Нияз Игламов: «В некоторых городах театр – главное градообразующее предприятие»

 

Председатель жюри Международного фестиваля камерных театральных форм «Островский FEST» – о самом проблемном для театров регионе, Центральном федеральном округе, об умении говорить с местными властями и о главных критериях оценки фестивалей.    

– Нияз Рауфович, какое впечатление сложилось о смотре «Островский FEST»?

– Для того, чтобы оценить фестиваль, есть объективные критерии. Первый для меня – это зрительское внимание, зрительской спрос, зрительский интерес. Я сам организую фестивали и понимаю, как это бывает. Днем приходят пенсионеры, и это нормально, но вечером приходят все. И залы полны. С условием того, что действует 50% рассадка, и в общем-то театр не может работать на полную мощность, что бьет и по финансовым показателям, и по жизни театра, но лучше уж так, чем никак. Самое дно было пробито в Краснодаре, где разрешали 15%.

– Когда у них было разрешено 15%, у нас, в Ивановской области – ноль. Мы – один из двух или трех регионов, которые открылись только в феврале 2021-го.

– Знаю. Это еще и Бурятия, и Читинская область, и Мурманск. Ограничения не мы одни переживаем – весь мир. Но несмотря на страх заразиться, люди приходят в свой театр, не только на свои спектакли, которые они знают и любят, но и на армянские, косовские, киргизские. Понимаете, какое отношение, какая любовь к театру? Значит, уже «раскачана» эта тема в городе, значит, театр взаимодействует с социумом.

– Это первый критерий.

– Второй критерий – это, конечно, программа. В этому году она собиралась в условиях тотальной неуверенности: приедут или не приедут. Поэтому, конечно, некоторые спектакли были отменены. Я как председатель жюри благодарен тем коллективам, которые вышли на замену и сыграли. В сегодняшних условиях очень сложно говорить о качестве постановок, потому что здесь речь идет о качестве, как говорил Шекспир, «человеческого материала». Если люди подставили свое плечо, в любом случае они не должны быть биты компанией критиков-«жюристов».

– Были ли для Вас спектакли-открытия на фестивале?

– Для меня лично было несколько открытий. Но были, конечно, и спектакли- «закрытия». Это тоже естественный процесс. Я категорически не принял – ну я не госприемка, конечно, но мне было трудно смириться с парочкой спектаклей. Зато остальные были вполне себе фестивального формата, и два-три спектакля подняли планку фестиваля на большую высоту.

Но нельзя совсем не говорить о том, что если фестиваль перестает сам себя совершенствовать, то он постепенно начинает угасать. Мы (говорю от лица театральной общественности, я все-таки член регионального правления СТД) были свидетелями, как одни смотры угасали, а другие, наоборот, реанимировались. Фестивальная жизнь в России, в принципе, достаточно активна и востребована. Хотя есть фестивали, которые, на мой взгляд, просто высасывают деньги из местного или федерального бюджета. По большому счету, они никому не нужны, к ним не приходит зритель, там «тусит» одна и та же компания критиков, которые хвалят петуха за то, что он не кукушка, и наоборот. Все это я вижу.

Здесь же я вижу другое: фестиваль нужен городу, тем более что театр расположен в проблемном регионе – Центральном федеральном округе. Я не устаю об этом говорить, я «бью в колокол», потому что эта самая в этническом плане, в культурном плане, в плане традиционализма – мы сейчас много говорим о сохранении традиций – и в плане сохранения русского литературного языка, правильного, грамотного, в плане сохранения русского психологического театра, структуры театра-дома, российского репертуарного театра – самая важная географическая зона. Это очень важный регион.

Ну, вы понимаете, здесь все очень сложно. Здесь близко Москва – и людей театра очень сложно удержать. Слишком велик разрыв в возможностях. Им кажется, что там счастье, и действительно, они там как-то устраиваются, получают, может быть, больше в материальном плане. Хотя я знаю даже не десятки, наверно, а сотни актеров, которые мыкаются без ролей: то в одном театре год поработают, то в другом. И это может быть какой-то совершенно провинциальный театр города Москвы. Потому что больше всего таких именно в столице. Там есть театры, которые определяют всю художественную жизнь страны, и даже не страны, а мира, а есть театры, которые просто лежат на дне. Поэтому очень часто люди уезжают из мест, где они по-настоящему востребованы и нужны, меняя даже не шило на мыло, а смысл жизни на «дырку от бублика». И эти настроения особенно сильны по моим ощущениям в центральной России.

Размышляя об актуальном региональном театре, никогда в первую очередь не думаешь, что же происходит в Брянске, в Орле, в Белгороде, в Курске, Туле – это очень сложные города. Прекрасные зачастую труппы и режиссерская, постановочная мысль, замершая во времени. В принципе заходишь на сайт любого из этих театров и сразу все понятно. Ага, здесь 21 век еще не наступил, здесь висят бархатные бордовые занавесы и бойко идут французские бульварные пьесы 80-х… Тотальное отсутствие современной пьесы. Бедность. Зависимость от вкусов и представлений местных властей. А между тем театр подчас – единственная живая культурная институция в городе, и зрителям он просто необходим. Местная власть должна думать о театре. Потому что иногда в регионах театр – самое главное градообразующее предприятие.

– Иногда многое зависит от того, любит губернатор театр или нет.

– Еще многое зависит от того, сумеет ли театр влюбить в себя губернатора. Нельзя только ждать милости от природы. Есть в России несколько непрошибаемых в театральном смысле губернаторов. Их в театр не влюбить, хоть в лепешку разбейся. Но большинство – живые люди, в конце концов, у каждого есть супруги, матери, дети. Нужно заходить с разных сторон.  С точки зрения идеального искусства это, конечно, неправильно, но с точки зрения реальной жизни – без согласия и поддержки властей никуда. В любом случае, это тоже искусство – уметь выстраивать отношения с властями и не идти при этом на слишком очевидные компромиссы. Главное-то – суметь объяснить губернатору, что театр – это актуально, востребовано, модно, что театр может быть драйвером развития региона.

Говорю как человек из Татарстана, советник Министра культуры. Можете погуглить про уровень инвестиций в наш регион – культурная жизнь не просто дает определенный статус, она приводит деньги инвесторов. Кроме того, чем выше уровень посещения театра в конкретном городе, тем меньше случаев бытового насилия и уличного вандализма. Это проверено, и у нас, и за рубежом. Поэтому надо уметь говорить с властями на их языке и приводить доводы, которые важны им, а не вам. Бессмысленно просто просить денег на очередную постановку, мол, вот, Камолетти хотим поставить, любит наш народ комедии. Ну объясните, что ваш очередной Камолетти даст городу и области в социальном плане. А как начнете объяснять, поймете, что сложно заниматься, в сущности, ерундой, «развлекухой», и быть в фаворе. Власть, она ведь тоже… там разные, конечно, люди попадаются, как и везде, но выдавать желаемое за действительное десятилетиями невозможно.

Многие театры прозябают в силу собственной низкой активности. Нужно, чтобы город любил театр. Но и победы на статусных фестивалях тоже важны. Информационный шум. Не скандалы, интриги, расследования – этого наша власть не любит. Но если в маленьком городе появляется спектакль, о котором говорит и пишет весь театральный мир, рано или поздно к вам придет губернатор и спросит – чем помочь, ребята? Да вот та же ваша «Снегурочка», как пример…

– Театральный мир – маленький.

– Все настоящие миры маленькие. А что, мир резчиков по дереву огромен? Или коллекционеров акварельных рисунков? Есть фестиваль «Золотая маска», который дает некий срез. Всегда бывают ошибки, всегда бывают недовольные. Бывает, попадают случайные спектакли в конкурсную афишу, возникают вопросы – как это можно было отобрать, кто это привез, но, тем не менее, это определенный срез сезона. В целом – справедливый. И по тому, какие города там мелькают, не только в конкурсе, но и в лонг-листе, можно совершенно точно сказать, как тот или иной регион «провел этим летом». Мария Евсеевна Ревякина, генеральный директор, она всегда «топит» за одно, всегда напоминает – не забывайте регионы. Москва всегда на виду, Питер на виду. Красноярск, Новосибирск, Пермь, Екатеринбург, Казань. Сегодня это города, которые определяют театральную жизнь России, без них ни одна «Маска» не обходится.  Но не забывайте другие регионы. Надо расширять географию. Если есть возможность, возьмите город или театр, который ранее не участвовал в «Маске». Мы должны всех вовлекать в этот процесс, при прочих равных отдавайте предпочтение региональным театрам. Вы же понимаете, что на уровне визуальном, на уровне медийности исполнителей, например, очень сложно соревноваться региональным спектаклям с постановками столичных мэтров. Потому что один спектакль, предположим, Театра Вахтангова, дороже годового бюджета областного театра. Не Кинешемского, уездного театра, а губернского.

– Не того, Губернского театра? Там тоже бюджет хороший.

– Хороший, но не как в Театре Вахтангова. Вахтанговский театр, МХТ им. Чехова, Театр Наций, Большой, Малый – это небожители. И заслуженно, чего уж говорить. Сколько делают Кирилл Крок и Римас Туминас для поддержки коллег из регионов! Или Театр Наций во главе с Мироновым. Так что все по делу. Но сама  проблема-то остается.  «Маска» заставляет всех играть на одном поле, поэтому к театрам из регионов требования пусть чуточку, но мягче. И это тоже справедливо, так сохраняется баланс…

– Мне один режиссер рассказывал, что да, были гениальные Шейнцис, Боровский, и таких денег, какие давали им в столичных театрах, в городском театре не дадут никогда, а мы же к декорациям привязаны.

– Конечно, ведь мы живем еще и в визуальную эпоху, нужно придумывать зрелищные постановки. Вот, кстати, одна из проблем нынешнего фестиваля. Я отметил два положительных критерия. Но есть одна проблема. Все-таки мне не вполне нравится уровень художественного оформления большинства спектаклей. И дело не в бедности. Я вижу актера из Косово или актрису из Вологды, их реквизит тоже стоит три копейки, ребята, но у декораций есть образы, например, красная и черная сторона клетки в «Гамлете», эффект крыльев, моментальная трансформация в мостик над бездной. Я всегда говорю, что идея – это локомотив. Все, что движет процесс, это идея. Процессом движут не деньги. Деньги могут лежать, и театр может просто не знать, куда их потратить. Потому что, когда стали давать гранты малым городам, одни театры оказались внутренне готовы и сразу же пошли в гору, а другие нет, потому что они не знают ни режиссеров современных, ни тенденций, живут в своем болоте. Ничего не знают и знать не хотят.

Итак, давайте подытожим. Первое – нужен ли фестиваль городу, второе – репертуар, третье – атмосфера, которую создает команда фестиваля, здесь она очень благоприятствует. Потому что это очень тяжело – сутками видеть одних и тех же людей, общаться, спорить, если нет позитивного настроя. А этот настрой создает дирекция. Четвертое – это команда специалистов, формирование экспертного совета, жюри, людей, которые обсуждают спектакли. Здесь сложилась прекрасная команда. Работать с ними комфортно и интересно. Это четвертый компонент. Пятый – насколько дальше возможно развитие этого фестиваля. Очень важно, когда критики и продюсеры, директора театров приглашают спектакли фестиваля на другие смотры, когда возникают новые творческие проекты.  Иными словами: если где-то на свете через несколько лет люди скажут – этот проект родился на фестивале в Кинешме – это будет лучшая реклама!

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Худруки московских театров – к 60-летию Юрия Бутусова

    Спектакли Бутусова вызывают потрясение у зрителей и зависть у коллег. Артисты же, попавшие в число своих, подтвердят: он дает почувствовать себя свободным. «С ним никогда не знаешь, что будет завтра, всё может поменяться в одну секунду, и это прекрасно». ...
  • «Не может быть спасения обманом»

    «Сатирикон» показал первую премьеру сезона – «Это все она» в постановке Елены Бутенко-Райкиной. Спектакль по пьесе Андрея Иванова – это дипломная работа выпускников Высшей школы сценических искусств, которая «перебралась» в репертуар. ...
  • Нияз Игламов: «В некоторых городах театр – главное градообразующее предприятие»

    Председатель жюри Международного фестиваля камерных театральных форм «Островский FEST» – о самом проблемном для театров регионе, Центральном федеральном округе, об умении говорить с местными властями и о главных критериях оценки фестивалей. ...
  • «Во всём виновата цивилизация»

    В «Школе драматического искусства» Игорь Яцко и Мария Зайкова поставили спектакль «Сага века: битва за любовь» по одноимённому пуантилистскому роману шведской феминистки Эббы Витт-Браттстрём. Артисты играют мужа и жену, которые вместе 30 лет и за это время до смерти надоели друг другу. ...
Читайте также