Дважды рожденный

После трагедии на съемках артист и каскадер Виктор Евграфов не боится больше ничего

 

Пятнадцать лет назад он получил травму на съемочной площадке. В фильме «Дети капитана Гранта» участвовал как каскадер – сложнейшие трюки выполнял без единой царапины. Но за десять дней до окончания съемок, помреж перепутал команды, и артист с напарником столкнулись в воздухе.
Потом была мучительная борьба с недугом, растянувшаяся на несколько лет. Виктор Евграфов заново учился ходить. А ночами, на медицинской койке, преодолевая дикую боль, водил шариковой ручкой по листу бумаги– пытался выразить то, что чувствует в этот момент. Получались десятки абстракций, однако он мог бы и сегодня разъяснить суть каждой из них…

И хотя кинокарьера Евграфова оборвалась в самый блестящий момент, он все равно вернулся в профессию. Правда, его полет сегодня уже не столь высокий, артист не делает больше пируэтов в воздухе, зато преподает каскадерское мастерство в родной Самаре, а вечерами… пишет картины.

«Учительница не простила обиды»

Он всегда и во всем шел вопреки обстоятельствам. Даже свою знаменитую роль – профессора Мориарти в сериале Виталия Мельникова «Приключения Шерлока Холмса» – сыграл потому, что в юности познал природу авантюризма:

– После того как фильм прошел в прокате, я получал письма со всего Союза: мол, как вам удалось сыграть злодея, холодная энергетика которого проходит даже через экран? А ничего сложного в этом нет: просто я нашел в себе общие черты с характером профессора, ведь в школьные годы был невероятным авантюристом. Я тоже, как и он, старался быть сильным, гордым и независимым. А началось все в 6м классе, когда меня оставили на второй год. Дело в том, что мой друг влюбился в учительницу. Как любой мальчишка тринадцати лет, он хотел произвести впечатление. Но делал это не цветами и подарками, а кознями и кривлянием. Однажды он пришел ко мне и сказал, что мы идем бить окна в ее доме. Меня это поразило, ведь она нам ничего плохого не делала. А он меня поставил перед фактом: дескать, как верный друг должен идти со мной. И, по самому предательскому стечению обстоятельств, после битья окон я столкнулся с учительницей возле ее дома.

Самоуверенность меня подвела, и экзамены не помогли – меня оставили на второй год. Первого сентября я пришел в класс и скромно сел за последнюю парту, но учительница мне сказала: «Евграфов, пересядь вперед». Я, естественно, воспротивился такому приказанию. И разговор у нас произошел весьма смелый. «Евграфов, может, ты мне нравишься. Я хочу, чтобы ты сел вперед». «А вы мне не нравитесь!»– от испуга ляпнул я, встал и случайно зацепился за гвоздь, торчащий из стула. Как назло, кровь предательски потекла по ноге, и я пошел к учительнице. А дальше от стыда и обиды столкнул со стола ее сумку. Кстати, эту природу конфликта я запомнил на всю жизнь, помнил о ней в «Шерлоке Холмсе», ведь у профессора Мориарти тоже было непреодолимое чувство обиды, которое он тщательно скрывал.

На том злосчастном уроке сидеть я больше не мог и… побежал топиться. За железной дорогой была небольшая речка. Я разделся и переплыл на другой берег. Не утопился. Опять переплыл. Не утопился. Думаю: «Да что ж такое!» В третий раз поплыл. И снова оказался на берегу. Потом уже мне мама рассказывала, как меня крестили, а это было в 1948 году, время тяжелое, и крестила бабушка на кордоне в бочке. Она меня в бочку окунала, и я вырвался– пошел на дно. Все перепугались, а бабушка говорит: «Чего вы боитесь, теперь он ни в море, ни в окияне не утопнет!» Так что только зря я вымок тогда.

«Мне приснилась Ванга»

Виктор Иванович – человек энергичный. После каскадерской травмы на долгое время он выпал из актерского гнезда, но справился со своими бедами, наверное, потому, что дух борьбы никогда его не покидал. Даже в самарской квартире как своеобразная иллюстрация характера хранится небольшая коллекция шпаг и мечей XIX века:

– С этим оружием я играл лучшие свои роли. Оно вдохновляет меня, напоминает, что я многое могу.

О своей борьбе он готов рассказывать часами:

– После того как я встал на ноги, мне было страшно выходить на улицу. Я мог упасть в обморок и четко понимал, что никто не обратит на меня внимания. Подумаешь, мужик лежит… И однажды в моей жизни настал «полевой» уровень. Это точка, после которой жить просто невозможно. Тебя пронзает страх, ты боишься выходить из дома и два часа можешь стоять в коридоре и застегивать куртку. Полное отчаяние. Замкнутый круг, в котором даже свет гаснет. И именно в этот момент случилось то, что вернуло меня к жизни. Мне приснилась Ванга – та самая болгарская пророчица– мы сидим в лесу, недалеко от того места, где я получил травму. Она кидает в костер какие-то листочки, а они быстро сгорают, подхваченные пламенем. Я проснулся и долго про себя повторял: листочки, костер, огонь. А потом меня осенило: я взял свои рисунки, сделанные на больничной койке, и пошел в парк. Был сильный дождь. Ночь. Я все время спотыкался, падал на неокрепших ногах, но нашел место, где можно развести костер. Рисунков было около тысячи. Искры красиво вздымались над пламенем… И вдруг я впервые за пять лет почувствовал, что ничего не боюсь – я твердо стоял на ногах. Мое тело как будто перепрыгнуло порог падения. А потом я несся домой со слезами радости, потому что понимал: мне больше нечего бояться. Когда я наконец вернулся домой, мама, сильно испуганная, начала расспрашивать, где я был ночью и почему весь такой грязный, но в эйфории смог произнести всего одну фразу: «Теперь со мной все в порядке!» И снова начались радостные дни, я даже осмелел и взял в руки кисти и краски.

Сейчас картины и графические рисунки Евграфова выставляются в галереях Самары – оригинальное сочетание красок, мелков и графита воплощается на холсте портретами и пейзажами:

– Для меня живопись стала отдушиной, надеждой на нормальную жизнь. В каждом рисунке была маленькая история, кусочек моей души. Я долго к этому шел.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Евгений Писарев: «Я приезжаю к маме — там культ меня!»

    Журнал «Театрал» продолжает публиковать главы из книги «Мамы замечательных детей», которую мы издали нынешней весной, но пока не успели широко представить читателям. Этот уникальный сборник состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов, которые рассказывают о главном человеке в своей жизни — о маме. ...
  • Ольга Прокофьева: «Ее силе мог позавидовать любой мужчина»

    Журнал «Театрал» продолжает публиковать главы из книги «Мамы замечательных детей», которую мы издали нынешней весной, но так и не успели широко представить читателям. Этот уникальный сборник состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов, которые рассказывают о главном человеке в своей жизни — о маме. ...
  • Римас Туминас: «Однажды мама меня спасла»

    Журнал «Театрал» продолжает публиковать главы из книги «Мамы замечательных детей», которую мы издали нынешней весной, но, по известным причинам, так и не успели широко представить читателям. Этот уникальный по душевности сборник состоит из пятидесяти монологов именитых актёров, режиссёров и драматургов, которые рассказывают о главном человеке в своей жизни — о маме. ...
  • Вера Васильева: «В театр сбежала от повседневности»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет необычный сборник — 50 монологов именитых актеров, режиссеров и драматургов о любви к маме. Представить публике эту удивительную по теплоте и душевности книгу помешал всеобщий карантин, поэтому мы решили опубликовать отдельные её главы, чтобы в условиях унылой изоляции у наших читателей улучшилось настроение, и они позвонили своим близким — сказать несколько добрых слов. ...
Читайте также