Выбери свою звезду

Продолжается голосование на лучшие театральные работы минувшего сезона

 

В декабре в Центральном доме актера уже в четвертый раз пройдет торжественная церемония вручения наград «Звезда Театрала», учрежденная журналом «Театрал» и газетой «Новые Известия». Победители получат фарфоровые статуэтки дизайнера Фабрицио Сманиа от старинной чешской мануфактуры Rudolf Kampf.
Напомним, что «Звезда Театрала» – единственная в российской столице премия, где номинантов предлагают сами зрители, затем из поступивших заявок формируется шорт-лист и выставляется для голосования. В разные годы лауреатами премии становились Олег Басилашвили, Петр Фоменко, Владимир Этуш, Александр Ширвиндт, Олег Табаков, Валентин Гафт, Александр Филиппенко, Марат Башаров, Марк Захаров и многие другие. Кому достанутся награды в этот раз – покажет голосование (оставить свой голос можно на сайте журнала www.teatral-online.ru).

Представляем претендентов в очередных номинациях…

За лучшее соло (женская роль)Алена Бабенко – Елена Чижова.

«Время женщин» («Современник»)

Актриса в образе простоватой деревенской девчонки, приехавшей в конце 1950-х в Ленинград, по-хозяйски вытирает мокрые руки о фартук, откидывает со лба непослушные волосы, ногой в шерстяном носке выдвигает из-под плиты эмалированное ведро и начинает чистить лук. На плите шкворчит сковородка. Дымится кастрюля с водой. Бабенко говорит быстро, перекатывая гласные, как камушки по воде, говорок деревенский, уютный, домашний, которому идет и распространяющийся по залу запах жареного лука, и жаркий пар над плитой. Повесть Елены Чижовой «Время женщин» получила «Русского Букера» и давно просилась на сцену или на экран. Роман написан от первого лица, хотя первых лиц здесь двое – мать Антонина и ее дочь Сюзанна-Софья, которая продолжает рассказ матери из нынешнего дня. Обеих героинь играет Алена Бабенко, за несколько лет работы в «Современнике» выросшая в разноплановую и разножанровую актрису.

Инна Чурикова – Алиенора Аквитанская.

«Аквитанская львица» («Ленком»)

Она умеет царствовать на сцене, а в «Аквитанской львице» она королева. Актриса использует весь беспроигрышный арсенал: ее Алиенора красива, тонка, мудра, к месту комична и трагична, она любящая мать своих сыновей, заботливая жена и радетельная повелительница своего народа. Из всего богатого арсенала средств артистка использует два-три приема, но так, что этого вполне достаточно для полноты образа: бешено сверкающие глаза и неискренняя улыбка, растягивающая застывшее лицо.

Ольга Прокофьева – Полина Фонтанж.

«Дети портят отношения» (Театр Маяковского)

Отрицательные персонажи в исполнении Ольги Прокофьевой всегда становятся существами ранимыми, но при этом обаятельными. Вот и Полина, любопытная и язвительная героиня пьесы Жана Летраза, вызывает у зрителей симпатию, хотя на протяжении всего спектакля она строит козни мужу своей сестры. Правда, для этих козней есть объективная причина – Полина делает это не от злости, а от тоски и «безграничного одиночества». Фактически развлекает себя, искренне веря в свою правоту. Как забавно трансформируется характер героини Ольги Прокофьевой, когда по ходу пьесы в семье появляется маленький ребенок – Крошка. Из искусной интриганки Полина превращается в нежную и заботливую няню, готова выполнять любую черную работу по дому, лишь бы обеспечить Крошке уют. И кажется, что, вытряхивая простыни, она вытряхивает и свою язвительность. На протяжении трех часов зрители вслед за Ольгой Прокофьевой наблюдают за сложным, но меняющемся характером героини спектакля.

Полина Агуреева – Тамара.

«Пять вечеров» («Мастерская Петра Фоменко»)

Свою героиню Тамару из «Пяти вечеров» Полина Агуреева назвала «сумасшедшей Пенелопой», которая безо всякой надежды, в отличие от гомеровской Пенелопы, ждет своего Одиссея. Полина начинала репетировать «Пять вечеров» в МХТ с Хабенским, но из-за плотного графика Хабенского тот проект не состоялся. В итоге спектакль получился на сцене родного театра Полины. «Пять вечеров» стоит на послевоенном быте и интонациях Полины, выстрадавшей эту роль, выносившей свой рассказ о женских снах в пустой квартире на протяжении 15 лет. Если «Бесприданница» Фоменко вылепила из Агуреевой трагическую актрису, то «Пять вечеров», пожалуй, продолжили линию лирических ролей актрисы, хотя тут было бы достаточно драмы. Но умерла возможность любви – и потому трагедия.

Елизавета Боярская – Ирина.

«Три сестры» (МДТ-Театр Европы)

Цельная, чистая Ирина (одна из лучших работ Елизаветы Боярской) в крепких объятиях Соленого вдруг испытывает минуту чувственного опьянения, а потом раненым животным стонет: «В Москву, в Москву, в Москву», – ненавидя и себя, и его. Чувство стыда за «счастье урывочками» мучает и великолепного Вершинина, и измученную Машу. Беспрерывное самоедство отравляет семью Прозоровых и их окружение, и Лиза Боярская сумела показать разрушающую красоту рефлексии, живущей в умной красивой женщине.

Лидия Вележева – Софья Зыкова.

«Люди как люди» (Театр Вахтангова)

Для Лидии Вележевой роль Софьи может стать поворотной. Никогда еще импульсивная актриса не играла столь сдержанно. Эмоциональных всплесков Горький своей героине не дал, заставил все хранить в душе: надежды, разочарования, боль бездетности. В спектакле Владимира Иванова Софья мечтает о любви, но уж слишком она умна, слишком трезва, слишком многим перемучилась. Дороже всего наличие в роли второго плана, который, как известно, сыграть нельзя – его нужно иметь. Значительная роль Софьи дарит Вележевой совсем новые репертуарные возможности. И очень интересно размышлять, кем она станет на родной сцене в будущем.

Евгения Симонова – Тамара.

«Враги: история любви» («Современник»)

В запутанной семейной драме Исаака Башевиса-Зингера Евгения Симонова играет жену, которая словно вернулась с того света. Происходит это неожиданно, ведь после войны прошли годы, и только здесь главный герой спектакля узнает, что его жена чудом спаслась от фашистского расстрела. Однако эта встреча не предвещает ничего радостного: герой женат, к тому же есть у него любовница. И все же Тамара в исполнении Симоновой заметно отличается от своих соперниц: это натянутая как струна трагическая и сильная женщина. Война вытряхнула из нее способность радоваться, но все же она трезво смотрит на жизнь. Игра Симоновой сдержанная, самое главное здесь скрыто между словами, спрятано в интонациях и скупых движениях. Актрисе удается играть самое главное в этом спектакле – непроговоренное и непроизнесенное. Это живой нерв постановки.

Алена Яковлева – Лейди Торренс.

«Между светом и тенью (Театр сатиры)

В новом спектакле Юрия Еремина «Между светом и тенью» по пьесе Уильямса «Орфей спускается в ад» Алена Яковлева играет одинокую и несчастную Лейди Торренс. Несмотря на то что эта пьеса – одна из самых возлюбленных в мировой режиссуре, а роль Торренс уже сыграна множество раз (в числе исполнительниц – Вера Марецкая, Людмила Касаткина, Анна Маньяни), – Алене Яковлевой удалось не затеряться на этом поистине звездном небосклоне и создать свой уникальный образ трагической героини. Подробных описаний заслуживает, например, эпизод, в котором героиня Яковлевой узнает, что ее муж убил ее же отца. Эта сложнейшая драма сыграна без тени фальшивой наивности.

За лучший эпизод (роль второго плана)

Светлана Коркошко – Евдокия.

«Время женщин» («Современник»)

В новом спектакле «Современника» актриса выступила в роли одной из трех старух, соседок по коммуналке, принявших и вырастивших дочку непутевой Антонины (Алена Бабенко). Старухи это не простые, а питерские, пережившие не одну войну, пережившие блокаду, сохранившие в себе звуки и запахи давно ушедшей, сброшенной в небытие эпохи. У каждой своя судьба, своя история потерь, свой путь к одиночеству. И хотя получился замечательный ансамбль, роль Светланы Коркошко выделяется особым трагизмом. Грудной, низкий голос, печальные мудрые глаза, лицо без тени улыбки. Коркошко исчерпывает характер своей героини, что называется, до донышка: тот редкий случай в современном театре, когда актриса не дистанцируется от образа. Работа эта трудная, особенно если учесть, что фоном спектакля выступает удушливый коммунальный быт, мрачные предчувствия, ощутимый запах старости и смерти.

Валерий Гаркалин – Он.

«Катя, Соня…» (ШДИ)

Дмитрию Крымову удалось перевести на язык сцены те самые бунинские «сентенции», из-за которых произведения автора долгое время считались несценичными. Так, персонаж Валерия Гаркалина (рассказ «Поздний час») заглядывает в «волшебный» макет подлунного мира, где блестят звезды из золотой бумаги и в глубине сада на игрушечной скамейке ждет своего героя едва различимая фигурка любимой. «В такую ночь, в тот поздний час, ты ждала меня в вашем уже подсохшем к осени саду, и я тайком проскользнул в него: тихо отворил калитку, заранее отпертую тобой, тихо и быстро пробежал по двору и за сараем в глубине двора вошел в пестрый сумрак сада, где слабо белело вдали, на скамье под яблонями, твое платье». И тогда он достает из нагрудного кармана игрушечную фигурку – крошечного себя и безуспешно пытается войти – одновременно куклой и кукловодом – в этот ставший маленьким мир, потому что слишком издалека смотрит герой на эту сцену безвозвратно ушедшей в прошлое жизни.

Сергей Степанченко – Пуговичник.

«Пер Гюнт» («Ленком»)

Ленкомовец Сергей Степанченко – артист темпераментный, и на первый взгляд его стихия – комедия. Однако в драме «Пер Гюнт» роль Пуговичника в исполнении Степанченко поворачивает действие в философское русло. В бесстрастных репликах-суждениях его Пуговичник подталкивает Пер Гюнта к осознанию собственной жизни. Здесь в ход идет ирония артиста: философскую роль он играет не без налета комедийности. Но для Марка Захарова и Сергея Степанченко этого мало: по сути, Пуговичник превращается в мистическую фигуру, как некий проводник, который переводит Пер Гюнта из одного мира в другой. И порой кажется, что все жизненные коллизии Пер Гюнта проходят через сердце Пуговичника.

Ольга Тумайкина – Целованьева.

«Люди как люди» (Театр Вахтангова)

Целованьева Ольги Тумайкиной вызывает отвращение и тогда, когда старается польстить, все уладить, и тогда, когда переходит в наступление. Эта дамочка из тех, кто и за словом в карман не полезет, и своего не упустит. Тумайкина в гротесковых традициях вахтанговского театра играет свою героиню как закомплексованную фурию с колоритными ужимками, бытовым кривляньем и трудностями характера. Внешне статная дама с прямой спиной и высокой прической, она становится жалкой, изломанной, когда ее планы рушатся. Для любой актрисы такая роль – настоящее испытание, однако Ольга Тумайкина, кажется, получает удовольствие от своей столь сложной работы.

Александр Арсентьев – Бенедикт.

«Много шума из ничего» (Театр Пушкина)

Несмотря на то что на счету Александра Арсентьева немало ярких ролей в постановках Театра имени Пушкина, роль Бенедикта можно назвать звездным часом в его актерской карьере. В спектакле Евгения Писарева «Много шума из ничего» Арсентьев в буквальном смысле предстает во всей своей красе: в одной из сцен его герой, к восторгу женской части публики, оказывается на сцене в одних трусах, демонстрируя тем самым хорошую физическую подготовку. Но главное – гротесковый рисунок роли. Как забавно трансформируется отношение Бенедикта к красавице Беатриче, которую он ненавидит и, похоже, даже руки не протянет ей в трудную минуту жизни. Однако дело заканчивается свадьбой: вчерашние враги становятся любящими супругами.

Юлия Пересильд – Дотти.

«Киллер Джо» (Театр наций)

В спектакле «Киллер Джо» Юлия Пересильд неспешно раздевается догола и застывает, давая возможность во всех подробностях рассмотреть свое спелое тело. Это дурковатая Дотти, пародия на классических «чистых» девушек, которые вырастают в правильных семьях. В ее героине намешано много грязи и греха: Дотти ухитряется, например, переспать с киллером, который пришел убить ее мать. Перед актрисой стояла сложная задача: при своей ангельской внешности сыграть злющую дуру. А поскольку подобный прием распространен в мировом театре, работа выдалась не самой легкой. Актрисе предстояло шокировать зрителей дикостью взаимоотношений ее героини, а для этого пришлось серьезно пересмотреть актерские навыки, встряхнуть свою школу, чтобы не уйти в плоскость хрестоматийных штампов.

Театральный эксперимент

«Феи» – МХТ имени Чехова

Совместную работу французского режиссера Давида Бобе и студентов Школы- студии МХАТ (мастерская Кирилла Серебренникова) включили в основной репертуар театра. Бобе удался сложнейший эксперимент, который сам режиссер называет «живой драматургией»: здесь очень по-российски зазвучали проблемы, характерные сегодня для европейской молодежи. Действие спектакля режиссер перевел в интимную плоскость – поместил персонажей в пространство ванной комнаты, раздел парней до плавок, а девушкам выдал сексапильные сорочки. На протяжении всего спектакля возникают ассоциации с античной трагедией (мускулистые тела), с шекспировской драмой (буря, хотя и устроенная в ванной), прослеживаются параллели с опытами Мейерхольда (видеопроекции на кафеле), логические отсылы к эпатажу современных художников.

«Вечер абсурда №3 (Полонез)» – Театр имени Моссовета

Сергей Юрский поставил пьесу драматурга Игоря Вацетиса и сыграл одну из ролей. «Полонез» продолжает традицию абсурдистского театра на сцене «Под крышей» и замешан на азартной игре не только с содержанием, но и с формой. Юрский составил свой «Полонез» из коротких сценок-этюдов, плавно перетекающих из одной в другую: «Версаль», «Прогулка», «Трое в пальто», а под занавес – «Полонез» – метафора бесконечности движения. В спектакле звучит горькая ирония в адрес нынешнего дня. Современный абсурд, по мнению Юрского, заключается в том, что люди не понимают, не слышат друг друга, но с удовольствием при этом следуют канонам и традициям, которые давно изжили себя.

«Не верю» – Театр имени Станиславского

В преддверии 150-летнего юбилея Станиславского театр, носящий его имя, пополнил свой репертуар спектаклем «Не верю» по мотивам книги «Моя жизнь в искусстве». Пьесу написал Михаил Дурненков, и речь в ней идет о Константине – современном двойнике Станиславского, когда-то променявшем режиссерскую карьеру на бизнес. Главную роль режиссер Марат Гацалов доверил актеру Александру Усердину. А художник Ксения Перетрухина превратила сценическую площадку в интерактивный музей: зрители могут пройтись по сцене, потрогать декорации и поверить в то, что грань между сценой и жизнью весьма условна.

Оперные спектакли- пятиминутки – театр кукол «Тень»

Задача постановщиков – в пятиминутной зарисовке дать квинтэссенцию шедевров Бизе, Моцарта, Чайковского. Режиссер Илья Эппельбаум произвел точный отбор «главного» и жесткое отсечение ненужного. Для прекрасной и легкомысленной соблазнительницы Кармен он придумал роскошный турнюр. Именно этим пышным шлейфом Кармен может опутать любого заинтересовавшего ее мужчину, а, разозлившись, может встать на турнюр как змея на хвост. Не менее оригинальна трактовка «Евгения Онегина», где на авансцену выставлены два рояля – белый и черный. В сцене дуэли, когда весь в белом Онегин стреляет в одетого в черный траур Ленского, – подстреленной птицей падает не Ленский, а именно рояль. Стиль представления откровенно пародиен, но пародия тут неуловимо переходит в любование, ирония – в восторг, карикатура – в воспевание.

«Город.OK» – студия «SounDrama»

Московская студия SounDrama и труппа американских выпускников Школы-студии МХАТ «Шестая студия» представили постановку «Город.OK». Спектакль создан на основе двух произведений: «Истории Нью-Йорка» Ирвинга и «Истории одного города» Салтыкова-Щедрина. «Город.ОК» – попытка изучить взаимоотношения американской и русской культур. В итоге благодаря сочетанию звуков, ритмов, музыки на глазах у зрителей рождается третий, никому не известный, но понятный каждому язык. Режиссер постановки Владимир Панков отбрасывает за ненадобностью все структурные особенности «Истории Нью-Йорка», извлекая из Ирвинга только то, что может быть сопряжено с теми или иными моментами истории города Глупова. То есть за единственную основу берет Салтыкова-Щедрина, а Ирвинга использует в качестве своего рода «прививки».

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • «Звезда Театрала»-2020: прием заявок близится к финалу

    15 июня по сложившейся традиции дирекция международной премии «Звезда Театрала» завершает приём заявок на самую престижную зрительскую награду. Но у поклонников театра ещё есть время для того, чтобы определиться со своим выбором, зайти на сайт премии, и номинировать лучших актёров, режиссёров, театры и премьеры сезона. ...
  • «Звезда Театрала»-2020 собрала рекордное количество заявок

    В эти дни, когда призыв «Сиди дома» оказался актуальным для большинства наших сограждан, во много раз возросло не только число посещений сайта журнала «Театрал», но и страницы Премии зрительских симпатий «Звезда Театрала». ...
  • «Звезда Театрала»-2020: наш ответ пандемии!

    В условиях столь масштабного карантина в приоритете у миллионов зрителей оказались онлайн-трансляции концертов и спектаклей, экскурсий и мастер-классов. В эти дни едва ли не самой топовой новостью в сфере культуры становится любое сообщение о том, что тот или иной театр покажет свой спектакль в Сети (доказательством тому является и бьющая все рекорды по посещаемости новая рубрика «Театрала» «Aфиша онлайн-трансляций»). ...
  • За лучший «артответ» пандемии вручат премию «Звезда Театрала»

    Дирекция международной Премии зрительских симпатий «Звезда Театрала» приняла решение учредить специальную номинацию для лучших  онлайн-проектов, созданных актерами, режиссерами и деятелями культуры в условиях карантина и самоизоляции. ...
Читайте также