Шекспиры из глубинки

За несколько лет в Тольятти родилась самобытная школа драматургии

 
В театральной провинции закрепилось понятие «неперспективный городок». И вроде бы есть один, два местных театра, артисты регулярно получают звания, филармония ездит с концертами по городам области, даже проводится ряд фестивалей, но в этих процессах – застоялый воздух. На театральной карте страны город совсем не заметен, а ведущие критики не интересуются его жизнью.
Долгое время таким городом был и Тольятти. Разбросанный на огромные индустриальные районы, центром его жизни всегда оставался «АвтоВАЗ». И хотя в Тольятти с советских времен существует несколько театров, именно на «АвтоВАЗе» стала бить ключом (в смысле – зарождаться) новая драматургия. Братья Дурненковы, проработавшие на заводе несколько лет, совершенно точно и остроумно воспроизводили в пьесах психологию простого трудяги. Не шаблонного героя стахановца или запойного слесаря алкоголика, а доброго малого, способного и деталь выточить, и слесарный хокку сочинить. Например, такой:

Тихо в цехах,

Только где-то печально

Бьется о бампер кувалда...

Третья смена.

Смеялись над «Пупочком»

Их пьесы сперва появились в любительских кругах, о чем любит вспоминать художественный руководитель московского Театра.DOC Михаил Угаров: «Я помню, сидели мы на берегу Клязьмы, жгли костер и читали пьесу под названием «Пупочек». Восхищались, конечно, смеялись, но при этом с подозрением смотрели друг другу в глаза – всем было ясно, что никакого Дурненкова на самом деле нет. Не может быть, что так пишет какой-то начинающий. Таких драматургов с такой фамилией не бывает. Значит, литературная мистификация. Значит, это какой-то уже известный драматург, и он сейчас сидит у костра и смеется вместе со всеми. Только мы смеемся над пьесой, а он – над нами. А потом вдруг Дурненков материализовался. Прошел год, и материализовался брат Вячеслава Дурненкова – Михаил. И тоже с пьесой».

Сегодня спектакли по произведениям братьев Дурненковых идут в разных театрах страны. Драматурги пишут с юмором (презирают занудство и графоманство, которым грешат многие молодые авторы). В Москве их имена звучат на афишах театра «Практика», МХТ имени Чехова и Театра.DOC. Но главное другое. Едва в Тольятти пошел слух о местных драматургах, как оказалось, что Дурненковы не одиноки в театральных пристрастиях. Вместе с ними стал прорываться в литературу и тольяттинец Юрий Клавдиев – с его фантастическим двоемирием, героем-подростком и необоснованной жестокостью внешнего мира (частично здесь отразилось его скинхедовское прошлое).

Ребенок с пером драматурга

Правда, писать пьесы – это лишь начало дела. Возможно, что никто не заговорил бы о «тольяттинской школе» драматургии, если бы не выпускник Литинститута Вадим Леванов. Он был первым, кто объединил вокруг себя начинающих авторов; практиками и тренингами «разговаривал» молодых, заставляя их не просто обозначать в текстах собственные болевые моменты, но и учиться «слышать чужие голоса». Для этого активно использовались «вербатимные» техники и класс-акты.

И случилось то, о чем мечтают минкультовские чиновники многих городов: в индустриальный Тольятти потянулись столичные артисты, писатели и режиссеры. Как-то сам собой образовался фестиваль современного искусства. Место с тонкой культурной подложкой начало обрастать новыми традициями. Городом заинтересовались иностранцы. Прошел русско-британский проект Class Act, в рамках которого профессиональные драматурги из шотландского театра «Траверс» и тольяттинцы (всё те же Вадим Леванов, Вячеслав и Михаил Дурненковы, Юрий Клавдиев) обучали старшеклассников писать пьесы, некоторые были поставлены в местном театре «Колесо». «Нам захотелось, чтобы ребенок прошел весь путь взрослого автора, поняв так называемую «кухню» драматургии», – говорит Вадим Леванов.

Правда, в настоящее время только Вадим Леванов и Вячеслав Дурненков по-прежнему остаются жителями Тольятти, Михаил Дурненков живет в Москве, Юрий Клавдиев – в Петербурге, но во всех интервью драматурги говорят о неразрывной связи с Тольятти и что именно этот сложный город сформировал их как художников. «Аура у Тольятти весьма негативная: сколько человек погибло при строительстве ГЭС! – говорит Леванов. – А вспомнить разрушение Ставрополя-на-Волге. В каком-то смысле город строился на костях. Потом сюда съезжались люди с разных сторон. Самый настоящий Вавилон. До сих пор все в стадии становления. Но что мне нравится? Тольятти – совершенно не провинциальный город. Тольятти – город абсолютно постиндустриальный. Здесь много интересного происходит, просто мы не даем себе труда интересоваться».


Поделиться в социальных сетях:



Читайте также

Читайте также

Самое читаемое

Читайте также