Предметный разговор

Михаил Плутахин – об особенностях «Театра Предмета»

 

В Музее истории ГУЛАГа идет спектакль «Наблюдатели», соединяющей в себе предметный театр, театр теней и музыкальный перформанс. Действующие лица здесь – предметы быта, привезенные экспедициями музея из бывших мест сталинских лагерей с Чукотки и Колымы. Бессловесные свидетели эпохи. «Театр Предмета», несмотря на юный возраст (в марте ему исполняется два года), уже успел заинтересовать и московских зрителей, и экспертов, которые отобрали «Наблюдателей» для участия в программе «Золотая Маска. Russian Case 2020» и в фестивале «Золотая Маска. THEATRUM 2020». 

Впрочем, в копилке основателя «Театра Предмета», актера «Мастерской Дмитрия Брусникина» Михаила Плутахина, и целый ряд других не менее проникновенных работ. В их числе два эскиза «Несказки», экспериментирующих с образами русского фольклора, и постоянно идущий в «Боярских палатах» СТД спектакль «Дон Кихот. Послевкусие», созданный в соавторстве с режиссером Евгением Ибрагимовым и отсылающий к символам романа Сервантеса. Об особенностях редкого театрального жанра Михаил Плутахин рассказал «Театралу».

ПРЕДМЕТНЫЙ ТЕАТР: С ЧЕГО ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ?

Актером я хотел быть с детства, но, поступив в Школу-студию МХАТ, почувствовал, что чего-то не хватает. Поэтому начал экспериментировать и искать свое. После шоу Вячеслава Полунина увлекся клоунадой. Встреча с этим мастером очень на меня повлияла. Потом меня заинтересовали импровизация, пантомима, физический театр… Шатало меня, шатало, и никак я не мог ни к какому берегу прибиться. Но вот причалил, наконец, к кукольному театру. И обрадовался. Ведь по натуре я кукольник. Мне нравится, что называется, быть в тени.

Совместная работа с Женей Ибрагимовым полностью перевернула мое представление о куклах. Как и большинство людей, я был убежден, что кукольный театр – это для детей. Поэтому боялся. Но благодаря работе стереотип развеялся. Тогда я начал искать хорошие кукольные спектакли. И случайно наткнулся на нидерландский театр объектов «Тамтам». Этот театр существует больше 40 лет, его основатели путешествуют по стране, собирают ненужные вещи и делают с ними сюрреалистические спектакли. Это меня заинтересовало. Следом я обнаружил еще один – бельгийский – театр предметов Gare Centrale Агнес Лимбос.

Если хочешь научиться – учи. Поэтому я отправился в школу преподавать детям кукольное мастерство. Вместе с учениками мы начали исследовать возможности жанра. Сначала я работал с маленькими, потом с подростками, для которых провел три курса по предметному теневому театру. Хотя, мне кажется, они меня учили больше, чем я их.

С ребятами постарше мы делали тексты Хармса. Это был очень интересный эксперимент: я понял, что дети понимают этого автора гораздо лучше взрослых. Взять хотя бы ту пьесу в одном действии, где сын приходит к матери и говорит: «Я сегодня женюсь», а она: «Что?». Он: «Я сегодня женюсь». Она опять: «Что?». Не слышит его. Так вот, одна девочка – Саша Шнырёва (она теперь учится на первом курсе в Школе-студии МХАТ) сделала по этому тексту прекрасный этюд: спутник вращается вокруг планеты и говорит: «Я сегодня женюсь», а планета не реагирует. Получилась история о матери, которая не хочет, чтобы ее покидали…

Кроме работы с детьми, я участвовал в мастер-классах венгерского режиссера кукольного театра Каты Чато, преподавателя Театральной академии из Будапешта. За неделю вычерпал все, что мог. Были и мастер-классы у Яны Туминой, и совместная работа с главным режиссером Театра кукол Образцова Борисом Константиновым (я участвую в его спектакле «Тишина» по биографии Эдит Пиаф, который идет в «Боярских палатах» СТД). Уже после выпуска мы встречались вечерами и разговаривали о профессии. Это были очень ценные встречи, лучше любых школ. Всегда любопытно познакомиться с внутренним миром художника, методом его работы. Вот, по сути, весь багаж, с которым я пришел в Музей истории ГУЛАГа ставить спектакль «Наблюдатели».

ЧТО ТАКОЕ ТЕАТР ПРЕДМЕТА?

Если говорить совсем просто, это театр, где оживают предметы. Впрочем, одними предметами дело не ограничивается: нам интересно подключать самые разные жанры. В идеале хочется прийти к синтезу различных форм и направлений искусства.

ЧЕМ ПРЕДМЕТНЫЙ ТЕАТР ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ КУКОЛЬНОГО?

Мы не можем присваивать объекту свойства, которые для него не характерны. Сахарница не может летать по воздуху. Напротив, мы сочиняем спектакли, исходя из реальных возможностей объекта. Если это молоток, то он бьет. Если чайник – кипятит воду. Если бумага – мнется.

КАКОВЫ ТЕХНИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РАБОТЫ С ПРЕДМЕТАМИ?

Предметный театр – это театр для терпеливых и внимательных, в нем нет ничего случайного. Каждое движение несет определенную информацию. Поэтому для меня так важно, чтобы художники-перформеры и музыканты не спешили. Ведь движение предмета – это уже событие. Как такового метода у меня пока нет. Над спектаклем «Наблюдатели» мы работали так: брали предмет и проговаривали вслух ассоциации, которые он у нас вызывает. Затем добавляли другие предметы, передвигали их – и обсуждали, что чувствуем. По сути, мы сочиняли собственный язык и поняли, что ассоциация – это его основа.

ЧТО ДОЛЖЕН УМЕТЬ АРТИСТ «ТЕАТРА ПРЕДМЕТА»?

Наша команда собралась, на первый взгляд, случайно, но удивительным образом вокруг меня оказались единомышленники, люди, с которыми приятно работать. В этом тоже есть какая-то полунинская философия. Артист «Театра Предмета» должен быть музыкальным, иметь чувство ритма и богатое воображение. Ну, а вообще, главное – уметь сочувствовать, ведь это театр для детей и для взрослых, сумевших сохранить в себе ребенка.

КАК РАБОТАТЬ С АРТИСТАМИ?

Нам хочется делать театр, который отталкивается от возможного. В драме актерам нередко приходится себя насиловать: я должен пережить, должен почувствовать. Хотя на самом деле все работает без затрат, достаточно держаться основной темы и помнить, для чего ты этим занимаешься. Ассоциации рождаются, даже если человек просто сидит на стуле. Мне кажется, независимо от жанра, режиссеру нужно быть внимательным ко всему, что происходит на сцене.

КАК РАБОТАТЬ С ПРОСТРАНСТВОМ?

Пространство мы тоже стараемся не насиловать, не загромождать, а, напротив, осваивать, изучать его границы и работать с ними. Когда мы делали спектакль «Наблюдатели», у нас не было никаких особенных требований к площадке: все действие происходит на столе, и в конечном итоге в фокусе внимания находятся предметы. Эскиз «Несказки» мы играли под Новый год в фойе РАМТа, где в тот момент стояла рождественская елка. К ней мы тоже не применяли никаких санкций, и в итоге она даже по-своему сыграла. Сейчас мы мечтаем выходить на большие площадки, работать с видеокамерой и экраном. Поэтому разрастаемся в команде: ищем операторов и разных технических людей.

КОМУ АДРЕСОВАНЫ СПЕКТАКЛИ «ТЕАТРА ПРЕДМЕТА»?

В перспективе нам хотелось бы выйти к широкому зрителю. Но пока мы только нащупываем эту дорогу. А вообще я думаю, театр предмета больше для художников. По крайней мере, мне было бы очень приятно, если бы на мои спектакли приходили вдохновляться. Вдохновляющих спектаклей, мне кажется, не так много.

КАК УДЕРЖАТЬ ВНИМАНИЕ?

За счет самого предмета, за счет атмосферы и ритма. Здесь как раз нет ничего нового. Да мы вообще не делаем ничего нового. Наоборот, хотим понять, как оно там было раньше. Мой мастер курса Дмитрий Владимирович Брусникин всегда говорил, что главное в театре – это человек. Когда мы репетировали «Наблюдателей», эта мысль постоянно звучала у меня в голове. Если не придерживаться этой простой истины, можно легко «улететь» в своем воображении и получить не спектакль, а пустышку. Если же все время помнить о человеке, получится честная история. Ну и музыка, конечно, вещь первостепенная, ведь когда происходит синтез формы и звука, случаются чудеса.

ПОЧЕМУ «ТЕАТР ПРЕДМЕТА» – ЭТО ТЕАТР БЕЗ СЛОВ?

Я считаю, в театре слишком много слов, и порой они превращаются в шум. Артист нередко вынужден обслуживать слово, то есть «чувствовать» то, что говорится. Хотя это не соответствует реальному положению вещей, ведь обычно мы не говорим то, что чувствуем. Своими настоящими чувствами мы не разбрасываемся. Они прорываются наружу только в крайние моменты жизни – когда мы кричим или плачем. В общем, слово – это мощный инструмент, очень ответственный. Не хочется произносить слова напрасно. Когда-нибудь я к ним приду, но для этого нужно пройти определенный путь. Думал использовать слова в «Несказках», но пока дошел только до звуков.

КАК ВЫБИРАТЬ МАТЕРИАЛ ДЛЯ СПЕКТАКЛЯ?

Мне не сразу удалось сформулировать, о чем спектакль «Наблюдатели», но сегодня я могу сказать, что он о сильных людях. О том, как они сумели выжить в самых страшных обстоятельствах. В конечном итоге все это про людей, которые прошли через ад и сумели сохранить себя. Сейчас я перечитываю «Алые паруса». Вроде бы воздушное произведение. Пока не вспомнишь, что оно было написано в годы революции, когда Грин вернулся из Финляндии в Петроград, чтобы быть свидетелем событий. Такая литература создается за счет внутренней силы, внутреннего света. Наверное, мне интересны вот такие истории.

СЕКРЕТ МАСТЕРСТВА

Мне кажется, самое важное в театре – это чувство. Нет ничего страшного, если зритель пришел на спектакль и ничего не понял – страшно, если он ничего не почувствовал. Нас приучили к тому, что театр – это работа. В итоге на спектакль мы приходим заранее раздраженными. Зачем?.. Для меня когда-то большим вдохновением стало «Снежное шоу» Полунина. Я там ничего не понял. Зато много почувствовал.

  • Нравится



Самое читаемое

  • СМИ сообщают, что Александр Ширвиндт уходит с поста худрука Театра сатиры

    Ширвиндт заявил, что покидает пост худрука Театра сатиры, об этом сообщает ТАСС. Однако в театре эту информацию опровергают.  Народный артист РСФСР Александр Ширвиндт покидает пост художественного руководителя Московского академического театра сатиры. ...
  • Памятник Табакову открыли на Новодевичьем кладбище

    27 сентября на Новодевичьем кладбище состоялось открытие памятника на могиле Олега Табакова. На церемонии присутствовали родные режиссера, его ученики, друзья, коллеги. Над композицией из темно-зеленого мрамора и стекла работали художник Николай Симонов и скульптор Андрей Налич. ...
  • Нелюбовь Дмитрия Крымова

    Дмитрий Крымов «своими словами» пересказал чеховскую «Чайку» и придумал новый текст – про нелюбовь и упадок культуры, который рифмуется с осенней усталостью природы и людей. Прологом стал спич управляющего – но не имением, а старой советской дачей – его призыв держаться за «основы государственной культурной политики» и «национальную самобытность». ...
  • В Сочи завершился фестиваль «Кинотавр»

    Главный приз 32-го Открытого российского фестиваля «Кинотавр» получил фильм «Море волнуется раз» режиссера Николая Хомерики, лучшими актером и актрисой были признаны Павел Деревянко и Ольга Бодрова. «Для меня это очень важная награда, спасибо вам … Не всем он «заходит», и я рад, что «зашел» вам», - цитирует РИА слова Николая Хомерики. ...
Читайте также


Читайте также

  • В поддержку талантов: софт от Movavi помогает новичкам в создании фильмов

    Работа по монтажу видео хотя и остается за кадром, но никто не умаляет ее роли в создании креативных роликов, клипов, фильмов. Программы для видео и фото Movavi помогают обрабатывать отснятые видеоролики для своего видеоблога или семейной видеотеки, для презентаций, обучающих видео, клипов. ...
  • Анжелика Холина: «Правда о человеке лишь в его творчестве»

    «У каждого человека – свой язык тела. Природная пластика – настоящий «предатель», который скажет о тебе гораздо больше, чем расскажешь словами», – говорит режиссер, хореограф Анжелика Холина. – Анжелика, вы начали заниматься хореографией в пятилетнем возрасте. ...
  • Предметный разговор

    В Музее истории ГУЛАГа идет спектакль «Наблюдатели», соединяющей в себе предметный театр, театр теней и музыкальный перформанс. Действующие лица здесь – предметы быта, привезенные экспедициями музея из бывших мест сталинских лагерей с Чукотки и Колымы. ...
  • Недетские игры

    Аркадий Мирохин, ведущий артист Театра марионеток имени Деммени, первого в России государственного профессионального кукольного театра – о секретах кукловождения, одного из самых таинственных театральных искусств. ...
Читайте также