Ирина и Михаил Разумовские: «"Живые мемории" – о том, в какой "сложной" стране мы живем»

 

Авторы документально-анимационного проекта, объединившего 10 известных актеров, 10 ведущих художников анимации и 10 воспоминаний людей, которые «составляли цвет и основу нации», – о пути к новой медиа-платформе национального самопознания «КТО МЫ».  

– Ирина, Михаил, у проекта «Живые мемории», наверняка, есть своя предыстория. Как возникла сама идея объединить мемуары с анимацией?

И.Р. Пару лет назад мы попали в усадьбу Саввы Мамонтова Абрамцево, приобрели книгу мемуаров его сына, Всеволода, и она произвела на нас очень сильное впечатление своей  живостью (несмотря на то, что это не самое яркое издание). Тогда мы подумали, а как, собственно, можно преподнести мемуары нашему поколению, которое существуют сегодня в мире медиа, как донести до них корпус интереснейших воспоминаний о стране, которые зачастую гораздо ярче, чем художественная литература?

– Начиная работу по отбору мемуаров, на что вы были нацелены, какие «фильтры», какие критерии использовали?  

М.Р. Начиная работу, мы исходили из того, что в первом сезоне проекта «Живые мемории» должны быть представлены разные герои. Разные по их сегодняшнему статусу в медиапространстве: и известные личности, как Иван Бунин, Михаил Нестеров, Савва Мамонтов, и малоизвестные сегодня, но сыгравшие важную роль в жизни страны или территории, с которой они связаны. Тем самым мы старались найти баланс и за счет довольно известных персонажей «подсветить» менее известных. Это первый критерий.

Второй критерий – это география: нам было важно, чтобы эти герои представляли в своих мемуарах не только Москву и Санкт-Петербург, но разные уголки нашей страны, от Коктебеля до Владивостока.

Кроме того, нам показалось важным задать для самого формата максимально широкие рамки, поэтому мы собрали воспоминания абсолютно разные по временным промежуткам: от начала 19 века до середины 20-го.

– Ваш мини-сериал – это «калейдоскоп людей, которые составляли цвет и основу нации». Их голоса объединяет какой-то лейтмотив (один или несколько)?    

И.Р. Это воспоминания, прежде всего, о стране, голоса людей, которые считали себя причастными к ее истории, к ее культуре и очень четко формулировали свою ответственность перед ней. Это звучит в каждом фрагменте и, как мне кажется, объединяет все десять героев.

Еще, когда берешься за кинопродукт, надо учитывать, что у каждой серии должна быть своя драматургия: завязка, развязка и катарсис, – а значит, отрывки, даже будучи вырванными из контекста книги, должны смотреться как цельные, законченные. Это их тоже объединяет.

– Булгаковские герои в изгнании мечтают о снеге на Караванной, и это «метафора любви к родине, от которой уже, может быть, ничего не осталось, кроме этой нашей любви и тоски». Кажется, что и Ваш проект – отчасти о России, которую мы потеряли. Это так?

И.Р. Это зачастую так, большая часть наших героев – эмигранты, пассажиры «философского парохода», которым расстрел заменили высылкой за границу. Собственно, именно эти люди – очень высокого культурного уровня, по образованию, по воспитанию – смогли оставить свои воспоминания о стране, и они, действительно, о России, которая была уже в прошлом.

М.Р. Но, тем не менее, важно понимать, что это не только о «России, которую мы потеряли». Сегодня это расхожий тезис, и наш проект, конечно, им не исчерпывается.

Мы говорим не о потерях, а, скорее, о том, в какой «сложной» стране мы живем – сложной с культурной, с исторической точки зрения. Напоминаем о том, какая у нее сложная судьба.

Открываем глаза и на те моменты, которым стоит восхищаться, и на те, о которых стоит сожалеть и, может быть, признать свои ошибки. Если наш зритель, посмотрев хотя бы одну серию «Живых меморий», это почувствует, значит, страну, в которой живем, мы еще не потеряли – просто нужно настроить фокус.

– Как строилось взаимодействие с музеями на этапе продакшена, и как вы планируете интегрировать проект в жизнь музеев уже после релиза?

М.Р. Для нас было принципиально важным сделать каждую серию в партнерстве с музеем, который представляет того или иного героя, аккумулирует память о нем.

Каждый наш партнер, прежде всего, информационный. Музеи пишут о «Живых мемориях» на своих сайтах и в социальных сетях, помогая донести наш проект до региональной аудитории. Мы же, со своей стороны, указываем их на карте страны, напоминая тем самым, что она «многослойная», разная, и жизнь, в том числе культурная, сконцентрирована не только в двух столицах.

Все региональные музеи входят в маршрут, по которому мы поедем с показом альманаха «Живые мемории». Первая точка будет уже через неделю – это Коктебель, музей, связанный с именем поэта Волошина. Одна из 10-ти серий – это отрывок из воспоминаний его первой жены, Маргариты Сабашниковой.

– Как герои мемуаров нашли свои голоса, своих артистов? Как вы проводили «кастинг»? Что здесь, прежде всего, учитывали?

И.Р. Огромная работа, на самом деле, проделана. Прежде, чем позвать в наш проект того или иного артиста, мы отслушивали, отсматривали его работы, изучали его творчество, исходя из того, что человек должен совпасть не только со своим героем – по органике, по интонации, по духу – но и, как ни странно, совпасть с нами по мировоззрению, по отношению к миссии «меморий». На самом деле, неравнодушных артистов нашем в проекте нет. Все они согласились на участие и поддержали наше начинание, прежде всего, потому, что им бесконечно понравилась сама идея.

Несмотря на то, что 70% видеоряда – это анимация, присутствие актера в кадре очень значимо, и в каждой серии актерская работа видна на 100%.

– У кого из артистов сложились особо «близкие» отношения с материалом?     

И.Р. Прежде, чем работать с артистом и художником, мы каждому дарили книгу воспоминаний, несмотря на то что все они озвучивали или отрисовывали только один отрывок. Надо сказать, момент встречи непосредственно с печатным изданием, который артист потом держит в кадре, был связан с абсолютно чистой беспримесной радостью.

Мария Смольникова, например, потом писала и звонила, чтобы рассказать, как же ей понравилась книга «Дочь философа Шпета», как бы она хотела начитать ее целиком и выпустить аудиокнигу. То же самое произошло с «Зеленой змеей», отрывок из которой начитывает Лика Нифонтова. Она была под сильным впечатлением, прежде всего, от своей героини Маргариты Собашниковой, которую называет экзотической женщиной. Галина Тюнина озвучивала воспоминания о Николае Метнере, на сегодня не самом популярным русском композиторе. Придя на съемку, она подготовилась на все сто: послушала всю музыку, которую написал Николай Карлович. И это, конечно, очень трогательно.

М.Р. В работе с большими артистами лично для меня открылась невероятная картина – в связи с их чтецким даром, прежде всего. И здесь, конечно, отдельно стоит отметить Василия Бочкарева, представителя старой актерской школы. Момент, когда Василий Иванович приехал на съемочную площадку, и мы увидели, как он готовился к записи, конечно, не забываем.

Весь текст был выписан от руки, расставлены все интонационные особенности. Находиться на площадке с такими мастерами – безусловно, большая честь.

– Каких художников вы привлекли к созданию документально-анимационного альманаха?

И.Р. Здесь мы тоже не стали скромничать и поставили себе высокую планку по привлечению ведущих режиссеров и художников анимации. Это довольно закрытое профессиональное сообщество. Но тем более было интересно приоткрыть самих людей и их творчество, дать им возможность высказаться на материале проекта. Именно поэтому каждую серию представляет свой художник-аниматор – и создается именно спектр интерпретации темы разными профессионалами своего дела.

М.Р. Куратор анимационной части, Алексей Ермолаев, помог отобрать авторов на ключевые позиции. Это Георгий Богуславский и Василий Читков – победители целого ряда международных и российских конкурсов. Это представитель вгиковской школы Валерий Кожин. Есть и более молодые, начинающие художники, с которыми тоже было интересно и важно поработать, – это Екатерина Жужелева, Мария Майорова, Аня Леонова. В общем, в художественной части проекта представлен калейдоскоп разных подходов и разных техник. Мы давали абсолютную свободу художникам в поиске языка, и каждый исходил именно из своего восприятия темы.

И.Р. Кроме того, к каждой серии написан оригинальный саундтрек. Кирилл Парастаев, композитор, с которым мы работаем не первый раз, справился с гигантским объемом, написав большую часть музыкальных композиций, совершенно органичных заданной истории и духу времени. Удивительным образом он отразил в своей музыке и переливы колокольного звона середины XIX века, и тревожную атмосферу периода репрессий XX века.

– После премьеры в кинотеатре «Пионер», какие еще показы планируются? В каком режиме, в каком графике будет демонстрироваться альманах?

И.Р. 10 показов в 10 музеях-партнерах. 1 ноября, в «Ночь искусств», «Живые мемории» можно будет увидеть в музее ГУЛАГа, так как одна из серий проекта связана с темой репрессий.  Про даты и места всех показов на большом экране мы будем сообщать в наших соцсетях. Параллельно будет проходить онлайн-премьера. С 15 октября каждую неделю на YouTube-канале Ktomy.media будет выходить новая серия.

– «Живые мемории» – это часть медиа-проекта «КТО МЫ». В чем они дополняют друг друга? Что собой представляет эта медиаплатформа?

И.Р. Это большой проект нового медиа в интернете, медиа-платформа национального самопознания, которая ставит во главу угла поиск ответов на вопрос: «Кто мы? В какой стране мы живем?» На данный момент он только начинает формироваться, и «Живые мемории» – это «якорный», флагманский проект, с которым мы выходим к аудитории и очень надеемся привлечь внимание к нам и к задуманному нами медиа. 

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Дарья Юрская: «Мама самый щедрый человек»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет уникальный сборник, который состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов,  рассказывающих о главном человеке в жизни — о маме. Эти проникновенные воспоминания не один год публиковались на страницах журнала, и теперь собраны вместе под одной обложкой. ...
  • Наталья Назарова: «Большая тайна, почему умный человек впадает в иллюзию»

    На Малой сцене МХТ им. Чехова состоялась первая премьера сезона – спектакль по мотивам повести Андрея Платонова «Ювенильное море». Режиссер Наталья Назарова рассказала «Театралу» об опасности коллективных иллюзий, роли личной ответственности и информационном мире. ...
  • Шамиль Хаматов: «Несостоявшийся энергетик»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет уникальный сборник, который состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов,  рассказывающих о главном человеке в жизни — о маме. Эти проникновенные воспоминания не один год публиковались на страницах журнала, и теперь собраны вместе под одной обложкой. ...
  • Марк Розовский: «Мальчик, не болей!»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет уникальный сборник, который состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов,  рассказывающих о главном человеке в жизни — о маме. Эти проникновенные воспоминания не один год публиковались на страницах журнала, и теперь собраны вместе под одной обложкой. ...
Читайте также