«Мы к вам приехали на «чёс»

Какие преимущества вам дает антреприза?

 

На вопрос «Театрала» отвечают эксперты номера

Игра на выживание

Уже третий год подряд у нашей премии «Звезда Театрала» есть номинация «Лучшая антреприза». И третий год вокруг этой номинации не утихают закулисные страсти. Одни участники антрепризы огорчаются, что их не номинировали на премию, хотя залы почти всегда полны. Другие возмущаются, что их спектакль попал в такую сомнительную, с их точки зрения, номинацию. Год назад известный творческий коллектив устами своего пресс-секретаря даже грозил журналу «Театрал» судом, если мы не вычеркнем их спектакль из этой «позорной номинации». Мы не вычеркнули, пытаясь объяснить, что номинирует на премию зритель, а мы лишь фиксируем предложения. И голосует тоже зритель, определяя победителя. Но театр был неумолим, обиженно грозя скандалом. Скандал, к сожалению, не состоялся, потому что победу одержал антрепризный спектакль театра Сергея Безрукова «Страсти по Емельяну». И обиженные остались ни с чем. Может, потому заранее и обижались, предчувствуя поражение?

Эта скандальная история окончательно убедила нас в том, что номинацию по антрепризам, которую мы поначалу учреждали для эксперимента, следует сохранить в качестве постоянной уже хотя бы потому, что вокруг нее кипят такие страсти. Что зритель охотно номинирует и активно голосует. И что хорошие актеры не стесняются своей работы в антрепризе, если эта работа качественная, а материал достойный.

Сегодня никто не спорит с тем, что антреприза в пору своего бурного расцвета стала сильно смахивать на театральный «чёс», дающий возможность известным актерам зарабатывать на сносную жизнь.

А иногда и на выживание, если родные репертуарные театры не могли предложить ни достойных ролей, ни достойных зарплат. Можно ли при этом винить актеров в «чёсе»? Наверное, да, если это всего лишь «чес». Конечно же – нет, если это по-настоящему игра. У кого повернется язык назвать «чёсом» «Квартет» Басилашвили и Фрейндлих или «Ужин с дураком» Хазанова с Басилашвили? Или «Старую деву» с Инной Чуриковой и Зинаидой Шарко, или «Неаполитанские страсти» с Владимиром Этушем и Лидией Вележевой?.. Даже потрясающий вахтанговский спектакль «Пристань» в определенном смысле можно рассматривать и как талантливую мозаику иронично мудрого Туминаса, мастерски сложенную им из отдельных звездных антреприз в органичную философскую фреску. Хотя, подозреваю, такое сравнение может и покоробить отдельные впечатлительные души.

Как бы там ни было, а зритель на нашем сайте за «Пристань» голосовал так же неистово горячо, как и за некоторые антрепризы, сознательно рассчитанные на массовое «браво». Голосовал не только за лица. Не только за имена. Голосовал за игру, пусть порою и очень короткую, но сделанную на «браво!».

Мария Аронова:

– Все, что касается антрепризного театра, это некая гонка: репетиции в сжатые сроки, быстрый выпуск спектакля. Нет того размаха, который присутствует в репертуарном театре. Нет серьезных философских спектаклей. Потому что на антрепризном рынке зрителю нужны в основном комедии. Но в антрепризе очень много положительных моментов. Во-первых, ты решаешь сама, с кем работать. Во-вторых, в антрепризе ты зарабатываешь деньги. Но при всей моей любви к антрепренерам, если на чашу весов поставить театр репертуарный и антрепризный, то я отдам предпочтение первому. Хотя и в репертуарном театре минусов достаточно. В любом случае ты солдат, ты раб и полностью зависишь от руководителя. Слава богу, в нашем Театре Вахтангова сейчас расцвет. Римас Туминас – режиссер мирового уровня, да еще и приглашает к нам талантливых постановщиков. Он нас всех объединил, вывел наш театр на фантастический уровень. И дай бог ему терпения, творческих порывов, чтобы он как можно дольше руководил нашим театром.

Михаил Полицеймако:

– Конечно, есть за что ругать антрепризу, если она сделана тяп-ляп, если за два часа до начала спектакля на главную роль вводят нового артиста. В своей жизни я только одну антрепризу репетировал четыре месяца – спектакль «Папаши». А в основном спектакль делается один-два месяца. Но и плюсы в антрепризе есть. Во-первых, там не бывает ролей, которые ты не хочешь играть. То есть нет обязаловки, как в репертуарном театре, где сегодня ты играешь Гамлета, а завтра лучника. Во-вторых, антреприза коммерчески выгоднее для артиста. К тому же в последнее время антреприза значительно прибавила в качестве. Теперь это сильный конкурент репертуарному театру. Для моих родителей «Таганка» была их вторым домом. А сейчас многие известные артисты убегают из такого дома, чтобы заработать на стороне. Я сам именно по этой причине не работаю в репертуарном театре – нет ощущения дома. К тому же репертуарный театр в своей основе закладывает определенное голодное и рабовладельческое существование артистов в данной профессии, а антрепризный дает свободу.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • «В опасности все и всегда»

    «Театрал» продолжает следить за расследованием дела театрального педагога Александра Березкина, которого уже почти три месяца держат в СИЗО. На днях Мосгорсуд вновь продлил меру пресечения, хотя потерпевшая призналась, что соврала. ...
  • Александр Березкин: «Поддержка для меня много значит»

    17 августа в Общественной палате РФ прошел круглый стол, где обсуждали положение детских школ искусств в России. Настоящим взрывом стало выступление доцента Московской консерватории Михаила Лидского, который говорил на самую страшную тему – ложных клеветнических обвинений в педофилии, которые уже сейчас прошлись катком по судьбам людей. ...
  • «Казус Березкина»: в поддержку педагога, попавшего в «план по педофилам»

    Продолжается расследование дела театрального педагога Александра Березкина, обвиненного в развратных действиях по отношению к несовершеннолетней. Дело возбудили на основании заявления одной из родительниц... За педагога вступилось множество его коллег, родителей его воспитанников. ...
  • Помощник бухгалтера «Седьмой студии» заявила о давлении следствия

    В понедельник, 15 июня, на заседании в Мещанском суде помощник бухгалтера «Седьмой студии» Элеонора Филимонова отказалась от данных ранее показаний, она сообщила о давлении на нее следствия.   Свидетель по делу «Седьмой студии» Элеонора Филимонова заявила, что помогала бухгалтеру «Седьмой студии» Нине Масляевой с оформлением документов, о хищениях ей известно в тот период не было. ...
Читайте также