Фаина Раневская: «Много друзей, а в аптеку сходить некому»

 

Однажды поклонник спросил у Раневской: «Сколько вам лет?» «В субботу будет сто пятнадцать»,– басом ответила Фаина Георгиевна. Поклонник воздел руки: «В такие годы и так играть!» Была ли история в действительности– сегодня проверить трудно, как и множество тех анекдотов, которые ходят об актрисе.
Однако точно известно одно: в 2011 году действительно исполнилось 115 лет со дня ее рождения. Пока чиновники решают проблемы, «Театрал» выяснил, что в создании таганрогского музея готовы принять участие многие приятели и коллеги великой актрисы. Их воспоминания о встречах с Фаиной Георгиевной могли бы стать основой для таких экскурсий, равных которым нет в мире, поскольку актрису отличал не только мощный талант, но и невероятное чувство юмора.

Евгений Стеблов:

–Мне посчастливилось работать с Фаиной Георгиевной в спектакле «Правда хорошо, а счастье лучше», который Сергей Юрский поставил специально для Раневской. Она хотела сыграть Фелицату, эта была ее последняя роль.

Будучи очень добрым по своей природе человеком и бессребреницей, она иногда могла ни за что ни про что обидеть человека, довести его до слез. Но доводила только тех, кто ей в рот смотрел. Если ты сопротивлялся, она тебя уважала. В спектакле «Правда хорошо, а счастье лучше» у нас была общая сцена. Репетируем– чувствую: не складывается. И тогда я решил провести силовой прием– сыграл сцену с неадекватным выбросом темперамента. Пугнул ее, даже за кофточку схватил. Сразу зауважала.

–Женя, а вы любили когда-нибудь?– как-то в перерыве спросила у меня Фаина Георгиевна.

–Да,– ответил я удивленно.

–И чем это закончилось?

–Я женился.

–А счас, а счас?– дернула она меня за рукав.

–Я не хочу об этом говорить.

–Я никому не скажу. Вы любите кого-то?

Я долго отнекивался, потом кивнул головой.

–Из наших? Я никому не скажу…

Я сделал длинную паузу:

–Вас!

Она засмеялась и сказала:

–Шалунишка!

Армен Джигарханян:

–С Раневской я близко не был знаком, но как-то ехал на киностудию, и Фаине Георгиевне тоже надо было туда. Я с радостью предложил поехать вместе. Останавливаю такси, садимся в машину, таксист, еще не трогаясь с места, говорит, сколько ему надо чтобы дали денег, на что Фаина Георгиевна моментально отзывается:

–Ты говоришь как женщина, которая продает свое тело…

За подобные фразы ее все и боялись.

Наталья Защипина:

–Фаина Георгиевна преподнесла лично мне серьезный урок не только актерского мастерства, но и самой жизни. Снимали фильм «У них есть Родина», мне было одиннадцать лет, я играла там главную роль. Сюжет фильма таков: советские разведчики разыскивают на территории Западной Германии сиротский приют с советскими детьми и добиваются возвращения детей на родину. Снимали сцену, в которой я должна была со слезами броситься на шею нашедшему меня разведчику, а у того слезы должны лишь показаться на глазах.

Снимают первый дубль: я кидаюсь со слезами, а у него слез нет. Второй дубль: я со слезами, у него– тоже слезы льются рекой. Не то. Третий дубль, четвертый. В конце концов, у меня слезы перестают течь– я ведь еще не профессиональная актриса, не могу столько дублей рыдать.

Все это время Раневская сидит в ожидании, ее эпизод снимают следующим (она в фильме играла фрау Вурст, владелицу кабачка). Тут подзывает она к себе, ставит между колен и отвешивает такую звонкую пощечину, что у меня сразу на глазах появляются слезы. Сразу же включают камеру, и на этот раз все получается как надо.

После съемок Фаина Георгиевна подходит ко мне:

–Девочка моя, ты меня прости, пожалуйста, я вижу, что ты– талантливая, наверное, будешь актрисой, но запомни, та обида, которую я тебе нанесла,– это самая маленькая обида, которая ждет тебя в этой профессии…

И сегодня, если мне трудно, я вспоминаю ее слова.

Ольга Аросева:

–Я познакомилась с Раневской в детстве– она общалась с моей мамой, приходила к моей сестре на выпускной спектакль в училище. А когда я стала работать в Театре сатиры, мы с Раневской стали видеться часто, поскольку Театр Моссовета находится рядом с нашим театром.

Однажды я получила от нее самый большой в моей жизни комплимент. По молодости лет я стеснялась курить и выходила в сад. Стою как-то после генеральной репетиции– курю. Мимо проходит Фаина Георгиевна:

–Все куришь?

–Да, Фаина Георгиевна, сейчас была «генералка», я так жутко играла…

Не останавливаясь, Раневская бросает:

–Не хвастай, ты этого не умеешь…

Невозможно передать, какое счастье в тот момент я испытала.

Александр Ширвиндт:

– Я никогда не был ее близким другом, да и помоложе я вроде немножко, но мы одно время жили в доме на Котельнической набережной. Иногда она мне звонила и говорила:

–Врач сказал, что нужно дышать, приходи к моему подъезду, доволоки до своего и обратно, будем с тобой дышать!

Кругом машины, асфальт, воздух тот еще был, но мы усиленно дышали. Штучная дама была Фаина Георгиевна.

Ирина Карташева:

–Фаина Георгиевна никогда не жаловалась на здоровье. А на вопрос: «Как вы себя чувствуете?» отвечала: «Симулирую здоровье». Когда она лежала в больнице, я посылала ей ее любимые цикламены. Фаина Георгиевна всегда отвечала: «Ирочка, спасибо за эту прелесть. Вы же понимаете, что не могу писать вам много и хорошо. Во мне так много лекарств, что создается впечатление, будто я одолжила голову у старой идиотки». Все письма, которые она мне писала из больницы, сохранились. Не поверите, они буквально пронизаны юмором: «Ирочка, представляете, ко мне зашел доктор и сказал: «Не переживайте, пока болезнь развивается нормально. А что будет дальше– не знаю». Он меня так «успокоил».

В какой-то мере ее юмор был защитной реакцией. Вместо того чтобы жаловаться на жизнь, она отшучивалась. Знаменитую фразу: «Много друзей и поклонников, которые меня любят, а в аптеку сходить некому»– она произнесла не просто так, очень переживала не старость, а немощь.

Роман Виктюк:

–Фаина Георгиевна жила в своеобразном окопе от мира, который состоял из двух совершенно разных пространств. В первом царит Пушкин (его посмертная маска стояла у нее в комнате под стеклянным колпаком). Второе пространство– кухня, где происходило для нее самое смешное и неприятное, там царил Мальчик, собака Раневской, настоящий друг, преданно любящий, готовый сидеть не шевелясь у ее царственных ног. Мир рядом с Пушкиным был для нее сакральным, святым, она постоянно на него оглядывалась, сверяла жизнь по нему. А мир возле Мальчика– театральным.

Однажды я пришел к Завадскому, который хотел доверить мне постановку «Гамлета». И когда я предложил Фаине Георгиевне роль Могильщика,– она расхохоталась. Мы сидели с ней, на ней было накинуто синее пальто, с клочками шерсти от Мальчика, и вдруг в этом одеянии ее осенило, что Могильщик знал всех. И гениально разыграла монолог.

Валентин Гафт:

– Недавно написал стихотворение памяти Раневской и не против, если оно станет эпиграфом к выставке в таганрогском доме актрисы.

Голова седая на подушке.

Держит тонкокожая рука

Красный томик «Александр Пушкин».

С ней он и сейчас наверняка.

С ней он никогда не расставался,

Самый лучший– верный кавалер,

В ней он оживал, когда читался.

Вот вам гениальности пример.

Приходил задумчивый и странный,

Шляпу сняв с курчавой головы.

Вас всегда здесь ждали, Александр,

Жили потому, что были вы.

О, многострадальная Фаина,

Дорогой захлопнутый рояль.

Грустных нот в нем ровно половина,

Столько же несыгранных. А жаль!

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Андрей Кузичев: «Мы ощущаем жизнь как отчаянный эксперимент»

    Трудно поверить, но Андрей Кузичев, тот самый, который сыграл главную роль в «Пластилине» Кирилла Серебренникова, на днях отметил 50. Позади – шесть спектаклей Деклана Доннеллана, которые привели в Театр Пушкина, «Седьмая студия» в Школе-студии МХАТ, которая привела в педагогику, а теперь – курс Евгения Писарева, где он преподает актерское мастерство. ...
  • Генриетта Яновская: «Ее замечания были прелестны»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет уникальный сборник, который состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов,  рассказывающих о главном человеке в жизни — о маме. Эти проникновенные воспоминания не один год публиковались на страницах журнала, и теперь собраны вместе под одной обложкой. ...
  • Абсолютный слух

    «Талант – это от Бога, – скажет однажды Людмила Максакова. – А вот как ты им распорядишься, насколько сумеешь своими ролями, своим творчеством донести до зрителей те самые «чувства добрые», насколько сможешь изменить мир своей душой, насколько сумеешь завоевать сердца и обратить их к прекрасному, – вот об этом должен думать человек театра…» Далее в лучших традициях юбилейного очерка следовало бы написать о том, что собственный талант народная артистка России, прима Театра им. ...
  • Анатолий Полянкин: «Мы сделали ставку на практическое театроведение»

    Высшая школа сценических искусств – самый молодой театральный вуз в России. В интервью «Театралу» ректор Школы Анатолий Полянкин рассказал о перспективах ВШСИ и, в частности, о том, почему в сентябре вуз продлил набор абитуриентов, и какие ноу-хау выгодно отличают учебную программу. ...
Читайте также