возникает на платформе сети — это некий новый синтетический жанр, критерии которого определить очень сложно, потому что каждый отдельный проект, согласно своей задумке, существует по своим законам. Это всегда очень разножанровая и в каждом отдельном случае индивидуальная история. Например, мне очень не хотелось делать зум-спектакль, мне было важно, чтобы в сфере внимании зрителя было как можно больше объектов, за которыми бы он наблюдал при просмотре. Чтобы была возможность выбирать на котором из персонажей, как в привычном театре, сфокусировать своё внимание. Мне было важно, чтобы у спектакля был объём.

– Формат VR-спектаклей начал появляться ещё до карантина, до того, как театрам пришлось уйти в сеть, были ли у вас до этого периода задумки сделать что-то в этом направлении?

– Я не могу сказать, чтобы у меня были какие-то конкретные задумки, но мысли об использовании новых технологий возникали. Мне было интересно поработать с новой формой, и я примеривал ее то к одному, то к другому материалу. Например, размышлял о «Ревизоре», но в итоге применил ее к «Трём сёстрам».

– Насколько в данном случае важен хронометраж?

– Мне кажется, что пока минут 30-40 самая оптимальная продолжительность. Но, наверное, и мне и моим коллегам в скором будущем нужно будет подумать серьезнее над этим вопросом организации онлайн-спектакля, придумать какие-то антракты, или ещё что-то, чтобы удерживать зрительское внимание, и при этом давать зрителю возможность отдохнуть.

– На ваш взгляд, карантин сильно приблизил время для экспериментов в онлайн?

– Конечно, карантин явился мощным катализатором для развития этого направления театра, будем пока так его называть. Все хлынули в сеть, потому что моментально большое количество людей остались без средств, проектов, творчества. А потребность в творчестве оказалась очень велика, и, как следствие, возникло множество проектов коммерческих и тех, что делались на энтузиазме, как «Практика сотворчества».

– Расскажите, как проходили репетиции?

– Главная трудность в том, чтобы одновременно собрать всех участников, так как практически все были задействованы параллельно в других проектах, а пьеса, как вы знаете, густонаселенная.

– Почему в новом формате вам было интересно поработать именно с этой пьесой?

– Я чувствую своё родство с этим текстом, он мне чрезвычайно близок, то есть я понимаю, что в «Трёх сёстрах» речь идёт про меня и про нас. Мне кажется, что это самая космическая пьеса о России.

– Михаил, по итогам «Практики сотворчества» созданный вами проект будет как-то продолжен?

– Надеюсь, что да, мне бы очень хотелось его развития. Пока все, что его касается, в стадии обсуждения. Сейчас мне нужно представить решение остальных актов, да и самого финала уже созданного VR спектакля, который мы тоже будем переделывать.

– Это будет офлайн спектакль с элементами VR?

– Пока не могу ничего сказать, потому что в любом случае это не будет полностью онлайн историей. Зрители все равно должны будут присутствовать в каком-то конкретном месте, чтобы получить театральный опыт, не просто включив дома компьютер.

Напомним, все онлайн-спектакли одновременно открыты к просмотру с 1 по 7 августа на YouTube-канале фестиваля «Цифровой театр». По числу просмотров и лайков, а также по итогам онлайн-голосования, которое будет проводиться на сайте и в соцсетях «Театрала» (ВКонтакте и Телеграм), определится обладатель Приза зрительских симпатий. Итоги будут объявлены 10 августа.

  • Нравится



Самое читаемое

  • Театральный донос

    Одним из самых ярких событий сентября стало юбилейное открытие сотого сезона Театра Вахтангова. Об этом рассказали все ведущие СМИ, это обсудили все поклонники театра, но вряд ли широкая публика догадывалась, что замечательный праздник мог быть сорван. ...
  • «Содружество актеров Таганки» может возглавить Герасимов

    Народный артист и депутат Мосгордумы Евгений Герасимов может стать художественным руководителем «Содружества актеров Таганки», сообщает РИА Новости. Это предложение, по словам Герасимова, поступило непосредственно от коллектива театра. ...
  • «Переснять этот дубль нельзя»

    Коллеги и друзья актера признаются, что не могут молчать о случившемся. На своих страницах в соцсетях высказались Кирилл Сереберенников, Иван Охлобыстин, Сергей Шнуров и многие другие.   Режиссер Кирилл Серебренников призвал оказать поддержку актеру Ефремову. ...
  • Николай Коляда заявил об уходе из своего театра

    8 сентября на сборе труппы уральский драматург, режиссер и основатель «Коляда-театра» заявил, что 20 декабря намерен оставить пост художественного руководителя-директора и эмигрировать из России.  По словам актеров, на это решение могла повлиять усталость от финансовых проблем: пять последних месяцев были самым сложным периодом для театра, который остался без зрителя, без доходов и не получал помощи от местных властей. ...
Читайте также


Читайте также

  • Digital-переворот

    На время карантина театр, как и все мы, переселился в цифровую среду, где друг за другом стали появляться zoom-спектакли. Сначала поднялась волна интереса, но скоро все сошлись на мысли, что Zoom вынуждает повторяться, штамповать однообразные «окна» с говорящими головами, а театральная игра, перенесенная на экран, подчас вызывает чувство недоумения. ...
  • Онлайн-фестиваль «Цифровой театр». Зрительский фидбэк

    Журнал «Театрал» и дирекция первого онлайн-фестиваля «Цифровой театр» подвели итоги конкурса на самый интересный зрительский отзыв. Публикуем текст победителя, который попадет и на страницы сентябрьского номера. ...
  • Оцифрованный театр

    Цифровой театр – нужен он или нет? Может ли заменить обычный, живой и ламповый, в эпоху пандемии, которая может растянуться надолго и стать нашей новой реальностью? Об этом я думала все три месяца на карантине, наблюдая, как театр, лишенный возможности нормально работать, изобретает все новые способы пробиться к зрителю сквозь экраны компьютеров, как упрямая трава прорастает сквозь собянинскую плитку. ...
  • Первый онлайн-фестиваль «Цифровой театр» подвел итоги

    Дирекция онлайн-фестиваля «Цифровой театр»-2020, организованного журналом «Театрал», объявила итоги первого смотра, показавшего разнообразие новых театральных онлайн-проектов, созданных российскими театрами во время вынужденного ухода в цифровое пространство в период пандемии. ...
Читайте также