Грешницы: раскаявшиеся, и не очень

 
Сцена из спектакля «Сибирь»

Два главных режиссера двух московских оперных театров выдали в конце сезона по новой постановке: Дмитрий Бертман представил «Сибирь» Джордано в «Геликоне»; Александр Титель – «Cosi fan tutte» Моцарта в Театре имени Станиславского и Немировича-Данченко. При всей несхожести материала и авторского почерка спектакли имеют точку соприкосновения: на них режиссеры освоили новые для себя сценические площадки.
Справедливости ради надо сказать, что Дмитрий Бертман уже адаптировал для помещения «Et cetera», где «Геликон» будет работать в период строительства его собственного здания, датскую постановку «Русалки». Однако «Сибирь» – первый спектакль, изначально выпущенный в пространстве нового зала. Действие малоизвестной у нас итальянской оперы разворачивается в Петербурге, а затем на сибирской каторге, куда героев приводят разнообразные страсти. Режиссер вместе с дирижером Владимиром Понькиным подробно выстраивает каждый актерский образ: трогателен Дмитрий Пономарев в роли влюбленного юноши Василия. Не по-оперному характерен и выразителен Андрей Вылегжанин в роли авантюриста Глебова. Наталия Загоринская в партии Стефании создает чарующий образ благодаря своей неповторимой индивидуальности и удивительно точной вокальной и актерской интонации. Искренность актеров вытягивает «русский» сюжет, который трудно воспринимать без смеха: убийственный замес итальянских оперных клише с коллизиями в духе Достоевского и Толстого напоминает голливудские «клюквы» по русской классике и мелодраматическую сагу Никиты Михалкова «Сибирский цирюльник». Дмитрий Бертман, а также его неизменные партнеры – художники Татьяна Тулубьева и Игорь Нежный, не стали создавать спектакль в духе психологического реализма: ирония оригинально сочетается с эстетичным визуальным решением. Падает снег, звучат цитаты из «Эх, ухнем» и «Боже, царя храни», а прекрасная героиня – натурально раскаявшаяся грешница – умирает под звон колоколов.

[%6817%]Про прекрасных грешниц поставили свой спектакль и Александр Титель с дирижером Вольфом Гореликом. И если гениальность партитуры Моцарта неоспорима, то сюжет, придуманный Лоренцо Да Понте, приводит в недоумение. По инициативе некоего Альфонсо (Дмитрий Ульянов) два молодых человека решают проверить своих невест на верность. Они якобы уходят на войну, а затем, переодевшись до неузнаваемости (!!!), в считанные часы соблазняют своих невест. Но Альфонсо не советует им бросать девушек, ибо таковы все женщины – вероломны и легкомысленны. Прочитать этот сюжет как условную «комедию масок» – самый очевидный вариант. Но Александр Титель не стал повторять своих предшественников. Он ухитрился оправдать не только маловероятное неузнавание девушками своих женихов, но и саму их принципиальную неверность: война всему причиной. А действие, естественно, разворачивается в полевом госпитале. Дорабелла (Наталья Владимирская) и Фьордилиджи (Наталья Мурадымова) – не только сестры по крови, но еще и медсестры. А их женихи Феррандо (Алексей Долгов) и Гульельмо (Илья Павлов) – находящиеся на лечении солдаты. И сюжет обретает жизненность: солдаты с фронта то ли вернутся, то ли нет, а потому не грех заняться любовью с новыми пациентами. Узнать же их невозможно по очень простой причине: лица молодых людей перебинтованы. Да и вообще, военная форма всех унифицирует.

Музыкальная составляющая спектакля не столь логична. Духовые звучат грубо и часто неряшливо. Странен звуковой баланс оркестра, расположенного на галерее над залом. Мужские партии спеты лучше, чем женские. Пожалуй, только Наталья Владимирская достойно справилась с техникой моцартовских арий. Но в целом спектакль, которым Александр Титель дебютировал на недавно отстроенной Малой сцене Театра Станиславского и Немировича-Данчено, занимателен и остроумен. А грешницы, хоть и не сильны в вокале, молоды, изящны и обаятельны.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

Читайте также