Владимир Мирзоев: «Дело Серебренникова – политический заказ»

 

Режиссер Владимир Мирзоев прокомментировал «Театралу» решение суда, по которому все фигуранты дела «Седьмой студии», за исключением оправданной Софьи Апфельбаум, получили условные сроки. 

– Я испытываю смешанные чувства. С одной стороны, я счастлив, что это условные сроки, и люди не пойдут на зону с кафкианскими, бесчеловечными условиями. И кажется, даже нет запрета на профессию – ни для Кирилла, ни для Софьи Михайловны, что тоже значительно. Важно, что Апфельбаум останется в должности директора РАМТа, а Серебренников сохранит свой Гоголь-центр. Иначе это был бы непоправимый урон, нанесенный культуре Мещанским судом, следственным комитетом и всеми, кто в «театральном деле» играл на стороне обвинения. С другой стороны – люди не оправданы. Но как говорят профессионалы, которые подробно изучили обвинительный документ прокуратуры, их вина абсолютно не доказана, то есть все шито белыми нитками, все это липа.  

Поэтому с одной стороны – невероятное облегчение, а с другой – все равно горько, и горечь эта сильная.

Зачем вообще было мучать людей, подвергать их репутацию сильнейшему удару? Потому что понятно, что в России и за пределами достаточно много доверчивых граждан, которые по-прежнему считают, что «суд разберется». А это не суд – это машина, которая работает на заказчика, просто исполняет то, что ей говорят. То есть кто-то нажал на кнопку – и судопроизводство закрутилось.

Судебная машина, она бездушна, понимаете? Манера, в которой судья Менделеева читала приговор, эстетически полностью проявляет саму суть процесса – он кафкианский, он обезличенный, в нем нет никакого человечного инструментария – весь инструментарий механистический, казарменный. Так маршируют на параде, так танки идут на площади – люди так себя не ведут, так не мыслят. Судья же должен мыслить, должен взвешивать факты, а не домыслы.

Здесь, конечно, надо говорить, как и в других делах подобного типа – а мы их видели за последние 20 лет множество, начиная с дела ЮКОСа – нужно говорить не о финансовых нарушениях. Это все ерунда. Тем более мы знаем о коррупции не понаслышке, мы это видим вокруг себя, мы это видим во властных институтах повсеместно. И в том же министерстве культуры сколько было коррупционных дел – сам замминистр культуры был уличен при Мединском. Понимаете, только наивные, глуповатые люди ловятся на то, что все дело в «ущербе государству». Миллиарды закапываются в землю в виде трубопроводов. Ну, что обсуждать какие-то миллионы, якобы не до конца потраченные на проекте «Платформа»? Это смешно.

Дело Серебренникова – это политический заказ. Оно целиком политически мотивировано, а кто заказчик, я не знаю, можно только догадываться.

Кто его инициировал, тоже не знаю – опять же, можно только гадать. Но эти люди никакого отношения к справедливости не имеют – ни к справедливому условному сроку, ни к справедливым штрафам.

Это совершенно особая система взаимоотношений суда и независимого от общества государства. Ведь общество полностью удовлетворено плодами работы «Платформы», а Минкультуры почему-то нет. Это абсурд. Множество интеллектуалов подписали и направили Ольге Любимовой письмо с требованием отозвать иск: очевидно, что, если бы не было иска Минкульта, не было б и дела. Но ни разу не удалось услышать – ни от бывшего министра, ни от нынешнего – а в чем, собственно, проблема, что недодали Минкультуры организаторы «Платформы»? Просто министерство выступило в качестве «приводного ремня» заказчика – другой властной институции. Но это все абсолютно неправомерно и не имеет никакого отношения к правовому государству.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

Читайте также