«Мне приходилось спасать людей…»

На московских сценах играют танкисты, ракетчики и подводники

 

В преддверии 23 февраля «Театрал» попросил артистов вспомнить армейскую службу

Эвклид Кюрдзидис:

– После театрального училища я должен был проходить службу во Львовском военном театре. Но так как одновременно со мной в армию забирали моего брата Эдуарда и он попал во внутренние войска, я подумал: «Мой младший брат будет служить с автоматом в руках, а я в это время на сцене играть?» Пошел в военкомат и написал заявление с просьбой отправить меня в войска. Сначала попал в авиационный полк и очень обрадовался, потому что с детства люблю самолеты и для меня полет – это какое-то особенное состояние. И уже представлял, как буду летать на самолетах, сопровождать какие-то грузы. Но все сложилось иначе. Через месяц меня отправили в штаб ракетных войск в Капустин Яр. Я отслужил там два года, прошел «дедовщину», совершал в три утра марш-броски, стрелял из автомата, откапывал людей из-под снега. Там же снегопады сумасшедшие, и в результате буранов все время возникали какие-то ЧП, и, естественно, на поиски поднимали войска. Так что за время службы мне не раз приходилось спасать людей. А перед самым дембелем я стал свидетелем первых взрывов ядерных ракет, которые производили на нашем показательном полигоне после подписания между СССР и США договора о сокращении ядерных запасов.

Александр Семчев:

– Я служил на Байконуре в космических войсках. Можно сказать, повезло, потому что с детства мне нравилось все, что связано с космосом, а на космодроме я увидел, как запускают ракеты, в том числе и «Буран». Зрелище, я вам скажу, впечатляющее. Но моя служба не была напрямую связана с этими запусками. Сначала я проходил подготовку в учебном подразделении, изучал профессию радиотелеграфиста. А потом перешел в армейский ансамбль. Там освоил все жанры: играл на большом барабане, пел патриотические песни, читал стихи, вел концерты, ставил литературные композиции. Все это меня настолько увлекло, что я решил после армии пойти в артисты.

Андрей Леонов:

– Для меня служба была полезным опытом, она научила меня жизни. И хотя до этого я год отработал в театре, именно в армии стал самостоятельным человеком. Я добился того, чтобы меня направили в Ковров, в танковую дивизию. Очень хотелось стать профессиональным танкистом. Проучившись шесть месяцев в школе сержантов, я получил специальность «командир танка» и «наводчик 3-го класса». Но одно дело – мечта, и совсем другое дело – суровая армейская реальность: танк я видел, к сожалению, всего раз пять-шесть. А в остальное время возил на «уазике» нашего комбата, что-то строил. Поэтому, проходя службу фактически с лопатой в руках, не вполне насладился героической профессией танкиста. Но я не теряю надежды довести свою мечту до конца – сыграть танкиста в кино или, может, снова пойти служить.

Валерий Яременко:

– Я служил в своем родном городе Севастополе в Ансамбле песни и пляски Черноморского флота, поэтому за два года службы научился петь и танцевать.

У меня была не служба, а так – пионерский лагерь. Нам не командовали «рота, подъем!», и мы не совершали марш-бросков. У нас даже тихий час был после занятий. Поэтому в студенческие годы я вспоминал эту службу с горечью: очень уж хотелось вернуться в родной ансамбль. За два года службы я научился многому. Мы пели даже мужские хоры из «Отелло» Верди, из «Бориса Годунова» Мусоргского, а капеллу Эрнесакса...

И Москву я увидел впервые именно благодаря воинской службе. Дело в том, что мы участвовали в конкурсе военно-морских ансамблей, который проходил на сцене Театра Советской армии. Этот день никогда не забуду. И не только потому, что заблудился в театральных коридорах и еле успел занять свое место в хоре, но и потому, что именно в этот день наш ансамбль стал лауреатом премии имени Николая Островского. Первое место на самой масштабной театральной сцене Москвы стало ассоциироваться и с первым ощущением моей личной победы!

Эта уверенность в профессиональных возможностях очень пригодилась мне при поступлении в театральный вуз. Я даже искусственно имитировал волнение, чтобы не казаться слишком самонадеянным…

Алексей Булдаков:

– Службу я проходил в Хабаровске в сухопутных войсках. Сначала учился в школе сержантов. Мы регулярно выезжали на полигон, стреляли и днем и ночью из автоматов и гранатомета, бросали боевые гранаты. От этой бесконечной пальбы можно было сойти с ума, поэтому больше всего на свете я мечтал хотя бы на денек отлучиться. Но чтобы дали увольнительную, нужно было хорошо стрелять, поэтому старался что есть мочи. И вдруг, месяца через три, меня за прилежание наградили однодневным отпуском. Счастью не было границ! Не мог дождаться, когда этот день наступит, и в любую свободную минуту готовил себе «парадочку» из обычной формы: пришивал погоны, начищал пуговицы. И день тот я провел замечательно. Девчата оборачивались вслед! Но я знал, что однажды наступит время и в увольнительную ходить я смогу без всяких проблем.

Так оно и вышло – через полгода сдал экзамены на «отлично», мне присвоили звание младшего сержанта и оставили служить в учебке. И теперь уже я занимался с будущими сержантами спецподготовкой и стрельбой, а главное – мог сам себя отправлять в увольнительные.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Владимир Андреев: «Между Кандинским поздним и ранним»

    «Это два эскиза Кандинского: поздний и ранний, где он чистый импрессионист! – сразу увлекает нас в экскурсию своему кабинету президент Ермоловского театра Владимир АНДРЕЕВ. – У меня даже есть работа Кандинского, на которой Ивана-царевича с царевной, несет серый волк. ...
  • Практический опыт

    По традиции, в новогодние праздники напоминаем лучшие тексты минувшего сезона. В нашей подборке – закулисье театра «Практика» (материал из июльского номера, вышедший в рамках спецпроекта «Театрала»). На первый взгляд закулисье этого театра напоминает подводную лодку или бункер. ...
  • «Ничего лучше уже не придумать»

    В праздничные дни, по традиции, повторяем материалы, вышедшие в «Театрале» в минувшем году. Сегодня в нашей подборке – закулисье театра «Мастерская Петра Фоменко».  «Когда мы ставили «Бесприданницу» (это была первая премьера в здании Новой сцены), Петр Наумович шутил: Паратов будет приплывать на своей «Ласточке» прямо по Москве-реке и выходить на сцену через окно», – рассказывает «Театралу» главный администратор «Мастерской Петра Фоменко» Вера ЗАВГОРОДНЯЯ. ...
  • Пространство без границ

    Переступив порог Театра Олега Табакова, зрители тянутся за телефонами. Не сделать здесь фото невозможно: от пола до потолка стены покрыты зеркалами самых разных размеров и форм. Идея нового пространства Сцены на Сухаревской принадлежит художественному руководителю Владимиру Машкову. ...
Читайте также