Театр в сетях цивилизации

Изменят ли цифровые технологии природу театрального искусства

 

Специалисты по цифровой экономике говорят, что глобальный переход жизни и культуры «в цифру», ставший невероятно интенсивным в последние месяцы, все равно произошел бы сам собой. Пандемия просто его ускорила: процессы, которые при нормальном течении событий длились бы несколько лет, пролетели всего за несколько месяцев. 

В тех организациях, где IT-подразделения были сильными, где использование компьютерной коммуникации в работе было поставлено на самый современный уровень (а таких в России меньшинство), «дигитализация» и переход «на удаленку» прошли гладко и почти незаметно. Большинству же организаций пришлось очень непросто. Потребовалось не только подключить дополнительное оборудование и закупить программное обеспечение (если бы дело ограничилось этим, трудности были бы минимальными), но переосмыслить самые основы работы, распорядок дня, распределение усилий, пересмотреть элементарные житейские привычки и навыки.

Цифровые средства коммуникации во время пандемии проявили себя уже не как дополнительные инструменты, которыми можно воспользоваться для удобства, а можно и проигнорировать. «Цифра» прочно вошла в самую сердцевину трудовой деятельности и досуга и потребовала пересмотреть отношение к ней. Это – важнейший мировоззренческий переворот, произошедший в последние месяцы: то, что воспринималось многими из нас как необязательное, стало необходимым.

Социальные эффекты перехода «в цифру» и «на удаленку» заслуживают внимательного изучения; этим сейчас занимаются социологи. Во-первых, количество времени, проводимое разными людьми в социальных сетях ради работы или отдыха, резко увеличилось (в том числе тех из нас, кто раньше не слишком много обращал внимания на социальные сети). Во-вторых, все вдруг заметили: если работаешь в цифровой среде, рабочий день увеличивается, а границы между работой и отдыхом стираются; «цифра», если использовать ее для работы, съедает досуг. В-третьих, необходимость активного использования электронных средств коммуникации усугубила новый вид неравенства – «цифрового»: если у тебя нет средств, чтобы обеспечить себе полноценный доступ к цифровым ресурсам, твои жизненные перспективы резко сокращаются, и это особенно разительно сказалось на школьниках и студентах.

От всеобщего перехода «в цифру» выиграли в первую очередь онлайн-образование (изначально ориентированное на дистанционные формы работы), службы доставки и стриминговые сервисы. Те организации, в которых в начале карантина весной 2020 года был продукт, ранее созданный и пригодный для доставки посредством цифровой коммуникации, осуществили переход «в цифру» легко.

Театры ощутили это в полной мере. В начальный период жизни на карантине первое, чем они занялись в цифровой среде – это трансляции спектаклей из архивов на основе старых или современных видеозаписей. Лучше всех выглядели в интернете те театры, у которых видеоархив был велик, а IT-подразделения смогли быстро выстроить различные схемы доступа к нему зрителей.

Вопрос, который задали себе люди театра после десятой или двадцатой трансляции, был неизбежным: справедливо ли то, что театры и другие творческие коллективы, настаивающие на необходимости живого общения со зрителем, представляют результаты своей работы как совокупность «продуктов», пригодных для цифровой «доставки»? Верна ли по существу такая схема изготовления-потребления, если иметь в виду цели, ради которых создавались театры?

Подобные вопросы нам хорошо знакомы. Последние 15 лет активно велись дискуссии о том, что культура – это не сфера услуг, поэтому, в частности, результаты работы театров нельзя передавать терминами «продукт» или «услуга». Для культуры часто важнее всего процесс исполнения произведения, а результат культурной деятельности уместнее описывать термином «общественное благо», а не «продукт». Благодаря Совету по культуре при Президенте Российской Федерации эта идея завоевала своих сторонников и в высших эшелонах власти, так что сегодня ее принимают во внимание в работе над новым Законом о культуре.

При переходе театров «в цифру» эти вопросы были восстановлены, только в новом контексте. Выяснилось, что если спектакль создавался без внимания к цифровой среде и вне ее, то при оцифровке он неизбежно будет воспринят как цифровой «продукт», готовый к «доставке». Теперь решение о том, что предпочтет публика – живое событие или его оцифрованный «продукт», каждый зритель будет принимать сам для себя, исходя из воспитания, склонностей и привычек; многие предпочтут «продукт», предполагающий многообразные способы его потребления (хочешь – смотри все сразу, хочешь – по частям в любом порядке и т. д.).

Но если спектакль создается сразу с использованием цифровой среды, с применением ее инструментов и колоссальных возможностей интерактива с публикой, есть ли тогда шанс, что живые творческие процессы выйдут наружу и приблизят нас к первичному ощущению театра даже в среде цифровых копий? Будет ли зритель таких спектаклей мыслить себя по-прежнему театральным зрителем?

Это, мне думается, важнейшие вопросы современной эстетики, которые невозможно решить, не обратившись заново к элементарным основам театра и театральности: чтó в цифровой среде заслуживает названия «театр»? Не потеряется ли суть театра, если общаться друг с другом посредством машин? Казалось бы, мы знали о театре все. Цифровая глобализация отняла у нас эту уверенность. Пора продумывать философию театра заново, начав с элементарных основ.

Справка 

Дмитрий Трубочкин
 – историк театра, доктор искусствоведения, проректор по научной работе Высшей школы сценических искусств, заведующий сектором классического искусства Запада Государственного института искусствознания, член Совета при президенте РФ по культуре и искусству, секретарь СТД РФ. 

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • «Иллюзии» Вырыпаева распространились на «Современник»

    30 и 31 января на Другой сцене театра «Современника» сыграют премьерный спектакль «Иллюзии» по культовой пьесе Ивана Вырыпаева. Постановка молодого режиссера Ивана Комарова станет пространством для встречи реальности и её альтернативных версий. ...
  • Сергей Женовач завершает работу над «Заговором чувств»

    6 и 7 февраля в МХТ им. Чехова состоятся премьерные показы спектакля «Заговор чувств» – постановки Сергея Женовача по одноименной пьесе Юрия Олеши и его же роману «Зависть», который сегодня читается как энциклопедия советских 1920-х. ...
  • Улановой и Плисецкой посвятили выставку

    Сегодня, 22 января, в Российской государственной библиотеке искусств открылась фотовыставка «Две богини. Галина Уланова и Майя Плисецкая». На экспозиции представлены порядка ста фотографий, иллюстрирующих жизненный и творческий путь двух великих балерин, Галины Улановой и Майи Плисецкой, в том числе редкие снимки известного фотохудожника Мирона Шерлинга, сделанные в 30-х годах, а также программы и буклеты спектаклей, тематические книги и альбомы, рецензии разных лет. ...
  • Гоголь-центр посвятит премьеру «русскому Фаусту»

    26-28 февраля в Гоголь-центре состоится премьера «Человек без имени» по произведениям князя Одоевского – коллективное сочинение композитора Петра Айду, художника Александра Барменкова, Никиты Кукушкина и Кирилла Серебренникова. ...
Читайте также