Танцы на два голоса

О тонкостях дружбы Запада и Востока в Play на фестивале «Территория»

 
«Территория», в подробностях рассказывающая о ментальных и пластических трансформациях современного человека языком театра, начала программу-2013 с гармоничного и легкого спектакля Play.
История бельгийского танцовщика и балетмейстера Сиди Ларби Шеркауи – еще один удачный пример синтеза щедрот мусульманской культуры и сокровищ европейской цивилизации. Сын эмигранта из Марокко и фламандки, Шеркауи еще во время учебы в медресе много рисовал и копировал фламандскую живопись. В 16, как многие парни, отправился бороться с гормональным взрывом на улицу и затанцевал хип-хоп. В итоге попал в варьете и на телевидение – кто бы сомневался, что фламандское варьете давно включило в свой танцевальный словарь хип-хоп.

Конечно, Шеркауи окончил брюссельскую школу P.A.R.T.S. Анны Терезы де Кеерсмакер – в нее стремятся из всех уголков земного шара увлеченные идеей передела мира с помощью нового понимания тела и жеста. Было бы странно, живя в Бельгии, не отучится там, если ты болен идеей нового тела, подходящего для жизни в третьем тысячелетии. Шеркауи стал танцовщиком и балетмейстером в проектах знаменитой бельгийской танцкомпании Вима Вандекейбуса Ultima Vez и не менее знаменитой компании Алана Плателя C de la B (компания из Бельгии). Награды Fringe First в Эдинбурге, победа на белградском БИТЕФе, на балетном конкурсе в Монте-Карло, немецкой премии Movimentos, громкое участие в авиньонских театральных фестивалях подтвердили, что авторский  пластический сплав Шеркауи, в тектонические слои которого заложены мусульманские максимы, визуальная пластика фламандской живописи, хирургический взгляд на движение школы Кеерсмакер и уличная свобода хип-хопа, рассказывает зрителю о нем самом что-то особенное, никем раньше не подмеченное. Что-то о боязни и притягательности чужеродной культуры, о тоске по неизученному родному, об открытиях на пути к свободе тела, которая так связана со свободой духа.

Игра. С Шанталой Шивалингаппой, задорной и словно выточенной из слоновой кости исполнительницей индийского танца кучипуди, Шеркауи затеял веселую игру во все: в шахматы и куклы (фигуры и фигурки противоположного коже танцоров цвета), в обмен полами (надев маску, Сиди Ларби изображает Рукмини, супругу Кришны и призывает к себе на ложе «мужа» - Шанталу в маске), музыкальные инструменты – Сиди Ларби и Шантала щиплют струны арф, в демократию – звезда современного и звезда народного танца наравне с рабочими освобождают сцену от платформ, на которых сидели музыканты; в обмен ментальными и кинетическими кодами танцев: вот Шантала учит Сиди Ларби индийским танцам, а вот месье Шеркауи ведет в танго мадемуазель Шивалингаппу, – звезда кучипуди росла в Париже. 

И в этой игровой карусели, весело и мудро задуманной и исполненной, встроенной в цикл работ Шеркауи с лучшими этническими исполнителями (были корсиканский хор, японская танцовщица, ливанская певица…), есть один важный момент.

Шеркауи и Шивалингаппа – люди мира 21 века. Они живут не в тех странах, чьей культуре изначально принадлежат. Выросшая в Париже Шивалингаппа – искусница индийского танца, в котором исполнитель одинаково превосходен в песне, танце, мимике. Искусство ее божественно и целостно. Этот момент оказывается ключевым: кто на что учился.  Школа P.A.R.T.S. – великая  плавильня, котел для приключений танцевальной мысли, где отучают от дансантного танца и учат мыслить движением так, чтобы танец можно было разъять в процессе. В Play мы видим две принципиально разные философские танцевальные школы – кучипуди Шанталы как древний танец онтологической целостности – и умный танец зияющих ран бытийной пустоты европейца, их стремление друг к другу, и больше – Европы к Азии.

Танец Шеркауи интересен тем, что он старается понять суть исполняемого танца в процессе танцевания, будь то кучипуди или танго. Шеркауи не презентует отрепетированное, а именно «понимает» в процессе, не очень заботясь о внешней стороне – он верит в способность зрителя увидеть и оценить красоту его психофизического усилия – и это отнимает у танца зрелищность, «неумелость» его танца кажется слишком продуманной. Шантала, тоже выросшая в Европе, но учившаяся всю жизнь искусству, изначально посвященному богу, где исполнитель стремится к единению с небом, стихиями, самим собой, где познание себя идет путем единения, а не разъятия, танцует как маленькая богиня, и невозможно не заметить, что именно она является центром энергии, центром внимания на сцене.  

И какой тонкий игрок Шеркауи, что нашел форму это так весело и просто показать.


Поделиться в социальных сетях:



Читайте также

  • Дом Радио представит сказку и программу-посвящение Стравинскому

    В первый месяц зимы петербургское пространство на Итальянской под руководством Теодора Курентзиса продолжит цикл концертов «Петербургский Союз композиторов в Доме Радио», а также представит остросюжетную сказку. ...
  • В театре Виктюка покажут премьеру «Царь-девица»

    10 и 16 декабря в театре Виктюка представят премьеру «Царь-девица» по поэме Марины Цветаевой. Режиссер постановки – Дмитрий Бозин.   «Взяв за основу старинную сказку, Цветаева создала удивительное пространство, где ветер говорит с морем и люди говорят с ветром и морем, где чувства людские равны стихиям. ...
  • В Москве отпразднуют 90-летие Родиона Щедрина

    16 декабря, в день 90-летия композитора Родиона Щедрина, в Зале Чайковского пройдет юбилейный концерт. На вечере представят основные жанры творчества Щедрина – концерт для фортепиано с оркестром, хоровая музыка, концерт для оркестра, балет. ...
  • Театр Пушкина продолжает «Пушкин LAB»

    8 декабря в музее Пушкина в Москве в рамках проекта «Пушкин LAB» представят моноспектакль «Евгений Онегин. 6 глава» Алексея Рахманова, артиста театра Пушкина. «Моноспектакль актера театра имени Пушкина Алексея Рахманова – это попытка смахнуть пыль времен со строк, знакомых всем нам со школой скамьи. ...
Читайте также

Самое читаемое

Читайте также