Евгений Писарев: «Приходят на «Жанну Д’Арк» и спрашивают: “Хорошо заканчивается?”»

 

«Театрал» уже писал о дискуссии режиссеров и художественных руководителей на Московском культурном форуме, в которой приняли участие худрук Театра им. Пушкина Евгений ПИСАРЕВ, худрук «Мастерской Фоменко» Евгений КАМЕНЬКОВИЧ и режиссер Иван ПОПОВСКИ. В продолжении темы: «Как привлечь в театр двадцатилетних зрителей и как говорить о любви с поколением, которое не выпускает из рук айфон?».

Евгений Писарев: Я думаю, о любви говорить вообще очень трудно, хотя все мы, конечно, хотим о любви. Постоишь у кассы. О чем люди спрашивают?.. Сегодня, правда, появился еще один важный вопрос: «Хорошо заканчивается?». Приходят на спектакль «Жанна Д’Арк» или «Анна Каренина»: «Хорошо заканчивается?». И я вижу страдание в глазах кассира, который понимает, что билет не купят.

…Меня учила Алла Борисовна Покровская, которая все время говорила: «Никто не умеет играть любовь». Я спрашиваю: «А вот этот великий артист?» – «Нет, не умеет».  – «А кто умеет?». Она говорит: «За всю мою жизнь – только Олег Даль». Так что о любви говорить сложно – и для артистов, и для режиссера. И я не думаю, что это как-то связано с гаджетами. Это связано с тем, что все хотят найти формулу любви, а это невозможно.

Про любовь легче говорить не напрямую. Поставить «Ромео и Джульетту» очень тяжело. Тот, кто ставит, обычно говорит: это я не про любовь, а про вражду. Зато на любовь люди отзываются более эмоционально. Я могу ставить про смерть, про жизнь, про что угодно – но если этот момент есть, мне кажется, я и сам отзываюсь сильнее.

Иван Поповски: Мне кажется, чем больше гаджетов и технологических достижений, тем ценнее театр, как резерват человеческих отношений. Чем меньше дети будут общаться в реальной жизни и больше в виртуальной, тем больше они смогут почерпнуть в театре: смотри, как это у них раньше было, оказывается. Поэтому я за тот театр, который сохраняет человеческое. Но это не отрицает технологических открытий – в области звука, света. Я, например, просто мечтаю, чтобы придумали голограмму. Я первым хочу [использовать ее на сцене]! Я даже хотел встречаться с военными, когда услышал, что есть какие-то наметки. 

Евгений Писарев: Сейчас ставят мюзикл по «Ромео и Джульетте» – там наоборот хотят, чтобы герои познакомились через гаджеты. Но мне кажется, это лукавый путь. Я уверен, что и молодые люди это отвергают – не надо пытаться с ними заигрывать, думая, что попадешь в точку. Тебе не 14 и не 16, все равно ты мыслишь с позиции сорока- или пятидесятилетнего. Попытка быть очень уж современным смешна.

Евгений Каменькович: Мне кажется, «заманить» молодое поколение в театр можно только выбирая вещи, которые они не могут достать из интернета. Все равно все сводится к выбору материала. Если материал будет умнее того, что они могут найти, они придут. А по поводу любви, Петр Наумович Фоменко, когда помогал какому-нибудь незадачливому режиссеру разбирать то, что у того не получалось, брал пьесу и первым делом задавал вопрос: «Ну, милый, кто кого любит?». Дальше все шло как по маслу.

Читайте также:

ЕВГЕНИЙ КАМЕНЬКОВИЧ: «СОВРЕМЕННОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ ПРИЖИВАЕТСЯ ТЯЖЕЛО»

ИВАН ПОПОВСКИ: «ТЕАТР БУДЕТ СКУЧНЫМ»

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

Читайте также