«В опасности все и всегда»

 

«Театрал» продолжает следить за расследованием дела театрального педагога Александра Березкина, которого уже почти три месяца держат в СИЗО. На днях Мосгорсуд вновь продлил меру пресечения, хотя потерпевшая призналась, что соврала.     

Когда театрального педагога, школьного учителя Александра Березкина арестовали за многократное изнасилование своей десятилетней ученицы, у близких ему людей и даже просто с ним знакомых (как я) была твердая уверенность, что это недоразумение очень скоро рассосется. Наивно? Ну, как сказать. Если А обвиняет Б, что тот сломал ему нос, то ведь вначале проверяют сам факт перелома. А если нос цел и невредим – ни ушибов, ни ссадин, ни царапины... То перед Б. извиняются, а А. предлагают больше не заниматься оговорами, а то грозит судебное преследование...

Девочку освидетельствовали. Она оказалась невинна, как и любая десятилетняя девочка. Проверили числа, в которые, как показывала девочка, совершались «изнасилования». В эти числа учитель и его ученица не пересекались нигде... Взволновало ли это вопиющее несоответствие реальности и утверждений ребенка? Никого. Следователь придумал какой-то особо изощренный способ «многократного изнасилования» десятилетнего ребенка, который «не оставляет следов» (маркиз де Сад просто рыдает от богатства фантазии рядового следователя СК). И Александр Березкин уже более двух месяцев сидит СИЗО...

Лично уже натыкалась на изумительных сетевых хомячков, которые бегают по соцсетям и уверяют, что маленькие дети никогда не лгут (явно путая живых детей с плюшевыми мишками, которые не умеют говорить). Но почему такие плюшевые мозги демонстрируют работники правоохранительных органов, которым сам Бог велел каждое утро повторять себе основополагающий принцип любого правосудия – презумпция невиновности?

1 октября состоялся очередной апелляционный суд, и судья А.В. Коротков в очередной раз продлил Александру Березкину арест. Хотя доказательств его вины так и не появилось, а вот к свидетельствам невиновности добавилось еще одно – и самое весомое.

Обвиняя учителя в страшнейшем преступлении, девочка всего-то хотела, чтобы мама ее больше не водила на занятия в театральную студию. А когда до ее детского сознания дошло, что вышло что-то совсем другое... Она призналась подружке, что соврала.

А подружка, в свою очередь, поделилась этим признанием со своей мамой. Вместе с мамой они и сообщили правду следствию.

Правда, показания подружки к делу до сего дня приобщены не были. Следователь Алексей Панютищев в очередной раз нарушил все правила проведения и протоколы (мне просто по-человечески интересно: он всерьез считает, что Бог – фрайер? Или в его окружении нет маленьких детей? И ему не прилетит ответка мироздания?)

На суде Александр Березкин не присутствовал – родственники, друзья, ученики, родители учеников, – могли его видеть и слышать по видеосвязи. Слышали, как он молился перед приговором (а у кого ждать помощи, как не у Бога, если вся большая правоохранительная система страны страдает размягчением мозгов и атрофией совести).

Дело Александра Березкина давно стало своеобразным термометром для наших правоохранительных органов: пациент скорее мертв? Или все-таки еще есть живые силы, которые способны остановить этот распад?

Ниже – речь Александра Березкина. И ходатайство за него, которое прислали в суд Алексей Бородин и Евгений Миронов.

Речь Александра Березкина на суде:

Я предполагаю, что решение по сегодняшнему вопросу, возможно, принято еще до того, как началось это судебное заседание, и что на решение суда никак не повлияют ни действия и усилия моего защитника, ни характеристики, прозвучавшие в показаниях свидетелей. Вообще, на статью УК, по которой меня обвиняют, и органы следствия и прокуратуры, и судебные власти реагируют только одним образом – негативным для обвиняемого. И, к сожалению, это повсеместная практика в нашей отечественной правоохранительной системе, так сложилось.

Чтобы предъявить человеку обвинение по подобной статье, в итоге – осудить его, сломать ему жизнь и судьбу – не нужны какие-то особые доказательства, достаточно слова, сказанного по неосторожности, или с умыслом. Минимальный намек, минимальное подозрение – и карающая машина начинает работать. И ее уже не остановить. Исключений, благоприятных исходов из этой беды в нашей судебной практике пока не было.

Помните об этом сами и предупредите об этом своих близких. Особенно мужчин, поскольку мужчины больше подвергаются такому риску. Любой человек в любой момент может оказаться на моем месте. В опасности все и всегда. Берегите себя и друг друга.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • «Мы надеемся отстоять автономность театра»

    В Иркутске под угрозой исчезновения оказался авторский композиторский рок-театр «Театр Пилигримов», созданный 30 лет назад музыкантом Владимиром Соколовым. Министерство культуры и архивов Иркутской области приняло решение реорганизовать театр-студию и присоединить к Иркутскому областному музыкальному театру. ...
  • «Эти 25% по-настоящему любят театр»

    В Москве с 13 ноября действуют новые ограничения в связи с распространением коронавируса – до 15 января 2021 года максимальное число зрителей в театрах не должно превышать 25% вместимости зала. «Театрал» поговорил с руководителями столичных театров о новых правилах в связи с пандемией. ...
  • «В опасности все и всегда»

    «Театрал» продолжает следить за расследованием дела театрального педагога Александра Березкина, которого уже почти три месяца держат в СИЗО. На днях Мосгорсуд вновь продлил меру пресечения, хотя потерпевшая призналась, что соврала. ...
  • Александр Березкин: «Поддержка для меня много значит»

    17 августа в Общественной палате РФ прошел круглый стол, где обсуждали положение детских школ искусств в России. Настоящим взрывом стало выступление доцента Московской консерватории Михаила Лидского, который говорил на самую страшную тему – ложных клеветнических обвинений в педофилии, которые уже сейчас прошлись катком по судьбам людей. ...
Читайте также