Преступление и наказание

Чем грешат и как за это расплачиваются актеры российских театров

 

Третий звонок. Зрители заняли свои места. Вот-вот погаснет свет и откроется занавес. Публика и не предполагает, какие страсти в этот момент могут бушевать за кулисами. Главный герой застрял в пробке и шлет отчаянные sms с просьбой задержать спектакль. Артист Х явился вовремя, но нетвердо держится на ногах… «Театрал» попытался выяснить, на какие прегрешения способны артисты и как театры с этим борются.
«До сих пор чувствую свою вину»

Сегодня, чтобы заработать на хлеб насущный, да и популярность собственную поддержать, актеры буквально разрываются на части между различными театрами, проектами, съемочными площадками.

Оксана Мысина, например, вспоминает период, когда играла 30 спектаклей в месяц в пяти театрах. Естественно, неизбежная накладка однажды случилась: в один и тот же день актриса должна была играть Тойбеле во МХАТе и Катерину Ивановну в ТЮЗе. Билеты проданы, причем во МХАТе, как известно, тысячный зал. Разруливать ситуацию взялся режиссер Кама Гинкас. Переговоры между театрами продолжались до пяти часов утра, и в итоге ТЮЗ одержал победу. А во МХАТе спектакль заменили, объявив, что постановка откладывается «по техническим причинам».

– Сколько лет прошло, но я до сих пор помню свой ужас и чувство вины, – говорит Оксана Мысина «Театралу». – Теперь выверяю свой график настолько тщательно, что близкие уже подшучивают надо мной. Но я этому рада: пусть шутят – главное, зрителей не подвести.

Актриса Вахтанговского театра Марина Есипенко и сегодня не может понять, как она однажды просто забыла о спектакле и не сыграла свою роль в «Без вины виноватые». По счастью, администрация театра успела вызвать актрису из другого состава. Но дисциплинированной Есипенко, у которой никогда подобных прегрешений не случалось, конечно, влепили выговор. Впрочем, как сказала она корреспонденту «Театрала», «выговор – ерунда по сравнению с той досадой, обидой и страхом, которые довелось пережить в тот злосчастный день. Ведь для артиста нет ничего страшнее, чем потерять работу в любимом театре».

Как оказалось, от подобных случаев не застрахован ни один артист. И даже самые титулованные, самые ответственные и серьезные деятели сцены хотя бы раз в жизни взывали ко всем богам, лишь бы успеть к началу спектакля. В числе опоздавших оказался однажды и Олег Басилашвили, которому невнятно объяснили место выездного спектакля, и он исколесил в такси половину Ленинграда в поисках ДК, где предстоит играть. Приехал за пять минут до начала и с ужасом ожидал реакции Георгия Товстоногова. Но по счастью, Товстоногова не было, а коллеги проявили благородство и не нажаловались суровому мэтру.

«Не поедешь на гастроли»

Что касается пьянства, то это, как известно, беда для большинства театров.

Когда Олег Табаков возглавил Художественный театр, он объявил, что первым делом расстанется с пьющими артистами. И вскоре подписал приказ об увольнении целого ряда лиц. В ответ ему угрожали судами, клялись, что добьются восстановления в труппе, но алкоголизм в МХТ удалось победить.

Впрочем, на столь жесткие и решительные меры способны далеко не все худруки, поскольку уволить артиста можно в два счета, но гораздо сложнее найти ему замену. Николай Чиндяйкин по просьбе «Театрала» вспомнил историю из своей провинциальной жизни, когда он, ведущий артист ростовского ТЮЗа, поехал на гастроли в город Енакиево:

– Мы играли бразильскую сказку «Синяя ворона». В спектакле была занята лишь одна женщина – Рита Лобанова, а все остальные роли играли мужики, которые по сюжету раскачивались на лианах. И все бы хорошо, но до спектакля артисты прошлись по магазинам, и оказалось, что в Енакиево продается вино в трехлитровых банках… Короче говоря, на спектакль пришли изрядно разгорячившись. Я и сейчас удивляюсь, как они не попадали со своих лиан. Спектакль шел со скрежетом и готов был вот-вот сорваться. Маргарита все это время рыдала, потому что они ее, единственную трезвую, не слушали и делали что хотели. Когда весь этот ужас закончился, в театре разгорелся скандал. На следующий день, конечно, устроили комсомольское собрание, на котором Рита снова не могла сдержать слез. И все понимали, что никаких поблажек артистам не светит. Конечно, им объявили строжайший выговор, обещали взять на поруки, а под конец слово предоставили артисту Саше Габу. Он вышел перед труппой, чтобы еще раз попросить прощения: «Простите нас, и ты, Рита, прости. Хотя к чему переполох?! Ну да, мы перебрали с вином. Но вы ведь сыграли спектакль. Худо-бедно, но сыграли. Да и не так уж плохо он прошел. Нормально все было. Все артисты играли ровно. А честно говоря, Рита, ты одна была не в ансамбле». Этой репликой он смазал все собрание, поскольку в зале начался истошный хохот…

И все же, как показывает практика, никакими выговорами и товарищескими судами алкоголизм в коллективе победить невозможно. Единственно верный способ – расстаться с пьющими людьми. Например, в Театре Пушкина так сделали Роман Козак и Евгений Писарев, поэтому и сегодня за появление перед спектаклем в нетрезвом виде артиста могут не только снять с роли, но и отозвать документы, если он выдвигался на очередное звание.

Когда виноват зритель

Впрочем, труднее всего призвать к дисциплине зрителей. Звонки мобильников – это еще полбеды. Часто театральным администраторам приходится разбираться со зрителями, которые, опоздав из-за пробки, требуют посреди действия пустить их на спектакль или вернуть деньги, особенно если билеты стоили дорого. Об этом рассказала «Театралу» администратор МХТ Валентина Иванова:

– На спектакль «Мастер и Маргарита» два зрителя пришли без двадцати восемь, а билеты у них были в середину первого ряда. Они представились юристами, я им долго и вежливо объясняла, что вход в зал невозможен, что на билетах написано: вход в зрительный зал после третьего звонка воспрещен, что актеры уже сорок минут играют, а зрители столько же минут сидят в зале и смотрят спектакль. Но юристы совершенно беспардонно начали ссылаться на законы РФ: дескать, там не указано, во сколько следует приходить в театр, а потом достали диктофон и стали записывать происходящее. Кое-как нашли общий язык, я тихонько усадила их с краю, сказав, что на свои места они могут перебраться в антракте. Но поскольку настроены они были агрессивно, мы с коллегой пересказали этот инцидент Игорю Вернику. А Игорь должен был выходить на сцену как раз в начале второго действия в роли конферансье Бенгальского. Он вышел и сообщил, что в зале находятся два юриста, которые хотели сорвать спектакль: «Может, для вас сначала сыграть спектакль, господа?! Что вы хотите?! Сорвать всему залу удовольствие от спектакля?!» От неожиданности юристы переглянулись. Думаю, этот урок они запомнили навсегда.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Нью-Йорк спас Москву от Этуша

    Муниципальные депутаты Пресненского округа столицы приняли революционное решение – они выступили против возведения памятника народному артисту и герою войны Владимиру Этушу, защищая москвичей от монументов. Жители города ещё не успели узнать об этом заботливом депутатском решении, а из далекого Нью-Йорка уже донеслось: «Мы победили! ...
  • «Мы надеемся отстоять автономность театра»

    В Иркутске под угрозой исчезновения оказался авторский композиторский рок-театр «Театр Пилигримов», созданный 30 лет назад музыкантом Владимиром Соколовым. Министерство культуры и архивов Иркутской области приняло решение реорганизовать театр-студию и присоединить к Иркутскому областному музыкальному театру. ...
  • «Эти 25% по-настоящему любят театр»

    В Москве с 13 ноября действуют новые ограничения в связи с распространением коронавируса – до 15 января 2021 года максимальное число зрителей в театрах не должно превышать 25% вместимости зала. «Театрал» поговорил с руководителями столичных театров о новых правилах в связи с пандемией. ...
  • «В опасности все и всегда»

    «Театрал» продолжает следить за расследованием дела театрального педагога Александра Березкина, которого уже почти три месяца держат в СИЗО. На днях Мосгорсуд вновь продлил меру пресечения, хотя потерпевшая призналась, что соврала. ...
Читайте также