Театры закрывают не впервые

В октябре 1917 года учреждения культуры пережили самую мощную в истории изоляцию

 

В разгар сезона театры оказались вынужденными закрыть свои двери для зрителей в связи с угрозой распространения коронавируса. Правда, коллективы быстро перестроились на новый формат общения с публикой, организовав онлайн-показы спектаклей, всевозможные конкурсы в соцсетях и мастер-классы. Но так было, понятно, не всегда. В обзоре «Театрала» - несколько историй из жизни театров, которые вынуждены были внезапно закрыться в октябре 1917 года.
 
Незадолго до революции Максим Горький заметил: «Слой русской культуры очень тонкий и слабый, и революция может его снести без остатка».
 
Его опасения стали подтверждаться с первых же дней социалистического переворота.
 
25 октября во время вечерних спектаклей в Петрограде недалеко от Петропавловской крепости раздался пушечный выстрел. Позже окажется, что стреляла «Аврора», дав команду (по другим мнениям – спровоцировав) штурм Зимнего дворца.
 
Зрители Народного дома первыми услышали выстрел "Авроры"


Федор Шаляпин пел в этот момент в «Доне Карлосе» на сцене  Народного дома (ныне на его месте расположен театр «Балтийский дом»).
 
«Одетый в богатую порфировую мантию, со скипетром в руках, с короной испанского короля Филиппа на голове, я выхожу из собора на площадь, – напишет он в мемуарах годы спустя. – В эту минуту на Неве, поблизости от Народного дома, раздается внезапно пушечный выстрел… Выстрелы повторяются. С высоты ступеней собора я замечаю, что народ мой дрогнул… Площадь моя стала пустеть. Через минуту за кулисы прибежали люди и сообщили, что снаряды летят в противоположную сторону и что опасаться нечего. Мы остались на сцене и продолжали действие. Осталась и публика в зале, тоже не знавшая в какую сторону бежать…»

Иван Владимиров. Взятие Зимнего дворца. Рис. 1918 года.



Опера еще шла, а на другой стороне Невы начинался штурм Зимнего. Дворец в последующие три дня будет полностью разграблен (в числе невосполнимых утрат – портрет Николая II работы Серова).
 
«Всё, что можно было испакостить, испакощено, и это – символ, - свидетельствует в своей книге воспоминаний «Дни» бывший депутат Госдумы Василий Шульгин. – Я ясно понял, что революция сделает с Россией: всё залепит грязью, а поверх грязи положит валяющуюся солдатню».
 
В первые же сутки тотальный хаос охватит все сферы человеческой жизни.

В ноябре 1917 года МХТ вынужден был вернуть публике деньги за приобретенные билеты на спектакли



Утром 28 октября в кассе Московского Художественного театра еще продают билеты на вечерний спектакль. Однако в полдень Немирович-Данченко распоряжается отменить предстоящие мероприятия (с этого момента спектаклей в МХТ не будет почти месяц – вплоть до 21 ноября). На улицах начинается стрельба. Через Камергерский переулок проходят шеренги солдат с ружьями наперевес. Никто не знает, куда их ведут и кого им предстоит защищать – большевиков или Временное правительство. Но к обеду уже появляются первые раненые.
 
Артисты собираются в театре, но никто ничего внятного сказать не может – живут догадками. Вечером того же дня Василий Лужский записывает в своем дневнике:

«Серо, мрачно, неприглядно. Газет опять нет… В Театре, когда был там, и, особенно, на улице, когда шел из него, слышны были большие и малые выстрелы. На Кисловке так был под выстрелами, пережидал в подъезде, где живет Нежданова. Улицы опустели, жуть».

 
Театры закрываются повсеместно. Одни – добровольно (как МХТ), другие – насильственно, по распоряжению милиции (в их числе оказался, например, театр-варьете «Альказар», расположенный в том самом доме на Триумфальной площади, где полвека спустя обретет свое пристанище московский «Современник»).
 
В октябре редакция журнала «Рампа и жизнь» в заметке «К закрытию театров» сообщает, что «над московскими театрами нависла угроза закрытия ради экономии топлива». Эту причину называют в те дни и другие издания. Однако в материале «Рампы» уточнялось, что это мероприятие сэкономит топлива всего лишь на 2%.
 
«Закрыть театры не значит расписаться в том всеобщем маразме и в той ненужной тлетворной панике, которая начинает охватывать не только обывателей, но как будто бы и правительственные круги!»

Красноармейцы нанесли Малому театру непоправимый урон. Фото начала ноября 1917 года



И между тем «всеобщий маразм» крепчал. 1 ноября красногвардейцы, охваченные революционной эйфорией, ворвались в Малый театр. Привлекало соседство с Кремлем, Думой и, в особенности, Метрополем, где обосновались юнкера. Спектакли в Малом театре не шли с конца октября. Однако красноармейцы решили, что в здании прячутся члены императорского двора и потому под дулами наганов потребовали, чтобы сторож провел их по всем помещениям, показал все ходы и дальние коридоры.
 
Когда, наконец, выяснилось, что кроме сторожа в Малом театре, действительно, никого больше нет, - революционеры разбили в здании бивак, разграбили кассу и гримуборные, растащили личные вещи и одежду артистов, сорвали со стен картины, продырявили портрет Щепкина, изуродовали мраморные бюсты. Туалет, понятно, устроили здесь же – среди обитых бархатом диванов и кресел. Орудия таскали по лакированному паркету. В один из дней из окон декорационного зала они открыли пулеметный огонь.
 
«К этому времени в переулочек к Большому театру подвезли артиллерию, которая стала обстреливать Метрополь и Городскую Думу, - напишет в 1935 году в газете «Малый театр» тот самый сторож – очевидец событий. - Начался настоящий бой. От орудийной стрельбы и взрывов снарядов дрожал весь театр. Пулеметы трещали без перерыва. Юнкера отчаянно сопротивлялись. Они осыпали Театральную площадь и наш театр тысячами пуль. Пули пробивали окна и впивались в стены, отламывая куски штукатурки».

Ленин выступит на Театральной площади в 1920 году. В конце октября 1917-го на этом месте возвашались баррикады



2 ноября Книппер-Чехова отправила Марии Чеховой письмо, которое начиналось так: «Маша, если бы я могла тебе дать почувствовать, что мы сейчас переживаем! Пойдет уже седьмой день жуткой неизвестности… Гремят орудия, пулеметы, летят шрапнели, свистят пули, разбивают дома, городскую думу, Кремль, разбили лошадей на Б. театре…
 
Что-то страшное творится… Свой на своего полез, озверелые, ничего не понимающие… Откуда же спасение придет!! Наши герои юнкера, молодежь, офицеры, студенты – вся эта горсточка бьется седьмой день против дикой массы большевиков, кот. не щадят никого и ничего и жаждут только власти…
 
Телефоны не работают. Мы не знаем, что с нашими близкими, и они о нас ничего не знают… Провизия кончается, грозит форменная голодовка… Хлеба не имеем уже 5 дней».

Бои у Кремля в октябре 1917 года


Малый театр возобновил спектакли лишь три недели спустя – по окончании уличных боев. Днем ранее (т.е. 20 ноября) в Московском Художественном театре прошло собрание, на котором решалось, какую позицию должен занять МХТ по отношению к новому режиму. Спорили долго и горячо. Наконец, проголосовали за предложение Станиславского публично заявить, что «единственная приемлемая для деятелей искусства платформа есть платформа эстетическая». Кроме того, решено было провозгласить «непоколебимость Художественного театра в его стремлении давать спектакли для широких кругов демократии, не взирая ни на какие политические перевороты». И в первый же день после выхода на работу сыграли «Синюю птицу» (утренник) и «Три сестры».
 
Позиция труппы Малого театра по отношению к новой власти ничем не отличалась от позиции МХТ. По мнению артистов, деятельность вчерашнего императорского театра «должна продолжаться вне зависимости от переворотов политического характера и смен государственной власти».
 
Но это в Москве. Сценические деятели Петрограда оказались не столь сговорчивыми. 18 ноября на общем собрании работников государственных театров, состоявшемся в Мариинском театре, решено было заменить политику саботажа по отношению к новой власти политикой бойкота.

Патруль рабочей милиции на одной из улиц Петрограда в 1917 году



Однако бойкот на фоне всеобщего хаоса длился, понятно, недолго – на своих собственных средствах театр мог продержаться недолго: требовалось примкнуть к какому-то сильному крылу (этим, кстати, активно пользовались большевики, национализируя бывшие императорские и частные театры).
 
«Наряду с общей государственной разрухой при в полное разрушение государственные театры, - писал журнал «Театр и искусство» в заключительном номере 1917 года. – Борьба с «комиссаром» А.В. Луначарским, в сущности, эпизод. Дело гораздо глубже и серьезнее. Хозяйство театров при «автономиях» привело театры к финансовому краху и полной неразберихе».
 
Не лучше обстояли дела и в Москве. О чем сообщала газета «Новости сезона»:

«Нет денег и средств на содержание этого громоздкого и сложного аппарата; даже нет уверенности, что будут уплачены деньги по московским театрам за декабрь: недохватка выражается в сумме свыше миллиона руб. Разруха в финансовом отношении еще усилится к началу будущего сезона, так как летний перерыв, связанный с уплатой жалованья без сборов, увеличит дефицит».

 
Иван Владимиров. Императорская ложа в 1917 году. Рисунок. Нач. 1920-х гг.


В первые послереволюционные дни вопросов было больше, чем восторгов. В театрах активно говорили, например, о сокращении штатов. Это, по идее, могло бы помочь сэкономить бюджет. Но все дебаты наталкивались на стародавнюю дилемму – кого увольнять? Премьеров? Но от этого театр только придет в упадок. Бездарных, начинающих, безответственных? Но они, в таком случае, могли пожаловаться на ущемление прав «пролетариата»…
 
Цитата из журнала "Театр и искусство" №51 1917 г.

…После Октябрьского переворота театры распахнули свои двери, но зрительный зал уже не был прежним: его наполнили люди, пришедшие из совершенно другой жизни, которую отделяли от дореволюционной не несколько прошедших недель. В зале сидели люди иного мировоззрения и духовных предпочтений.

Впрочем, это уже особая история.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Альметьевск. «Летом нас ждет много работы»

    Директор Альметьевского драматического театра Фарида Исмагилова рассказала «Театралу», что ждёт театр и зрителей после карантина: о блоке премьер, масштабной реконструкции сценического комплекса, а также о своем отношении к спектаклям онлайн. ...
  • Минкульт надеется, что театры откроются в сентябре

    Российские театры начнут возвращаться к привычному формату работы в августе после завершения режима самоизоляции, связанного с пандемией. Об этом сообщила министр культуры РФ Ольга Любимова на заседании комитета Госдумы по культуре. ...
  • «На государство мы привыкли не рассчитывать»

    Сцена из спектакля «Человек из Подольска», реж. Михаил Угаров Кризис, вызванный пандемией коронавируса, тяжелее всего ударил по небольшим частным театрам и театральным компаниям, которые, в отличие от крупных государственных учреждений, не надеются на господдержку и все обычные расходы выплачивают из собственных средств. ...
  • В Крыму пропал Леонид Ошарин

    Заместитель министра культуры Москвы Леонид Ошарин без вести пропал в Крыму. Об этом сообщает «Общественная служба новостей». Информацию подтвердила  «Театралу» дочь чиновника Анастасия Ошарина. «Информация правдивая. ...
Читайте также