«Не может быть спасения обманом»

«Сатирикон» представил премьеру «Это все она»

 

«Сатирикон» показал первую премьеру сезона – «Это все она» в постановке Елены Бутенко-Райкиной. Спектакль по пьесе Андрея Иванова  это дипломная работа выпускников Высшей школы сценических искусств, которая «перебралась» в репертуар. 

«Это все она»  история о жестокости и эгоизме, о конфликте поколений, о неумении проявлять любовь, о том, как мать, отчаявшись наладить отношения в реальной жизни, заводит фейковую страничку девочки-подростка ВКонтакте и переписывается с собственным сыном. Режиссер Елена Бутенко-Райкина и исполнители главных ролей Марина Дровосекова и Павел Курандин побеседовали с «Театралом» о премьерном спектакле.

– В спектакле есть много новых вставок, которых в пьесе 2008 года быть не могло. Например, сын напевает песенки из Тик-Тока. Чьи это находки?

Елена Бутенко-Райкина:

– Мы работали с ребятами, а они предлагали конкретные вещи из своей молодой жизни. Я с доверием отношусь к их идеям и всегда что-то принимаю. Вообще люблю работать с молодежью, потому что она дает тебе возможность лучше узнать время.

Павел Курандин:

– Репетиции проходили очень долго. Мы ставили спектакль, пока были студентами, подходили к нему очень ответственно и с большим интересом, потому что это была первая масштабная работа для нас. Все началось с этюдов по Zoom на карантине, вычитывания пьесы и попыток адаптировать ее под наше время. На репетициях были периоды и сложные, и абсолютно веселые, простые, например, когда мы ходили на квартиру, где снимали видео для спектакля, делали много-много дублей, постоянно что-то меняли. Это был очень живой процесс, который дал мотивацию сделать спектакль необычным и вложить частичку себя. И все нововведения, которые касаются Сына, это мои «приспособления», чтобы сделать образ более масштабным, глубоким и разносторонним.

– Как вы думаете, старшее поколение поймет сленговые словечки и песенки из Тик-Тока, которые звучат в спектакле?

Елена Бутенко-Райкина:

– На этот случай мы сделали в программках словарик молодежного сленга. Но я считаю, что каждый все равно вынесет из спектакля свое. Что-то недопоймут и молодые. Герои же сами говорят, что им обоим приходится гуглить выражения друг друга. Таковы наши реалии.

 «Это все она» затрагивает столько тем, что я даже заметки для себя делала, пока смотрела. О чем для вас лично эта работа?

Марина Дровосекова:

– Сложно сформулировать. У вас много заметок, вот и у меня много мыслей, потому что спектакль получился очень многогранным. Но для меня он все же об отчаянной попытке услышать и быть услышанным.

Елена Бутенко-Райкина:

– Для меня изначально спектакль был про то, что нельзя обманом завоевывать любовь. Но спустя год работы я смотрю и понимаю, что это призыв жить в реальности. Главное в нашей жизни – человеческие отношения, любовь, близость, совесть, Бог. Это сохранять надо. А виртуальная жизнь – иллюзия. Мы теряем свое естество, когда начинаем играть в эти игры. И проблема продолжает усугубляться. Я ехала сегодня на спектакль, включила радио и первое что услышала: «Апартаменты настоящие – в реальной жизни, а не в социальных сетях». Столкновение реального и виртуального заполонило наше сознание.

 Говорят, молодежи проще существовать в соцсетях. Но в вашем спектакле, получается, матери легче строить отношения со своим сыном виртуально, прячась за чужой фотографией?

Елена Бутенко-Райкина:

– Наверно, молодежи легче, потому что они рождаются и живут с гаджетами. Но здесь мама приходит в сеть от безысходности. Мы специально выстраивали экспозицию спектакля так, чтобы показать: их жизнь в реальности стала невыносимой. Смерть отца усугубила их отношения и сложности взросления, контакта друг с другом. Эти обстоятельства специально даны автором, чтобы подчеркнуть тупиковость ситуации. И мама ищет спасения. Но это ошибка: не может быть спасения обманом. Поэтому маме здесь не легче, она просто не знает, как выбраться из тупика в их отношениях. Подумала, что интернет спасет, и жила в этой иллюзии до самого конца. Но это ошибка.

Марина Дровосекова:

– Такое время, что легче куда-то спрятаться нежели посмотреть человеку в глаза и сказать: «Я тебя люблю. Что у тебя случилось?» Моя героиня пытается наладить отношения. Но это самые неправильные действия в той ситуации. А как надо было поступить, никто не знает. Как нам всем надо сейчас себя вести, чтобы выползти из виртуального пространства, вернуться в офлайн и начать разговаривать друг с другом?

 Марина, а ваша героиня не осознает, что поступает эгоистично, и правда все равно вскроется, причинив сыну еще больше боли? Или она предпочитает об этом не думать?

– Вы правы, она об этом просто не думает. Потому что ей сейчас не до этого, она пытается хоть какую-то зацепку для налаживания отношений найти. И ни о чем больше не думает. Можно сколько угодно оправдывать ее горем и состоянием аффекта, но мы сейчас живем в мире, где каждый зациклен на себе. Никто никого не видит, а если слушает, то не слышит. Наш спектакль про то, как самые близкие люди оказываются самыми далекими. Да, моя героиня на себе зациклена и думает только про себя. Но и ее сын тоже. Они в равном положении находятся. И в этом главная проблема, которую они, на мой взгляд, так и не смогли решить.

 Кто должен был первым пойти на контакт в реальной жизни?

Елена Бутенко-Райкина:

– Конечно, мама. Хотя это бывает очень трудно и, когда оглядываешься на свою жизнь, на отношения с ребенком, понимаешь допущенные ошибки. Но тогда ты тоже взрослеешь и делаешь все впервые в жизни. Опыт, сын ошибок трудных, приходит позже.

Марина Дровосекова:

– Сложно понять, кто кому и что должен. Человеку нужно сначала с собой разобраться. С другой стороны, это ее ребенок, и где как не в родном человеке искать спасение, опору и поддержку. Она делает попытки наладить отношения, но это именно попытка услышать, которая не приносит результата. Мать пытается. Но она не права. Это все она.

 Павел, мне кажется, сейчас у молодых людей очень популярна тема психологии, осознанности. Почему сын не хочет понять состояние матери и ведет себя эгоистично и жестоко, насмехается над ней, злится и унижает в своем блоге?

Павел Курандин:

– Вся психологическая осознанность – вещь довольно умозрительная. Многие люди в этом прекрасно разбираются, но как только их настигают проблемы, они сразу впадают в позицию ребенка и совершенно не знают, как действовать. Изнутри все видится совершенно иначе нежели снаружи. Только очень мудрые люди могут в конфликтной ситуации быть объективными, посмотреть на нее со стороны. Моему герою 16 лет, и как бы много трендов на психологическую осознанность не было, у него просто нет опыта. Он еще ребенок несмотря на то, что старается быть взрослее, агрессивнее. Сейчас люди, которым уже по 30 лет, не могут грамотно решать конфликты, потому что эмоции управляют нами гораздо чаще, чем мысли.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • «Сегодня – время Мюнхгаузена»

    16 и 17 октября в МХТ им. Чехова премьера – «Враки, или завещание барона Мюнхгаузена» с Константином Хабенским в главной роли. О процессе создания пьесы и спектакля «Театралу» рассказал режиссёр Виктор Крамер. ...
  • Мемуары Мамуре

    9 октября исполняется 95 лет со дня рождения  известного российского театрального режиссёра, театроведа, народного артиста РСФСР Бориса Александровича ЛЬВОВА-АНОХИНА. «Театрал» публикует воспоминания о нем доктора филологических наук, профессора Владислава ПРОНИНА. ...
  • Евгений Журавкин: «Так и должен жить артист»

    С 6 по 9 октября в Севастополе на сцене Театра юного зрителя пройдёт фестиваль актёрских монологов «Словотворение». В преддверии форума «Театрал» побеседовал с председателем жюри конкурса, главой Севастопольского СТД Евгением Журавкиным. ...
  • «Мы организовали театр в тоннеле с железными тюбингами»

    Когда-то по адресу 2-й Новокузнецкий переулок, 14с1 располагался тайный и хорошо спрятанный архив МИДа. А теперь - театр «Бункер», где гостям предлагают спуститься на 14 этажей под землю, чтобы увидеть спектакли в железном тоннеле со всеми удобствами под аккомпанемент капающей воды и гулкого эха. ...
Читайте также