Елена Кузьмакова: «В «Практике» – актуальные темы и синтез искусств»

 

Новый сезон для театра «Практика» – время больших надежд. На исторической сцене в Трехпрудном переулке идет ремонт; коллектив осваивает новые пространства и начинает сотрудничество с Музеем Москвы. Кроме того, теперь заметно расширена творческая программа, заявлено полтора десятка премьер, поскольку, как утверждает директор Елена КУЗЬМАКОВА, именно высокий творческий тонус и позволит «Практике» реализовать свои масштабные замыслы.

– Елена Алексеевна, хочется начать с вопроса о вашем назначении директором театра «Практика». У вас отличный опыт руководства, но «Практика» – театр слишком особый, со своим оригинальным форматом. Не было сомнений, тревог, может быть?

– Нет, сомнений не было. Всегда с радостью берусь за новое интересное дело. При этом чувство ответственности всегда превалирует. Это равносильно волнению, приятному творческому подъему, но не сомнениям. Сначала мне предложили познакомиться с Мариной Станиславовной Брусникиной, пообщаться. Искали человека в команду… На тревоги не было времени, потому что сразу нужно было погружаться и решать множество задач в короткие сроки.

– Вот об этом и хотелось бы поговорить. Давайте перейдем к конкретным целям, задачам, планам. Вы сразу нырнули в ремонт…

– Не совсем так. В подготовительные работы к ремонту и переезду. Помимо объемной работы с документами, физического процесса переезда театру еще предстояло найти помещения для офиса недалеко от Музея Москвы, на площадках которого сейчас функционирует театр. Для меня было важно, чтобы кроме кабинетов имелось и репетиционное пространство. Все это удалось осуществить при поддержке и участии нашего учредителя – Департамента культуры города Москвы. Мы переезжали и продолжали работать для зрителя без перерыва. 11 июля играли спектакль в Трехпрудном, а 13-го был первый показ в Музее Москвы. Это невероятная нагрузка на службы театра, и я благодарна коллективу за высокий профессионализм. Капитальный ремонт помещений театра начинается в сентябре. С июля театр активно осваивает территории Музея Москвы и новую для себя сцену, а это совсем иные пространства и масштаб. Кроме того, у музея свой (кстати, довольно насыщенный) график работы, здания являются объектами культурного наследия – много факторов, которые нужно учесть, чтобы сотрудничество выстраивалось органично. И мы, конечно, надеемся, что наша совместная работа будет долгосрочной.

– Что предполагает собой такое сотрудничество с музеем?

– Разные форматы постановок и совместные музейно-театральные акции. В июле в Аудитории прошел фестиваль премьер театра «Практика». На двух площадках Музея Москвы – во втором корпусе Провиантских складов и в Аудитории (Лектории) – будут играться репертуарные спектакли «Практики», и, разумеется, творческая команда, наши резиденты создадут новые проекты, в том числе с использованием VR-технологий. В октябре состоится масштабная презентация нашего музейно-театрального сотрудничества. Также откроется второй корпус Провиантских складов с залом-трансформером и многофункциональным фойе. Сейчас там идет ремонт, но накладок, по идее, быть не должно. Наш театр и Музей Москвы уже работали вместе. Артисты устраивали перформанс на выставке, посвященной столетию ВХУТЕМАСа (программа проходила в рамках «Ночи театров»), а на выставке «Музей самоизоляции» читали тексты москвичей, написанные в столь непростой период. Или вспомнить, например, что концерт молодых брусникинцев проходил в Центре Гиляровского и посвящался «Ночи музеев». Отдельное направление творческой программы театра – спектакли, связанные с Москвой, ее жителями.

– А как формируются эти творческие планы? Вы исходите из пожеланий музея или эта программа – исключительно прерогатива театра?

– Это обоюдный процесс, который происходит в формате диалога. Но московской тематикой театр в своих творческих планах, конечно, не ограничивается. У нас только до конца нынешнего года запланировано 5 премьер. Резиденты привлекли гранты и иные средства на выпуски спектаклей, поскольку в этом году театр не потянул бы такие расходы. Кроме того, еще для 9 спектаклей мы ищем сейчас спонсоров.

– На сезон?

– На период до конца следующего года.

– То есть, если все эти планы сбудутся, суммарно у вас получится 14 премьер?

– Да. При этом важно соблюдать баланс, в том числе в информационном сопровождении событий. И если он сложится, можно будет говорить о том, что у нас всё получилось. Я, кстати, не всё еще назвала. Мы также ведем переговоры о совместных проектах, например, с музеем современного искусства «Гараж», с Библиотекой им. Ленина…

– Зачем такой охват? Нет опасности, что количество намеченных проектов достигнет критической отметки?

– Я, как директор, стремлюсь создать благоприятные условия для того, чтобы театр в полной мере мог реализовать творческие планы, сформированные и поддержанные художественным руководителем. Мы, кстати, очень стремимся стать более заметными в городе, скажем так, расширять присутствие. Недавно театр играл в летнем пространстве «Плюс Дача» (организовано «Яндекс. Медиасервисы» в Парке Горького) спектакль «Мам, привет!» Вики Приваловой. И, я уверена, мы обрели новую аудиторию. Так что подобные истории (вкупе, конечно, с большим количеством премьер) позволяют театру быть в тонусе.

– При такой скорости не боитесь утратить качество?

– Я совершенно убеждена, что в резидентском театре утратить качество невозможно, поскольку это фактически площадка для разных творческих групп, режиссеров, продюсеров и актеров. У нас нет постоянной труппы, но есть уважаемый, опытный и тонко чувствующий художественный руководитель Марина Брусникина. Мы, можно сказать, создаём плацдарм, на котором могут реализоваться творческие замыслы во всём их многообразии. Это в корне отличает «Практику» от классического репертуарного театра.

– Перспективы, которые выстраиваются для театра, вы с финансовой точки зрения как-то просчитываете? Есть ли сегмент, скажем, фестивальных спектаклей и тех, которые могли бы сделать кассу?

– Театр «Практика» – экспериментальный. И это, с одной стороны, многое определяет. С другой стороны, спектакли практически всегда идут при аншлаге. Мое внимание сейчас сфокусировано на стабилизации финансового положения театра в целом (очевидно, что нынешний год оказался для всех сложнее предыдущего). Кроме того, нам важно построить работу таким образом, чтобы новые зрительные залы в Музее Москвы заполнялись так же хорошо, как и в Трехпрудном. Кстати, для того чтобы стабилизировать финансовое положение, Марина Станиславовна еще до моего назначения решила формировать планы на новый сезон из спектаклей, на выпуск которых привлечены гранты и другие средства. Это станет для нас отличным подспорьем…

– То есть много грантовых историй. А, возможно, есть отдельный продюсер, который эти гранты отслеживает – ищет финансирование?

– Поскольку наши резиденты – независимые театральные компании, творческие группы, то они, в основном, и занимаются привлечением средств на свои постановки. Для «Практики» это выгодно еще и потому, что некоторые гранты государственный театр получить не может, но для независимых художников, реализующих свой замысел на какой-нибудь надежной площадке, – пожалуйста. В таком случае мы поддерживаем резидентов письменным подтверждением намерений театра о выпуске спектакля с нашим участием.

– Вероятно, вы можете получить и президентские гранты. Кроме того, есть городская система, от Москвы гранты выдают, плюс еще отдельно – фонды. Нужно только в этом разбираться.

– На президентские гранты государственный театр не может подавать заявку в соответствии с положением о конкурсе, но наши резиденты – могут. Например, на проведение фестиваля «Брусфест», учредителями которого являются «Мастерская Брусникина» и театр «Практика», заявку на президентские гранты подает «Мастерская Брусникина». Но в целом вы правы, нужно разбираться и не лениться подавать заявки. Вместе с тем наш театр ежегодно подает документы на грант «Открытая сцена» Департамента культуры города Москвы, а также на предоставление субсидии театрам из бюджета города на создание новых творческих проектов. И предшествующий сезон не станет исключением.

– Свою команду вы в этом смысле увеличили? Потому что под грант всегда требуется большая отчетность.

– В театре над подготовкой заявки и отчетностью работает команда специалистов из разных отделов. Грант «Открытая сцена» или, допустим, целевые субсидии на выпуск спектаклей подразумевают стандартную отчетность, с которой команда справлялась и справится в будущем. Я лично всегда заинтересована в привлечении дополнительного финансирования и участии в грантовых конкурсах. Поэтому не исключено, что со временем документооборот будет увеличиваться, а вместе с тем потребуется и расширять штат. Помимо грантов театр или проекты театра участвуют и в других конкурсах: мы подавали заявки на «Московскую арт-премию», спектакль «В кольцах» номинирован на премию проекта «Сноб» «Сделано в России» и т.д.

– Нет ли в этой грантовой политике повода для чувства неуверенности? Это же достаточно нестабильная вещь.

– Для государственного театра это дополнительные источники. Грантовая политика для театров и креативных индустрий развивается, что не может не радовать. При этом учреждения культуры давно ждут полноценного закона о меценатах, который давал бы преференции людям, финансово поддерживающим культуру. Недавно читала интервью директора Театра им. Вахтангова Кирилла Крока, в котором он говорит про созданный в их театре «золотой запас» (я точно не помню, как он называется, но речь о финансовой подушке безопасности). Вот это очень важное дело. Конечно, нужно ее создавать.

– Не каждый театр может себе это позволить, когда огромное количество расходов…

– Я считаю, что «Практике» просто требуется на это время. Потому что у нас театр, который пользуется зрительской популярностью, практически 100%-ная заполняемость. Сейчас мы, конечно, будем смотреть, как спектакли пойдут в Музее Москвы, поскольку там вместимость больше, но, думаю, всё сложится.

– Мы неоднократно проводили опросы, выявляющие популярность столичных театров, и «Практика» – стабильный лидер. В особенности, в большом почете она среди молодежи. У вас сильная творческая команда, плюс имя Брусникина – это уже бренд…

– Да, в «Практике» – актуальные темы и синтез искусств. Поэтому и зрительский интерес, поэтому и посещаемость такая. Мне с театром крупно повезло. Он лидер, и есть стремление развивать это лидерство. Другой вопрос, что для воплощения многих замыслов следует улучшать финансовое положение. И привлекать новых зрителей… И потому у нас большие ожидания от сотрудничества с Музеем Москвы. Мы рассчитываем, что и у нас, и у музея расширится аудитория. Что тут скрывать, выставки порой очень разные, а театрал не обязательно увлечен музеем. А здесь такое взаимное привлечение аудитории получается, какие-то совместные, более громкие и интересные форматы театральных практик в музейном пространстве.

– Уже можете назвать предстоящие премьеры?

– Да. В рамках Международного фестиваля «Территория» выйдет премьера спектакля «Мастерской Брусникина» Shoot / Get treasure / Repeate (реж. Алексей Мартынов) по циклу антивоенных мини-пьес британского драматурга Марка Равенхилла. Также в октябре театр планирует выпуск спектакля «Мастерской Олега Кудряшова» по пьесе Юна Фоссе «Вон там» (реж. Майя Дороженко) с участием актеров Лизы Янковской и Алексея Золотовицкого. В ноябре запланированы две премьеры: спектакль режиссера Дмитрия Мелкина «Я странная, я новая» по экспериментальной пьесе, написанной в соавторстве с искусственным интеллектом, и совместная работа Дмитрия Мелкина и художника Павла Пепперштейна по роману Станислава Лема «Солярис». В конце 2021 года состоится премьера «Июльансамбля» по роману Федора Сологуба «Мелкий бес» (реж. Егор Матвеев).

– У вас ведь еще и гастроли намечаются?

– У нас гастроли в октябре со спектаклем Юрия Квятковского «Занос» по Владимиру Сорокину. Этой постановкой мы открываем фестиваль «Хаос» в Новосибирске. И он очень сложный в техническом плане, задействована практически вся художественно-постановочная часть – больше двух десятков человек. Там три помрежа, три звукооператора и т.д.

– Сейчас жесткие требования к безопасности. Одно дело – небольшая площадка, другое – сразу несколько. Головной боли становится больше?

– Я бы сказала, что нет. Все площадки сейчас оснащены дезинфекторами, везде на входе можно получить маски. Мы уже настолько адаптировались к этим условиям, что опасений совершенно нет. 

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • За экс-директора Бахрушинского музея вступились руководители национальных театров

    Руководители национальных театров России и председатели республиканских отделений СТД РФ обратились к президенту Владимиру Путину с просьбой исправить кадровую ошибку Минкультуры и взять под контроль ситуацию с увольнением директора Театрального музея им. ...
  • Елена Кузьмакова: «В «Практике» – актуальные темы и синтез искусств»

    Новый сезон для театра «Практика» – время больших надежд. На исторической сцене в Трехпрудном переулке идет ремонт; коллектив осваивает новые пространства и начинает сотрудничество с Музеем Москвы. Кроме того, теперь заметно расширена творческая программа, заявлено полтора десятка премьер, поскольку, как утверждает директор Елена КУЗЬМАКОВА, именно высокий творческий тонус и позволит «Практике» реализовать свои масштабные замыслы. ...
  • Сергей Морозов: «Воплощаем идею тотального театра»

    Весной 2023 года в Театре «На Литейном» ожидается капитальный ремонт. Но уже сейчас, в преддверии столь масштабных перемен, художественный руководитель театра Сергей МОРОЗОВ создал большую программу, которая позволит коллективу сохранять набранный темп, оставшись на время без родной сцены. ...
  • «Плач женщины на могиле мужа оскорбляет военных?»

    Большой резонанс в СМИ и театральной сфере вызвало недовольство ветеранов организации «Офицеры России» премьерным спектаклем «Первый хлеб» в театре «Современник». «Офицеров России» возмутило использование актерами ненормативной лексики, «неприкрытая пропаганда однополой любви и ценностей ЛГБТ-сообщества». ...
Читайте также