Дмитрий Певцов

«Не хочу никого удивлять»

 
Дмитрий Певцов и Александра Захарова в спектакле «Ва-банк».

Почти четырнадцать лет, проведенные в «премьерном» «Ленкоме», сделали свое дело. За это время «Ленком» стал неотъемлемой частью жизни актера. Интересно, а каким этот театр еще не знает Дмитрия Певцова?
– Ленком – это прежде всего Захаров. Чего он еще не знает про меня? Ну, например, Марк Анатольевич не знает, что я пою.

– Вы его не приглашали на концерт?

– Нет. Один раз он, правда, был на моем спектакле в театре Луны, но вот на вокальных концертах не довелось, поэтому и не знает. Что касается вообще некой востребованности в «Ленкоме», то мне вообще грех жаловаться, я пришел сюда и моей первой ролью стал Гамлет. Потом были и Треплев, и Фигаро, в общем, мировой классический театральный репертуар. Но все равно желание что-то такое играть, чего я здесь не сыграл, остается.

– Но во всяком случае вы еще чувствуете в себе силы чем-то «Ленком» удивить?

– Это не моя теперешняя задача кого-то удивлять или кого-то радовать. Для меня последние несколько лет мнение зрителей стало иметь меньше значения. Про то, что я делаю, я сам знаю гораздо лучше любого зрителя. И я ориентируюсь на мнение людей, которых можно сосчитать по пальцам одной руки.

– А вы можете назвать режиссера, с которым вам еще не довелось, но очень хотелось бы поработать. Какой он?

– Мне хотелось бы поработать с Петром Наумовичем Фоменко. Я абсолютно «режиссерский» артист, мне очень важно стопроцентно доверять режиссеру и следовать его замыслу. Если я начинаю в нем сомневаться, возникают проблемы, внутренний дискомфорт, я не понимаю, кто прав – я или он. Для меня очень важны талант и лидерские качества режиссера.

– Вам, очевидно, часто поступают предложения вести ту или иную программу на ТВ. Но ни одному каналу долгое время не удавалось причислить вас к своему штату. Пока вдруг с вами не связались продюсеры реалити-шоу «Последний герой». Почему же вы сразу согласились на это предложение, хотя было понятно, что это весьма сложная и серьезная работа?

– Меня потряс самый первый проект «Последнего героя». К сожалению, я не мог его смотреть, но записал на видео и позже просмотрел все серии. Я испытал действительно удивительное чувство, потому что до этого ничего подобного на телевидении не видел. Я наблюдал за тем, как люди меняются, и понимал, насколько трудно там играть. У меня даже была мысль принять участие в проекте в качестве игрока и попробовать оказаться самому в такой ситуации, чтобы понять, что происходит с человеком и с его психикой. Именно поэтому я согласился вести «Последний герой-2». Роль ведущего дала мне полный комплекс ощущений. Я каким-то образом был и вместе с игроками, и внутри съемочной группы и при этом умудрялся сохранять взгляд со стороны на сам процесс. Это было дико интересно, и все пятьдесят дней, проведенных в Малайзии, пролетели для меня просто как один день.

– Приблизительно три года назад вы, мне кажется, открыли для себя еще одну возможность для самовыражения. Стали увлекаться автоспортом и приняли участие в шоссейно-кольцевых автогонках на автомобиле Volkswagen Polo. Вы можете описать свою машину?

– (Смеется).Описать свой спортивный автомобиль? Что, назвать технические характеристики?

– Можно и так, ведь для вас это не просто средство передвижения, а еще и машина с характером?

– Есть гонщики, которые разговаривают с машиной, как с живым существом, гладят ее… Я подобным фанатизмом не страдаю, к машине отношусь спокойно, главное для меня, чтобы автомобиль был хорошо подготовлен технически. Вообще, занявшись шоссейно-кольцевыми автогонками, я вдруг внезапно открыл для себя совершенно другой мир. До этого моя жизнь была ограничена семьей, театром, кино. А тут я узнал новых людей, ощутил новые эмоции или, может быть, хорошо забытые старые. А поскольку я очень люблю учиться, то начал получать удовольствие от самого процесса обучения такому вождению.

– Насколько я понимаю, автогонки – это не столько экстрим, сколько постоянная работа всего: мозга, механизмов…

– Да, это абсолютно правильно. Существует расхожее мнение, что гонки – это сплошной адреналин. Он, конечно, есть и в момент гонки, и во время борьбы на трассе. Но при этом, если у тебя горячая голова и ты не соображаешь, что делаешь, – все, до свидания, окажешься на обочине или приедешь гораздо позже, чем мог приехать. Гонки – это довольно тяжелая физическая работа, поскольку автомобили, естественно, не оборудованы кондиционерами и музыкой. В салоне нет никакого комфорта, и если жарко, то ты за часовую гонку теряешь несколько килограммов воды. И конечно, кроме всего, гонки – это стратегия. Постоянно приходится думать о том, кто впереди, кто сзади, как вести автомобиль, чтобы сохранить резину и настройки, как доехать до финиша.

– А в обычной жизни ваша жена не боится с вами ездить?

– Когда я стал заниматься гонками, то и на гражданской машине стал ездить несколько по-другому. Ольга всегда пристегнута, когда едет со мной. Она немножко побаивается, потому что человек, который сидит не за рулем, не контролирует ситуацию так, как контролирую ее я. А я еду с той скоростью, которую я могу себе позволить в данной конкретной ситуации.

– Представьте, что у вас появилась возможность оказаться на сутки в одиночестве, отрешиться от всех проблем и мыслей. О чем вы не смогли бы забыть?

– О семье.

– Расскажите об Ольге.

– Это очень трудная задача. Здесь либо нужно ограничиться одной фразой, либо сесть, накрыть на стол и разговаривать несколько часов. Рассказать это невозможно, объяснить –совершенно нереально. Просто мне вот так вот в жизни повезло, я нашел свою вторую половину, обрел себя полностью. Не буду расписывать ее качества, талант, красоту, и то, как она меня «делает» в этой жизни в хорошем смысле, как она меня провоцирует на подвиги. Любят ведь не за что-то, а зачастую вопреки чему-то. Я ее люблю, потому что… люблю.

– В 2004 году вы стали выходить на сцену не только как актер, но и как певец. Хотя ваши сольные музыкальные номера совсем не похожи на современную эстраду. Это скорее возрождение традиций живого вокала, который по духу гораздо ближе к театру, нежели к миру нынешнего шоу-бизнеса…

– Когда мы только начали записывать диск, я никак не мог понять форму концерта, с которым я выйду к зрителям. Хотя у меня уже был сложившийся опыт так называемых творческих встреч, когда я выходил с гитарой, пел, отвечал на записки из зала. Идеалом для меня в этом смысле стал музыкальный театр Елены Камбуровой, у которой каждая песня – это некий музыкальный спектакль, очень мощные музыкально-драматические образы. Я душевно, внутренне стараюсь ориентироваться на такой театр. То, что это живое пение, – понятно. Нет смысла петь под фонограмму. Во-первых, это неуважение к зрителю, во-вторых, мне просто нравится петь и в этом постоянно упражняться. И я надеюсь, что мы сейчас на правильном пути находимся, и спектакль обретает свою форму. У меня было много вокальных учителей: Ирина Мусаэлян, Теона Кантридзе, Николай Парфенюк. И вдруг у меня появился прекрасный предлог, чтобы начать петь серьезно – это, конечно, роль Дерила Ван Хорна в мюзикле «Иствикские Ведьмы». Я в течение года выходил на сцену, для меня это была прекрасная практика. И, кстати, во время репетиций мюзикла мы стали записывать мой диск «Лунная дорога».

– Вы стали ездить по России с концертами. Как провинциальная публика относится к вашему новому амплуа?

– Ну, для людей сначала это шок, потому что никто не знает, что я пою до такой степени. Они сначала удивлены, первые пятнадцать минут не понимают, что, собственно, происходит. Естественно, изначально никто не идет на музыкальный концерт Дмитрия Певцова, а идут на само имя. Но постепенно получается, что люди узнают меня с этой стороны, и потихонечку все развивается.

– Чем живет сегодняшний Дмитрий Певцов – обычный человек?

– У меня большая радость. Закончился ремонт в новой квартире. И мы с Ольгой решили, отметив Новый год, переночевать там просто одну ночь. Приехали… и остались. Просто мы поняли, что никуда не хотим уезжать оттуда. Теперь ходим в магазин, покупаем одноразовые вилки и тарелки, пока не обзавелись нормальными, покупаем еду и потихоньку перетаскиваем вещи из старой квартиры. Это большая радость. В новой квартире есть домашний кинотеатр, чтобы смотреть кино, слушать музыку. Я тут поставил свой диск, так, из любопытства, там такой отличный звук, что я даже все обертона услышал, о которых раньше и не догадывался.

  • Нравится



Самое читаемое

  • «Содружество актеров Таганки» может возглавить Герасимов

    Народный артист и депутат Мосгордумы Евгений Герасимов может стать художественным руководителем «Содружества актеров Таганки», сообщает РИА Новости. Это предложение, по словам Герасимова, поступило непосредственно от коллектива театра. ...
  • Театральный донос

    Одним из самых ярких событий сентября стало юбилейное открытие сотого сезона Театра Вахтангова. Об этом рассказали все ведущие СМИ, это обсудили все поклонники театра, но вряд ли широкая публика догадывалась, что замечательный праздник мог быть сорван. ...
  • «Переснять этот дубль нельзя»

    Коллеги и друзья актера признаются, что не могут молчать о случившемся. На своих страницах в соцсетях высказались Кирилл Сереберенников, Иван Охлобыстин, Сергей Шнуров и многие другие.   Режиссер Кирилл Серебренников призвал оказать поддержку актеру Ефремову. ...
  • Николай Коляда заявил об уходе из своего театра

    8 сентября на сборе труппы уральский драматург, режиссер и основатель «Коляда-театра» заявил, что 20 декабря намерен оставить пост художественного руководителя-директора и эмигрировать из России.  По словам актеров, на это решение могла повлиять усталость от финансовых проблем: пять последних месяцев были самым сложным периодом для театра, который остался без зрителя, без доходов и не получал помощи от местных властей. ...
Читайте также


Читайте также

  • Андрей Кузичев: «Мы ощущаем жизнь как отчаянный эксперимент»

    Трудно поверить, но Андрей Кузичев, тот самый, который сыграл главную роль в «Пластилине» Кирилла Серебренникова, на днях отметил 50. Позади – шесть спектаклей Деклана Доннеллана, которые привели в Театр Пушкина, «Седьмая студия» в Школе-студии МХАТ, которая привела в педагогику, а теперь – курс Евгения Писарева, где он преподает актерское мастерство. ...
  • Генриетта Яновская: «Ее замечания были прелестны»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет уникальный сборник, который состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов,  рассказывающих о главном человеке в жизни — о маме. Эти проникновенные воспоминания не один год публиковались на страницах журнала, и теперь собраны вместе под одной обложкой. ...
  • Абсолютный слух

    «Талант – это от Бога, – скажет однажды Людмила Максакова. – А вот как ты им распорядишься, насколько сумеешь своими ролями, своим творчеством донести до зрителей те самые «чувства добрые», насколько сможешь изменить мир своей душой, насколько сумеешь завоевать сердца и обратить их к прекрасному, – вот об этом должен думать человек театра…» Далее в лучших традициях юбилейного очерка следовало бы написать о том, что собственный талант народная артистка России, прима Театра им. ...
  • Анатолий Полянкин: «Мы сделали ставку на практическое театроведение»

    Высшая школа сценических искусств – самый молодой театральный вуз в России. В интервью «Театралу» ректор Школы Анатолий Полянкин рассказал о перспективах ВШСИ и, в частности, о том, почему в сентябре вуз продлил набор абитуриентов, и какие ноу-хау выгодно отличают учебную программу. ...
Читайте также