Чего-то нет, чего-то жаль…

«Антоний & Клеопатра. Версия». Театр «Современник». Режиссер Кирилл Серебренников

 

Кирилл Серебренников – не случайно один из самых востребованных режиссеров Москвы. У него есть чутье на выигрышные ходы и силы их осуществлять, а это совершенно необходимые качества для человека, который хочет быть на коне...
Вот некоторые слагаемые успеха, приемы или стратегии, которыми Серебренников пользуется постоянно. В его спектаклях обязательно заняты медийные звезды. В его спектаклях всегда есть несколько лихо придуманных провокативных ходов, о которых тут же начинают горячо спорить. Спектакли Серебренникова немного льстят публике, поскольку в них затронуты серьезные темы, поданные в легкой, удобоваримой театральной форме. При кажущейся элитарности постановки Серебренникова общедоступны. При этом Серебренников – режиссер, который уважает своих зрителей. Не ложится под них, а именно уважает. Ценит. Любит их удивлять. И зрители не могут не платить ему за это как минимум интересом к его спектаклям, то есть аншлагами.

Учитывая все это, его премьеру «Антония и Клеопатры» в «Современнике» с Чулпан Хаматовой и Сергеем Шакуровым в главных ролях ждали с нетерпением. Однако заявленный на конец прошлого сезона спектакль все отодвигался и отодвигался, что лишь подстегивало зрительский интерес. Премьеру сыграли в начале октября.

И тут случилось неожиданное. Спектакль – не выстрелил.

Не выстрелила Хаматова в роли Клеопатры, которая могла бы стать для актрисы переходом на качественно иной уровень – переходом с ролей симпатичных барышень с характером на роли женщин, чувствующих глубоко, страстных, уже многое переживших. Словом, на роли женщин, у которых есть не только молодость, хорошенькие глазки и сложные жизненные обстоятельства, но – судьба. Не сложилось. Хаматова в этом спектакле, к сожалению, осталась в рамках своих старых наработок, приемов, зачастую штампов, которые в Клеопатре не просто не сработали, но чудовищно затормозили актрису и не дали ей сыграть так глубоко и по-настоящему, как она, безусловно, могла бы.

Назначение Сергея Шакурова на роль Антония казалось безупречным, между тем актер сыграл будто вполноги, так, что, казалось, он лишь «проходит» сцены, жалеет мощь своего таланта и профессионализма, или не знает, как их применить.

Режиссерские придумки, идеи, которых в этом спектакле море, тоже не выстреливают. Среди них есть замечательные, занятные (как идея пригласить контр-тенора, то есть дать живой звук на сцене, на роль евнуха при Клеопатре), есть грубые и лобовые (как идея сыграть второй акт в декорациях разрушенного школьного спортзала). Но все эти находки пропадают зря, потому что нет главного, на чем бы они собрались и «заиграли», – нет истории Антония и Клеопатры. Между тем понятно, что Серебренников ставил спектакль не про политику, а про людей, про любовь (иначе не перелопачивал бы пьесу именно так, создавая свою версию трагедии). Но отчего-то именно это и не получилось, и актеры играют так, что не веришь, не видишь, не чувствуешь, что эта женщина, Клеопатра-Хаматова, и этот мужчина, Антоний-Шакуров, любят друг друга. Из-за того, что история Двоих не сыграна, лишается смысла практически все. И режиссерские придумки, и порой даже сюжет.

В театральном деле есть странная, на первый взгляд, закономерность. Когда затевается проект, про который известно, что все его участники – это козырные карты, как в случае с шекспировским спектаклем Серебренникова, велик шанс, что история не получится. К сожалению, если что и сработало в истории под названием «Антоний & Клеопатра. Версия», так именно эта закономерность.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Ноябрьский «Театрал» уже в продаже!

    На страницах свежего номера (см. подписка и где купить) вы прочтете: - какие сюрпризы для зрителей готовит Максим Аверин; - кто стал лауреатом премии «Звезда Театрала» в номинации «Легенда сцены»; - чем Александра Ширвиндта беспокоит «удалёнка»: авторская колонка артиста в «Театрале»; - почему Сергей Женовач увидел в «Старухе» злободневность; - как Валентина Талызина искала «свой путь в искусстве»; - что для Александра Збруева дороже всего на свете; - зачем Роман Виктюк на каждом спектакле обращается к Богу; - о чем Дмитрий Крымов рассуждает в премьере «Школы современной пьесы»; - чем Марине Неёловой приглянулось новое произведение Евгения Гришковца; - как Театр им. ...
  • «Вся поэзия театра»

    Не случайно Дмитрий Крымов назначает премьеры в свой день рождения – 10 октября, уж точно не для того чтобы, как он шутит, «гостей не звать домой». Просто каждый спектакль – это история из его жизни, а в день рождения хочется вспомнить то, что дорого сердцу – из детства, из юности, из главного. ...
  • Смерть автора

    В «Студии театрального искусства» начали сезон с Хармса, освобождающего смеха и мёртвой старухи, от которой никак не избавиться, как от фантомов советского прошлого или вездесущего ковида. Сергей Женовач оставляет за зрителем право на обе версии, но делает акцент на трагической невозможности творить. ...
  • «Театрал» октября уже в продаже!

    На страницах свежего номера (см. где купить и подписка) вы прочтете много интересного, и узнаете о том: - почему российские деятели культуры обеспокоены ситуацией в Белоруссии; - как актер Анатолий Белый относится к внутренней свободе и гражданской позиции; - чем театральное сообщество отреагировало на приговор Михаилу Ефремову; - что думает главред «Театрала» Валерий Яков о праве художника на слово и дело; - за кого голосуют зрители: шорт-лист премии «Звезда Театрала»-2020; - чем объясняет увольнение сотрудников Театра им. ...
Читайте также